X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Ласточки Христовы». Беседа с режиссером (ч. 1)

В марте 2022 года в прокат вышел документальный фильм «Ласточки Христовы» об истории и современной жизни Сербской Православной Церкви в Черногории. О том, как родилась идея, об испытаниях и Промысле Божием на протяжении работы над фильмом мы поговорили с режиссером Юлией Бочаровой.

— Юлия, кино — это командная работа. Расскажите, как произошла ваша встреча с продюсером и оператором? Как родилась задумка о фильме?

— В 2018–2019 годах я работала на телеканале «Спас», потом мне предложили работу на радио «Вера». В 2019 году в «Крокус Сити Холл» был большой концерт, посвященный пятилетию радио, а после концерта — банкет для артистов и сотрудников радио. На этом банкете мы с моим другом Адрианом Гусейновым из группы «Ихтис» стали петь русские песни. К нам за стол подсел монах из Черногории и начал подыгрывать в такт. Подошел продюсер Юрий Цейтлин и стал снимать на телефон, как мы поем. А я ему говорю: «Ну что вы снимаете на телефон? Нужно кино снимать!» Он спросил, про что. Я ответила: «Ну как про что, вот у нас монах из Черногории сидит. Надо про Балканы снимать. Я так люблю Балканы!» Юра удивился, сказал, что у него тоже была такая идея. И буквально через два дня мы уже полетели в Черногорию на освоение.

Мы очень хотели показать русским людям Черногорию и в целом Балканы, их монастыри и храмы, красоту и глубину Сербской Православной Церкви и этой митрополии. Митрополит Черногорский и Приморский Амфилохий (Радович) благословил нас на это.

В первой поездке нам показали монастыри, храмы, труднодоступные места. Нас познакомили с разными священниками и монахами, я взяла у них интервью. И уже благодаря этой поездке мне удалось сделать несколько больших передач для радио «Вера» о монастырях Черногории и записать много материала для будущего сценария.

Прошло несколько месяцев, и 27 декабря 2019 года парламент Черногории принял законопроект об изъятии церковной собственности у Сербской Православной Церкви, что грозило расколом. Тогда владыка Амфилохий сам попросил нас приехать, чтобы мы осветили эти события для всего мира. Мне хотелось, чтобы это был документальный фильм, с красивыми художественными кадрами. Я знала талантливого оператора, который мог так снять, это был Александр Матросов.

— А тогда на банкете Вы про фильм не в шутку сказали? Вы действительно об этом мечтали?

— Не в шутку. Окончив ГИТИС (Российский институт театрального искусства. — Прим. ред.), будучи актрисой и вращаясь в киношной среде, я не взялась бы за эту работу, если бы не была готова ее сделать. Это мой режиссерский дебют, но мне очень помог опыт работы на телеканале «Спас» и на радио «Вера». Также я читала книги по режиссуре, изучала опыт разных режиссеров, где они делятся, как выстраивают кино, как его чувствуют, понимают. Мне помогло и художественное образование, я делала раскадровки и пыталась снимать для себя, чтобы понимать, как работает этот механизм.

— То есть Вы еще не знали, пригодятся ли Вам эти навыки и умения, но уже что-то делали для развития в этом направлении?

— Конечно, я вообще считаю, что мы не знаем, что с нами будет дальше. Есть хорошая фраза: «Делай что должно, и будь что будет». Важно слушать себя и свое сердце. Главное, чтобы в этом желании не было самости.

Господь устраивал всю мою жизнь так, чтобы подвести меня к той истории, которую сегодня мы видим на экранах. Когда у меня не было возможности сниматься в кино, я устроилась продюсером на «Спас», хотя вообще не предполагала, что буду работать продюсером. Но за эти яркие и насыщенные полтора года работы я получила очень хороший опыт выстраивания отношений, коммуникаций, умения находить для съемок необходимые материалы, нужных героев. А на радио «Вера» сначала мне дали делать небольшие сюжеты. Это замечательные программки — истории по две минуты о Промысле Божием. Но делать эти истории — огромный труд. Иногда тебе рассказывают материал на час, а из него нужно сделать двухминутный сюжет. И таких историй нам нужно было делать очень много. Я расстраивалась, думала: «Почему я работаю только на сюжетах?» Мне казалось, что я могу больше. Дальше на радио мне дали делать передачу «Места и люди». Это, можно сказать, аудиофильмы, и по принципу создания они очень похожи на «Ласточек». В них есть подводка, мой голос, сюжеты, истории людей.

Потом я поняла, для чего Господь поставил меня на это место. Когда ты на регулярной основе создаешь сюжеты, то оттачиваешь до автоматизма понимание, какими они должны быть — что должно быть в начале, кульминации и финале. По этому же принципу можно построить каркас фильма.

Также мне пригодился мой жизненный опыт. Какой-то период жизни я много ездила по монастырям, много общалась со старцем Илией (Ноздриным). Это бесценный опыт, и я его храню.

