X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Всегда было желание узнать волю Божию» (ч. 1)

С отцом Олегом Коваленко мы встречались дважды. Оба раза беседа была долгой. Вести ее было одновременно и легко, и непросто — в каждом ответе несколько глубоких смыслов. Отвечает батюшка вдумчиво, часто выдерживает паузу. Всё сказанное важно, ничего нельзя упустить. 

«Кто я? Думаю, лучше будет рассказать о себе по хронологии. Прежде всего я раб Божий, человек. Потом — брат сестричества, с недавнего времени — клирик монастыря и очень бы хотел оставаться частью монастыря до конца. Еще я — ученый, физик, представитель науки. Учился в аспирантуре, работал в исследовательском институте, защищал научную диссертацию, часто смотрю на вещи как ученый. Еще я — учитель, преподаю физику в старших классах школы. В младших классах веду кружки "Науки — это интересно" и "Занимательная математика". Еще я — преподаватель университета и института, обучаю студентов в вузе предметам, связанным с информационными технологиями, в институте — работаю с учителями Минской области. Изначально никогда не думал о преподавании, но так в жизни сложилось. Таков Промысл Божий для меня. Еще я муж, вместе с матушкой, моей супругой, мы строим нашу домашнюю церковь. Еще я сын: у меня мама, сестра милосердия в нашем сестричестве, а также у нас родители моей матушки. Всё это важно и наполняет мою жизнь сегодня», — так отец Олег представил себя в начале нашей беседы.

— Чтобы всё это совместить, нужно быть очень дисциплинированным человеком. Это Ваше сильное качество?

— Меня спасает большая загруженность. Если ее нет, то дисциплина очень быстро теряется. Это во всем так. Не нужно присваивать себе достижения. Важно благодарить Бога, что всё это есть. Благодарность Богу попаляет гордость и тщеславие.

Читая жития святых, мы видим, что все они благодарили Бога и за радости, и за испытания. Нередко люди в миру считают жития святых сказками, что невозможно благодарить за трудности, лишения и скорби, за то, что многое приходится преодолевать, со многим мириться. Но когда благодаришь, а в ошибках каешься, то приходит понимание, что всё в жизни промыслительно. И то, что в какой-то промежуток времени казалось чуть ли не трагедией, в итоге оборачивается даром, выходом в совсем иную жизнь.

— Личные трагедии приводят к Богу чаще, как Вы считаете?

— К сожалению, чаще через скорби люди приходят к Богу. Но мне думается, что лучше приходить к Богу без трагедий, через благодарность за Божии дары и успехи. Тогда остается больше сил на то, чтобы делиться той радостью, которую несет в себе вера. Благодарность к Богу — это очень важно. Такой универсальный инструмент, если хотите, который помогает от многих бед и искушений. Как священник, я стараюсь делиться этим открытием с людьми, которые приходят в храм на исповедь.

— Вам трудно в обычной жизни соблюдать заповедь «Не суди»? Получается ли относиться к себе критически?

— Да, трудно, но есть какая-то благодать свыше, которую человек получает в церковных таинствах. Получаешь дары, которые до конца не осознаешь. После таинства рукоположения мне стало сложнее осуждать, например, будучи священником в храме, стало легче быть снисходительным. Это со взрослыми. С детьми в школе во время уроков немного иначе — с ними я больше наставник, учитель. Это — другое. Дисциплина в школе определяет многое. Строгим и справедливым быть в данном случае — частая необходимость. 

О пути в служение

— А каким был Ваш путь в служение? Анализируя уже пройденное, можно сказать, что он был предопределен?

— И да, и нет. Крестили меня в возрасте года-двух. Но точно день, который разделил мою жизнь на «до» и «после», я не назову. У меня не было такого переломного момента. Движение к Богу шло постепенно. Однажды в детстве мама взяла меня с собой в кинотеатр на фильм об Иоанне Крестителе. Детали фильма стерлись, но евангельскую историю я уже тогда запомнил.

