X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Мое послушание — это благодарение Богу» (ч. 1)

церковная лавка, сестра милосердия Анна Янковская

Сестра милосердия Анна Янковская несет послушание в церковной лавочке монастыря почти 10 лет. Ее предки были людьми верующими, но настоящая церковная жизнь сестры началась, когда появилась собственная семья. Крестилась Анна вместе со своими детьми, в возрасте 34 лет, а спустя год в семью пришла беда. Теперь Анна знает, что случайностей в жизни не бывает: Господь посылает скорби для спасения и очищения души. Сегодня сестра старается донести эту мысль и до людей, которые приходят в церковную лавочку в поисках Бога и утешения.

«Настольной книгой дедушки было Евангелие»

— Верующими людьми были родители моего отца. В 30-е годы, когда начались массовые гонения, они бежали из Тамбова. Тем, кто верил в Бога, приписывали контрреволюционную деятельность, арестовывали, ссылали на Север или расстреливали. Опасаясь стать участниками громкого «Тамбовского дела», которое было составной частью невиданного по своему размаху террора против религии и Церкви, люди бежали кто куда — спасались на Кавказе, в Карелии. Семья отца и еще несколько семей приехали в Беларусь. Вспоминая о том времени, дедушка плакал…

 Когда отряды безбожников в Тамбовской области начали массовые аресты верующих, в семье отца уже было четверо детей — мал мала меньше. Спасая семью, дедушка принял решение бежать в неизвестность. Уезжали железной дорогой зимой, взяв с собой только самое необходимое. 

С поезда сошли в Орше — это была большая станция. Семьи беженцев поселили в бараке. Холод, ветер задувает в щели, но живы… Дети тогда сильно болели. Позже три семьи из-под Тамбова, в том числе и семья отца, перебрались в старенький дом с низкими потолками, там было теплее.

Мой дедушка был тружеником. Многие годы работал на железной дороге, держал хозяйство. Семье дали большой участок, и благодаря дедушке на нем не было ни клочка травы — вся земля была разработана. Дедушка был мастер на все руки — и мебель делал, и шил, как-то пальто зимнее мне перекроил из старой вещи.

В 1958 году, незадолго до моего рождения, дедушка купил в деревне дом и перестроил. Так почти через четверть века после приезда в Беларусь у нашей семьи в Орше появилось собственное жилье.

дедушка, семья, дом в деревне

В доме царил патриархат. Мой отец упокоился в 28 лет, и дедушка, несмотря на преклонный возраст, оставался для всех опорой, слушали его беспрекословно. Человеком он был грамотным, окончил церковно-приходскую школу, много читал. У нас была прекрасная библиотека, но настольной книгой дедушки было Святое Евангелие. Жил дедушка по-Божьи: если одалживал деньги, никогда не требовал обратно, не возвращали — прощал, ни с кем не ссорился, старался помогать людям.

дедушка, деревня

Под Тамбовом мои предки жили в большом селе, где все были молокане — последователи одного из духовных еретических течений. Икон в нашем доме не было, крестов никто не носил, но я хорошо помню слова дедушки о запрещенной Богом пище: свинину мы не ели, сало я впервые попробовала, когда была студенткой. Вспоминая свое село под Тамбовом, дедушка говорил, что там жили умные люди, сельчане любили собираться вместе и беседовать.

Позже я читала книгу о молоканах и не увидела там ничего плохого. Лишь спустя годы пришло понимание истины, и мне стало жалко этих людей: находясь вне Православной Церкви, они были лишены главного.

дедушка с внучкой

Помню свой первый праздник Торжества Православия в сестричестве. Когда батюшка читал в храме анафему, мне было очень тяжело. Тогда я еще не понимала, что речь идет об отречении от ереси, а не от людей. Казалось, я предаю дедушку. В течение жизни он всё для нас делал, а я предаю. Потом причастилась, и всё стало на свои места.

Неосознанная встреча с Богом

— С малых лет я общалась с Богом, но крестилась только в 34 года. В детстве ничего не знала про Иисуса Христа и Божию Матерь, был только Господь, к Которому я обращалась. Когда делала что-то не то и чувствовала вину, становилась на коленки, закрывала глаза и просила у Него прощения.

Помню в детстве праздник Троицы. Дядя Витя привозил полный грузовик аира. Мы любили выгрызать сладенькие середочки. Мама ставила аир в доме, а после праздника сушила и складывала в марлечку. У аира был такой приятный запах…

Дедушка очень любил Благовещение, после Пасхи это был для него главный праздник. Он всегда говорил: «На Благовещение птица гнездо не вьет, девица косу не плетет».

 Как-то я пришла из школы и сказала: "Дедушка, космонавты летали и никакого Бога не видели!" Дедушка только по-доброму улыбнулся. Он знал, что моя душа так не говорила, я просто повторяла то, что слышала в школе… 

В нашей школе училась девочка на пару лет младше меня из семьи баптистов, ее очень обижали. Я удивлялась, как терпеливо она сносила все издевательства. Тогда мало понимала причины такого отношения, но поражалась стойкости этой девочки.

