X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Гора Афон, Гора Святая

«Страсти — это вещь жесткая. Уральские горы! Километры высоты! Благодать — это солнце. Восходит солнце, но тень гор не позволяет согреть всего разумнотварного человека. Только один луч найдет его, как сразу вспыхивает от радости. А остальная часть находится под тенью страстей… Тень страстей порождает туман, который затемняет маленький луч света. И туман этот — помыслы отчаяния, о которых ты пишешь: робость, страх, бесстыдство, хулы и им подобные, от которых душа увядает и теряет дерзновение.

Каждый помысл, который приносит отчаяние и большую печаль, — от диавола. Это туман страстей, и его сразу необходимо отвергнуть надеждой на Бога, откровением помыслов старцу, размышлением о том, что старшие молятся и упрашивают Бога о тебе.

Земледелец вскапывает землю, пропалывает, сеет и ждет милости Божией. Если Бог не пошлет в надлежащее время дождь и благоприятные ветры, то земледелец теряет награду за труды свои. Так бывает и с нами. Если Господь не пошлет очистительные воды Своей благодати, мы остаемся обнаженными, без плодов, и дела наши становятся пищею демонов, ибо их задушат наши страсти, и мы ничего не пожнем. Не будем забывать, что добродетели "не добре соделанные" становятся злом.

Если благодать Божия не просветит человека, сколько бы ты ни сказал слов, не будет пользы. Сейчас он слушает, но вскоре, связанный, снова возвращается к прежнему. Но если тут же вместе со словом действует благодать, тогда в ту же секунду происходит изменение в соответствии со стремлением человека. С этого момента изменяется его жизнь. Но это случается с тем, кто не испортил свой слух и не ожесточил свою совесть. Напротив, те, кто слышат добро, но не повинуются и остаются при своей злой воле, хоть бы ты им и говорил день и ночь, и показал бы им всю мудрость отцов, и чудеса перед их глазами сотворил бы, и повернул бы вспять течение Нила, они не получат ни капельки пользы.

Начала и власти тьмы бывают побораемы не сладостями и лукумом, а потоками слез, болью душевной даже до смерти, крайним смирением и великим терпением и непрерывной болезненной молитвой.

Смиренный и тысячи раз если упадет, снова поднимается, и падение засчитывается ему как победа. А гордый сразу с падением в грех впадает и в отчаяние и, ожесточась, не хочет более подняться.

Отчаяние — смертельный грех, и радуется ему диавол более всего. Но исповедью оно сразу же растворяется.

Итак, чадо мое, понуждай себя ко всякому благу. И если, содействуя в добре, мы много раз падаем вниз, все-таки да не будем оставаться в падении. А восстав, будем просить прощения у нашего Спасителя. А Он, поскольку сказал Своему ученику прощать виновному семьдесят раз по семь в день, как же не простит нас, будучи Сам Законодателем?

Поэтому не бойся. Но сколько раз ни падаешь, вставай и проси через священников прощения. И Он, как Преблагой, не будет держать зла на тебя и сохранять гнев: Елико отстоят востоцы от запад, удалил есть от нас беззакония наша (Пс. 102: 12)».

Источники:

  1. Иосиф Афонский, старец. Изложение монашеского опыта. — Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1998.
  2. Тацис Дионисий, свящ. Подвижник Панагуды: воспоминания о старце Паисии. — М.: Св.-Троице-Серг. лавра, 2002.
  3. Гора Афон, Гора Святая. Православный календарь 2008. — Минск: Свято-Елисаветинский монастырь, 2007.

04.05.2022

Просмотров: 556
Рейтинг: 5
Голосов: 10
Оценка:
Комментировать