X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Любимые святые

Любимые святые

На одном из недавних сестрических собраний, которое вел иерей Сергий Нежборт, монашествующие и белые сестры поделились, какие святые их вдохновляют и почему.

Отец Сергий Нежборт: Честно вам признаюсь, я ищу вдохновения среди людей, живущих сейчас (или недавно). Когда прикасаешься к опыту и образу человека с такими же проблемами и вызовами, которые проживаешь ты сам, это всегда очень ценная встреча.

Перед собранием я послушал беседу митрополита Антония Сурожского. Он всегда производит на меня неизгладимое впечатление — даже не своими словами, а образом. В нем чувствуется нечто глубинное, настоящее. И в этом столько величия, которое не принижает тебя, не делает ничтожным, но к которому хочется прикоснуться. Потому что один со многими вещами ты совершенно не готов справиться.

 

иерей Сергий Нежборт

В то же время хотелось бы сказать, что жизнь ставит перед нами такие вопросы, на которые порой сложно найти прямые ответы в опыте предыдущих поколений. Некоторые ситуации требуют твоей личной реакции, твоего ответа. И не всегда можно понять, что по этому поводу сказал бы апостол Павел. Потому что эта ситуация происходит сегодня и требует именно твоего личного ответа, который был бы в Духе. И этот ответ требует мужества не пойти на поводу у большинства, требует духовной жизни, чтобы Господь через тебя действовал. В таком ответе с тобой согласится и апостол Павел, и Амвросий Оптинский, и Серафим Саровский. Поэтому, конечно, отношения с Богом — это не просто философская величина, степень внешних рангов, а что-то по-настоящему живое. Под это не подстроишься, оно или есть, или нет. И если таких отношений нет, важно понимать эту недостаточность и искать их, чтобы в нас этот ответ все-таки прозвучал.

 

Монахиня Антонина (Семенова)

Монахиня Антонина (Семенова): Расскажу про последнее свое открытие, которое коснулось моей души. Для некоторых сестер мой рассказ не будет откровением, ведь они давно вместе с батюшкой ездили к отцу Николаю Гурьянову, и он стал родным человеком для многих здесь присутствующих. Я тоже не раз ездила на остров и слышала много рассказов про отца Николая, но для меня только сейчас этот человек стал по-настоящему близким.

Одна сестра задумала сделать книжку о батюшке Николае. Стали изучать и собирать материал. Я тоже решила поучаствовать. Об отце Николае вышло много книг, и я попросила привезти из Москвы самую последнюю. Многие моменты, описанные там, стали новыми и очень тронули. Больше всего меня поразила простота отца Николая, которую я открыла благодаря этой книге. Там ни слова не было о его великих подвигах, но его внутреннее стояние перед Богом открывается через удивительные отношения с людьми. Он заходил в дом, спрашивал «как дела?», служил молебны, деткам выращивал цветы на 1 сентября… После войны весь остров выгорел, а батюшка засадил его деревьями и кустарниками, носил водичку с озера. То есть делал совершенно простые дела. Его святость как раз и проявляется в отношениях с людьми, очень внимательных, вдумчивых, неторопливых… К тому же он был преподавателем, а для меня сейчас это тоже актуально.

Отец Сергий Нежборт: А Вы что преподаете?

Монахиня Антонина (Семенова): Основы православной культуры. Громкое, конечно, название…

Отец Сергий Нежборт: А как этот предмет преподается? Есть какие-то учебники?

Монахиня Антонина (Семенова): Есть учебники, причем хорошие. Но я сама довольно-таки бессистемный человек, поэтому мне сложно… В предыдущих моих послушаниях всё было устроено иначе, чем того требует сейчас педагогическая деятельность. Раньше была видимая и понятная цель. А здесь цель вроде бы ясна, но способ ее достижения не совсем понятен. И результата своей деятельности ты никогда не увидишь. Это же не математика, где дважды два равно четыре. Плюс это большая ответственность: страшно, что твои разные состояния могут повлиять на детей. Пока я для себя сформулировала задачу следующим образом: не сфальшивить, сказать что-то настоящее и каким-то способом попытаться детей заинтересовать. И при этом не ждать ответной реакции.

И мой самый главный мотив — это понимание, что ребята сегодня находятся в жесткой, агрессивной среде. И противопоставить этому пусть даже что-то маленькое и незначительное, но церковное — уже большое дело. Я верю, что Бог может посеять здоровое зерно независимо ни от чего. Кстати, детям можно рассказывать что угодно, главное — не поучать «ты делаешь плохо» и не указывать «делай так». Поэтому я стараюсь показать примеры красивых поступков и предложить выбор. В любом случае такие уроки — хоть какая-то альтернатива тому, что происходит за стенами школы.