Вообще, это важно — заниматься творчеством, что бы ты ни делал. Я верю, что каждый человек может творить, просто важно определить для себя цель, как ты хочешь это делать. Я хотела, чтобы фильм тронул людей, потому что кино, как мне кажется, это один из самых сильных видов искусства, которые влияют на человеческую душу, потому что на человека одновременно воздействует и картинка, и мысль, и музыка. Именно поэтому делать какие-то сомнительные картины очень опасно для души.

— Фильм действительно тронул людей — после сеанса многие выходили из кинозала со слезами на глазах. Обычно это происходит, когда авторы вкладывают свои чувства. Что Вас потрясло в истории сербского народа?

— Вера и любовь. Это большие слова, но это действительно так. Сербы любят свое Отечество, знают свою историю, хранят свои традиции и защищают самое дорогое, что у них есть — свою православную веру. И прежде всего поражает личность владыки Амфилохия, который смог создать митрополию как настоящую семью. Когда был принят законопроект об изъятии церковной собственности, владыка смог вдохновить на молитву сотни тысяч верующих. Люди выходили молиться два раза в неделю несколько месяцев. Я стояла в храме Подгорицы на колокольне и видела, как буквально целый город собирается в храме и вокруг него. Людьми была занята целая площадь и улицы. Это настоящее исповедничество и живое христианство в наши дни.

В нашем фильме мне хотелось не только показать масштаб роковых событий в современной Черногории, но и рассказать о Церкви и митрополии через любовь и красоту: что именно хотят уничтожить люди, издавшие этот закон. Ведь сербы — это совершенно удивительный народ. Они действительно горячо верят в Бога. Все, с кем я общалась, — это искренние, честные, открытые, настоящие, живые люди. Такое ощущение, что они любят как последний раз, дружат как последний раз, живут сегодняшним днем и радуются. Своей детской непосредственной верой они, мне кажется, и смогли защитить свою Церковь.

— В чем секрет такой веры сербского народа? Это пережитая война или личный пример митрополита Амфилохия?

— Митрополит говорил, и это даже есть в фильме, что сербам нужно научиться у русских покаянию, а русским у сербов — радости. Я думаю, это менталитет народа. Они многое пережили, не только югославские события, но и войны с турками, когда их буквально вырезали.

И, конечно, в этом большая заслуга митрополита, который создал такую семью. Он сам постригал и знал по имени каждого монаха и каждую монахиню. Это удивительно, потому что у него большая митрополия. Митрополит был участливый, неравнодушный, горячий, настоящий воин Христов. Он был скалой в океане невежества и неверия. Он настолько жил с Богом и любил Его, что через его чистое сердце, как через стеклышко, было видно Бога. И ты через этого человека мог стать ближе к Господу, потому что ему это удалось абсолютно точно.

После крушения Югославии митрополиту Амфилохию досталась совершенно разоренная митрополия. Были убиты митрополит, многие игумены, монахи, верующие. Когда владыка начал строить храм в Подгорице, который сейчас вмещает в себя несколько тысяч человек, ему говорили, зачем такой храм, ведь в его митрополии нет верующих. Была даже такая фотография, где он стоит один у ямы для фундамента будущего храма. А он говорил, что этот храм обязательно нужен. И сейчас мы видим, что люди не вмещаются в этот собор.

Отстаивание православной веры — это апогей, апофеоз служения митрополита Амфилохия. За 30 лет своего служения владыка восстановил и построил 700 храмов и монастырей. Но восстановлены не только церкви, но и человеческие души, которые он сумел преобразить. Люди не просто так выходили молиться: они верили своему владыке, который вместе со своим народом на своих глазах терял Косово, спасал сербов под огнем, собирал их останки, отпевал их, хоть это было очень опасно. Это человек, который всегда был с народом. Люди это знали, помнили и верили ему.

Изначально в фильме была задумана другая концовка. Во время съемок владыка Амфилохий отошел ко Господу, а на 40-й день его кончины законопроект отменили. Эти события нельзя было предугадать. Было ли у Вас ощущение, что режиссер фильма не только Вы?

— В документальном фильме драматургия выстраивается из набора реальных событий. События, которые Господь нам приоткрывал, показывал на протяжении создания фильма, — это, безусловно, Промысл Бога.

Любой документальный фильм снимается по сценарному плану. Была проведена большая подготовительная работа: я смотрела много интервью разных лет с владыкой Амфилохием. Какие-то фразы из этих интервью, которые были для меня важные, ключевые, я просила его повторить, потому что знала, что они пригодятся в фильме абсолютно точно.

Я понимала, что это должна быть художественная история с очень сильным смыслом. Но ты всё равно никогда не знаешь, что у тебя получится на выходе. Когда в твоем сердце есть самоуверенность, что сейчас я всё сделаю, всё могу, чаще всего ничего не получается и всё откладывается в долгий ящик. Чтобы всё получилось, молилось очень много людей, в том числе и владыка.

Продолжение следует…

Беседовала Ольга Демидюк

Фотографии из личного архива Юлии Бочаровой

05.05.2022

Просмотров: 686
Рейтинг: 5
Голосов: 21
Оценка:
Комментировать