X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

О послушании

Монахиня Харитина*: На одном нашем собрании мы говорили о новой книжке отца Софрония (Сахарова) «Таинство христианской жизни». Там есть красивые слова о послушании. Послушание «…начинается, казалось бы, с нуля: мы просто становимся внимательными к нуждам окружающих нас людей».

Отец Андрей Лемешонок: Слышите? Внимание к людям, которые рядом с нами. Вот с этого начинается послушание.

Монахиня Харитина (читает дальше): «Постепенно мы научаемся воспринимать их мысли и волю».

Отец Андрей Лемешонок: То есть очень часто моя воля и мои мысли не совпадают с волей и мыслями ближних, и поэтому мы друг друга не слышим, не понимаем.

Монахиня Харитина (читает дальше): «Этим путем мы проникаем в сокровенные места их внутреннего мира. Развивается способность в едином акте внимания услышать и различить, какие настроения, какие внутренние движения сердец наличествуют среди тех, что вокруг нас».

Отец Андрей Лемешонок: Таким образом восстанавливается целостность мироздания. Человек сам по себе со своими мыслишками, страстишками — букашка. Но вот он начинает жить жизнью другого человека — и в этом его красота, богоподобие. Почему святые молятся за весь мир? Как это возможно? Их сердце, как локатор, улавливает весь мир.

Монахиня Харитина (читает дальше): «В дальнейшем восхождении послушание приводит к уразумению онтологической основы православной соборности. Вне культуры послушания живое постижение тайны соборности — не дастся...»

Отец Андрей Лемешонок: Очень важно, чтобы, когда мы собираемся вместе, было тихо. Мы с вами должны попытаться настроиться на одну волну. На Божественной литургии Господь призывает нас «единым сердцем, едиными устами» славить Бога.

Монахиня Харитина (читает дальше): «Наилучший путь к созерцанию Божественного истощания (нисхождения, уничижения. — Прим. ред.) — монашеское послушание».

Отец Андрей Лемешонок: Монашеское — это уже самое предельное. Но и в семье, и на работе, и в государстве тоже надо слушаться. Везде надо слушаться. Потому что если мы не слушаемся, мы не слышим.

Монахиня Харитина (читает дальше): «Через послушание человек размыкает тиски эгоистической замкнутости...» Я всё время думала: «Чем лечиться от эгоизма?» Оказывается, послушанием. «…Через послушание сердце открывается и расширяется, чтобы вместить хотя бы отчасти Божию любовь, которая не знает границ. В подвиге послушания дух человека научается отдавать себя на распятие. Сначала болезненное, распятие затем становится раскрытыми объятиями души, стремящейся вместить в себя, если возможно, всю полноту бытия». Дальше отец Софроний говорит о заповедях любви, о том, что «любви естественно послушание, как ненависти свойственно противление. Без культуры послушания человек пребудет в тисках смерти греховной». А старец Иосиф Исихаст писал, что послушание есть как бы тело любви. Любовь выражается деятельно: либо в самоотречении, либо в молитве, либо в делах для ближнего.

Отец Андрей Лемешонок: А в мире понятие «любовь» связано с эгоизмом, самолюбием — «я люблю».

Сестра Надежда: Себя люблю.

Отец Андрей Лемешонок: Да, или ближнего в себе — таким, каким он мне нравится.

Монахиня Харитина: Последнюю неделю я о послушании думаю больше, чем всегда, потому что в какой-то момент Бог показал мне, что я непослушная и что жизнь без послушания разрушительна, то есть личность человека без послушания разрушается. Я не знаю, как в миру...

Отец Андрей Лемешонок: Я думаю, в миру то же самое.

Монахиня Харитина: Непослушание не строит, а разрушает человека. Хотя теоретически мы всё это знаем, но пока, как вы сказали, не сделаешь ошибки и на своем собственном опыте не убедишься, понять это тяжело. Я вдруг увидела, что у меня внутри всё разрушено именно из-за непослушания, из-за того, что я живу по своей воле. Я исповедовалась, и Бог удивительным образом начал показывать: вот это плохо, а это хорошо. Эти слова о послушании в книжке попались... Я заметила, что во всем, что мы читаем, что слышим в храме, от нас требуется одно: доверие к Богу и послушание. Сегодня, например, читалось Евангелие: ...отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною (Мф. 16: 24). Что это, если не послушание? Когда говорится о самоотвержении — это послушание, потому что одно без другого не бывает. Когда мы говорим о любви — это послушание: без послушания любовь никогда не придет. Послушание — это Божественная жизнь: когда человек слушается, он находится в русле Божественного Промысла. А если в русле Божественного Промысла, значит, и в вечности.

Как только ты сделал что-то по послушанию, ты получил жизнь, ты прикоснулся к живоносной сфере, где Бог и личность встречаются.

Послушание — это лекарство от многих болезней, и оно такое действенное, что соединяет человека с Богом и преодолевает разобщенность между людьми.

Отец Андрей Лемешонок: Но это и сложно, потому что в человеке живет грех, который будет всячески доказывать: «Кого тут слушаться?» Надо усилием воли этот помысл отсекать, не вступать с ним в диалог, иначе грех убедит человека и логически, и визуально, пропитает его с ног до головы, и человек будет уже не в силах этот грех победить.

Монахиня Харитина: Вспоминаю, с какими мыслями я шла в монастырь. Я всей душой стремилась к послушанию. По первой благодати, когда я только-только в храм пришла, я очень хорошо понимала пользу послушания. Думала: «Какие счастливые люди, которые 24 часа могут находиться в послушании, ведь каждая минута послушания — настолько ценна и велика!» Люди мирские, невоцерковленные имеют его в очень малой доле, а монахи — наоборот. Человек верующий использует всякую возможность где-то послушаться. Дали в храме помыть полы или еще что-то — человек потом летит как на крыльях и понимает, как много он приобрел. Я думала: «Как хорошо жить в монастыре, можно целыми сутками быть в послушании!..»

Отец Андрей Лемешонок: Это действовала благодать Божия. И это было правильное понимание жизни. А когда благодать Божия немножечко отступила, человек стал буксовать, и всё послушание закончилось. Началось непослушание, ослушание.

Монахиня Харитина: Бог меня вернул к этим мыслям через десять лет. Это такой огромный срок!

Отец Андрей Лемешонок: Да никакой не огромный...

Монахиня Харитина: Сколько в жизни десятилетий? Несколько всего.

Отец Андрей Лемешонок: Посмотрим, что скажешь еще через десять лет. Мы же надеемся еще пожить, повоевать.

-------------------

* Имена монашествующих сестер изменены.

02.08.2022

Просмотров: 770
Рейтинг: 4.5
Голосов: 12
Оценка:
Комментировать