 

Инок Юрий (Мицуль)

Инок Юрий (Мицуль): Сегодня мне хочется рассказать об Антонии Сурожском и его духовнике архимандрите Афанасии (Нечаеве). Антоний Сурожский говорил о своем духовнике, что это был по-настоящему внутренне свободный человек. Как сказано в Евангелии: Познайте истину — она сделает вас свободными (ср.: Ин. 8: 32). Он встретил его в Париже в семнадцать лет. Антоний Сурожский пишет, и эта мысль не новая, что если человек увидит в другом человеке Бога тогда сердце его открывается для веры. И вот после литургии юноша увидел монаха и сразу же почувствовал Бога в этом человеке. Не зная, с кем имеет дело, он подошел к нему и сказал: «Будьте мне духовником!»

Архимандрит Афанасий был пострижен в Валаамском монастыре и после нескольких лет жизни на суровом острове отправлен на Запад, где стал священником на Трехсвятительском подворье в Париже. Настоятелем тогда был владыка Вениамин (Федченков). Так вот тогда монахи жили настоящей монашеской жизнью: в гнилых кельях, ели только то, что прихожане оставляли у дверей кельи. Антоний Сурожский вспоминает такую картину: на цементном полу лежал уже пожилой епископ Вениамин, укрывшись монашеской мантией, а на его койке нищий, на матрасе нищий, на ковре нищий. Вот что значит мужество и сила духа человека…

У Антония Сурожского была своя школа мужества: в Париже в школе его каждый день били. Он воспитывался мамой и бабушкой. И хотя его избивали очень жестоко, он так ничего и не сказал своей маме, ни разу не пожаловался… Потом Антоний Сурожский участвовал во французском сопротивлении…

Отец Сергий Нежборт: А Вы ищете этой свободы?

Инок Юрий (Мицуль): Нет, не ищу, она уже есть. Когда я пришел в монастырь, мне говорили, что я одинокий. А в Церкви я ни разу не чувствовал себя одиноким. Это связано (у меня во всяком случае) со свободой. Свободой во Христе.

 

Сестра Людмила Корнеева

Сестра Людмила Корнеева: Сегодняшнее собрание мне очень много навеяло. У меня много любимых святых, с детства много читала. Очень близок Иоанн Креститель. Помню, как плакала, когда узнала, что он жил один в пустыне... Этот святой всегда мне помогает. Прошу у него вразумления, особенно когда иду в свое 6-е мужское отделение. Хочется помочь людям выжить…

Я с детства хотела попасть в монастырь, с тех пор, как школьный учитель показал нам Киево-Печерскую лавру. Но родители, конечно, этого не поняли. И так я вышла замуж за человека, который всё время страдал. У него был пьющий отец, мне говорили, что он тоже будет пить. Вы сами знаете, что теперь это мой крест. Но слава Богу за всё.

Когда читала свт. Игнатия Брянчанинова, мысленно с ним разговаривала, чувствовала что-то близкое. А потом попала в его усадьбу, и внучатая племянница много рассказывала про святителя Игнатия. Оказалось, он с детства присматривал за своими братьями и сестрами, так же, как и я. Все святые отзываются на нашу молитву к ним. И со многими можно найти что-то общее. Душа созревает от встречи к встрече со святыми угодниками Божьими. Ты начинаешь понимать, что мир един, что мы одно целое, одна Церковь Христова, и святые тоже были людьми, страдали… Это как-то воспитывает душу. Я хотела быть как святая Ксения Петербуржская: бродить, странствовать. Теперь бродит мой сын... Хотела помогать людям пожалуйста, езжу по выставкам… Так что святые все с нами. Слава Богу, что они нас ведут.

 

Сестра Зинаида Лобосова

Сестра Зинаида Лобосова: Сегодня мы говорим о святости, и мне хочется рассказать о своем соприкосновении. Совсем недавно мы провожали в вечный путь нашу сестру Анну Людковскую. На Вознесение она впала в кому, ко Господу отошла на Троицу. Для меня ее уход стал действительно соприкосновением со святостью. Сестру Анну знаю давно: она стояла со скарбоночкой в разных местах в Минске. Особо ярко не проявляла себя, как будто специально пребывала в тени. Отпевал сестру Анну отец Сергий Фалей. Отпевание было глубокое, сердечное, ощущалось, что мы провожаем близкого человека. А затем отец Сергий рассказал, что, когда наша сестра Анна несла послушание на рынке, он, еще будучи студентом, с ней общался. В итоге из обычного молодого человека появился наш отец Сергий. А ведь наверняка было много других моментов. Ведь ее послушание это проповедь Христа. Более того, пациенты больницы, где она также несла послушание, всегда просили, чтобы приходила именно она. Хочется верить (и даже есть такое внутреннее ощущение), что действительно душа сестры Анны будет в Царствии Небесном.

Подготовила Мария Котова

12.07.2022

Просмотров: 647
Рейтинг: 5
Голосов: 7
Оценка:
Комментировать