маленькая девочка с цветком

В школьные годы состоялось мое знакомство с Троице-Сергиевой лаврой. На каникулах я поехала в Москву к родственникам, и глава семьи повез меня в Загорск. Помню, как мы ехали по железной дороге, сошли на какой-то станции, брели по тропинке. Луг, зеленая трава, простор, а внутри необычайная радость. Всё тогда было так ярко!

В лавре захожу в темный храм. Вижу странников с торбочками, люди стоят на коленях, на стенах старинная роспись. У меня было чувство, словно Кто-то смотрит на меня и видит насквозь. Это рождало страх, но при этом была и какая-то необъяснимая внутренняя радость.

Мы вышли на улицу. Солнечный день. Жара. Открыты окна. И вдруг я слышу ангельское пение (видимо, хор семинаристов). Это была моя первая неосознанная встреча с Богом.

Троице-Сергиевой лавра

«Еду на Дальний Восток!»

— В школе я мечтала о путешествиях. Сначала думала стать капитаном дальнего плавания и геологом, а в 8-м классе решила отправиться в Находку поступать в училище радистов. Дедушка только рукой махнул: «Будет тебе! Какая Находка!» Конечно, моя дорога была другой, но в Находке я все-таки оказалась и даже стояла у того самого училища…

После школы я приехала учиться в Минск. Знания мне всегда давались легко, но я ленилась, первые пары предпочитала проспать. За прогулы снимали баллы, получить приличное место на распределении было непросто. И вдруг узнаю, что впервые за 15 лет на наш факультет дали пять мест на Дальний Восток. 150 человек и 5 мест. Сердце загорелось, но шансов не было…

Меня распределили в Гомель, в лесоустроительную экспедицию. Я уже смирилась и вдруг на окончательном распределении узнаю, что люди, которые должны были ехать на Дальний Восток, по разным причинам отказались, и одно из мест отдают мне! Я еду на Дальний Восток!

Мама наверняка расстроилась, но вида не показала, а дедушка расплакался. Сама я держалась стойко, и только когда легла на полку в поезде, стало жалко и маму, и дедушку…

С большой теплотой вспоминаю время пребывания на Дальнем Востоке. У нас был интернациональный коллектив. В Хабаровске собрались люди со всех концов Советского Союза — Москвы, Ленинграда, Минска, Киева, Красноярска, Иркутска, Свердловска. На Дальнем Востоке я радовалась зиме: ни одной оттепели, солнце, лежит снег. А вот лето было тяжелым — жарко, влажно, комары.

Общение с людьми в те годы было огромным приобретением. Год я провела в Хабаровске, два года с экспедицией на Сахалине, а потом вернулась в Минск. Все-таки белорусы привязаны к своей земле…

Золотые купола и цветущие каштаны

— В те годы я жила не думая о Боге, а Господь заботливо промышлял. Где бы я ни оказывалась, на пути у меня вырастал храм. Помню, ездила к подруге в Башкирию, на обратной дороге была пересадка в Куйбышеве. Погуляла вдоль Волги и вновь пришла к храму. Было 14 октября.

Захожу в церковь, все в беленьких платочках, стоят на коленках. Только спустя годы я поняла, что это праздник Покрова Божией Матери. Я была без головного убора, но Господь всегда действовал с большой любовью. В конце службы подходит ко мне благообразная старушка и ласковым шепотом говорит: «Деточка, ты в следующий раз платочек повяжи».

храм на фоне реки

В Хабаровске и на Сахалине было много украинцев. Каждый раз, возвращаясь из отпуска, они привозили торт «Киевский» и рассказывали, как прекрасен Киев, когда цветут сирень и каштаны.

 Однажды мне приснился сон — цветущая сирень, каштаны и золотые купола. Я уже работала в Минске, утром пошла к директору, оформила отгулы и в тот же день взяла билет на поезд Минск — Киев. Гуляя по украинской столице, я везде видела картину из сна — золотые купола на фоне цветущих каштанов. 

Неожиданно я оказалась в Киево-Печерской лавре, тогда это был музей-заповедник. Вслед за экскурсоводом пошла в пещеры. Помню, как легко мне там дышалось…

На ночлег остановилась в железнодорожной гостинице. Заселяюсь в номер и вижу из окна золотые купола. Спускаюсь вниз, бегу к храму и попадаю на богослужение. Какой там был хор! Я не понимала, что происходило в храме, просто стояла и плакала. Эти моменты до сих пор дороги сердцу...

Киево-Печерская лавра

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Игоря Клевко и из архива сестры Анны Янковской

24.05.2022

Просмотров: 562
Рейтинг: 4.8
Голосов: 16
Оценка:
Комментировать