В конце 9-го класса — я еще не был воцерковленным человеком — после годичных курсов шел поступать в лицей БГУ и читал про себя «Отче наш». Просто шел и молился, было такое внутреннее желание. Очень много было тогда ребят, и намного лучше меня подготовленных, и я оказался с ними в рядах лицеистов по итогу вступительной олимпиады!

Когда я начал ходить в храм, в нашем доме уже была некоторая православная литература. Например, книга митрополита Антония Сурожского «Встреча». Книга святого праведного Иоанна Кронштадтского «Моя жизнь во Христе», книги с письмами и беседами старца Паисия Святогорца, книга архимандрита Софрония (Сахарова) «Старец Силуан», Святое Евангелие. Я сам порой брал эти книги и читал.

Примерно с 19 лет я начал посещать беседы отца Андрея Лемешонка в соборе Петра и Павла, затем богослужения в монастыре. С 20 лет стал ходить к детям в интернат как брат сестричества. Учился помогать, слышать и слушать. 

После 9 лет послушания в детском доме-интернате и помощи в воскресной школе и нескольких мастерских свой путь при монастыре я продолжил еще и в отделе внешних связей. Это большая и важная миссия — посещать разные страны и рассказывать людям о православной вере.

Близко общался с иноками нашего монастыря. Отец Дмитрий и отец Сергий взяли благословение батюшки на поступление в семинарию. В их компании оказался и я. В течение 5 лет вместе мы ездили в Жировичи на сессии, вместе жили в келлии, готовились к сдаче экзаменов. И хотя сегодня я уже сам священник, по-прежнему учусь: наблюдаю за старшими священниками, внимательно слушаю, стараюсь рассмотреть, понять, познать глубину. 

— И всё же именно семья оказала влияние на Ваше воцерковление. Не в каждом доме можно найти церковную литературу…

— Да, согласен, не в каждом. Брак маминых родителей благословлялся иконами их родителей, моих прабабушек и прадедушек. Иконы висели в доме у бабушки, где я проводил лето. Сейчас я вспоминаю некоторые моменты и осмысливаю иначе. Например, когда мы садились обедать, то старенькая прабабушка Евфросиния, мама дедушки, занимала отдельное место, не за общим столом. Думаю, что это было время поста и бабушка ела отдельно постную пищу. Помню иконы святого Пантелеимона и Божией Матери в доме маминых родителей, горящую лампадку перед иконами... Моя мама на определенном этапе своей жизни пришла в сестричество. В доме стали появляться книги о вере, о жизни Иисуса Христа.

Мне хочется поблагодарить своих родителей за то, что, несмотря на трудности и испытания, они сохранили брак, я вырос в полной семье. Папа ушел в вечность в 2017 году от онкологии, болезнь обнаружилась очень поздно. Но он никогда не требовал к себе какого-то особого отношения, наоборот, показал пример переживания и заботы о близких, особенно в последний период своей жизни. Он думал о тех, кто рядом, смиренно, тихо делал распоряжения... 

Откуда родом Ваши родители? 

— И папа, и мама выросли в одном городке — Середина-Буда Сумской области, это на границе Украины и России. Во времена СССР в этом городке было несколько заводов. Папа учился в Харькове в техникуме. Мама получала техническую специальность в Минске, потом работала на «Интеграле». Отец переехал к маме в Беларусь, в Минск, чтобы создать семью. Папа много трудился физически, чтобы поддержать семью. 

Моя семья корнями связана и с украинцами, и с русскими. В детстве родители разговаривали на украинском языке. Я не видел и не вижу разграничений между этими народами ни тогда, ни сейчас. Я благодарен Богу, что родился на земле Святой Руси. Раздор, кровопролитие, вражда и ненависть, которые пришли на наши земли, меня очень печалят.

— Давайте немного поговорим об укладе жизни в Вашей семье. Были ли у Вас традиции? Какие праздники Вы отмечали?

— Традиции играют огромную роль в жизни людей. В моем детстве одной из важных традиций было чтение — сначала читали бабушки, затем родители. С папой еще до школы заучивал первые стихотворения классиков. Как у всех в советское время — Новый год, 9 Мая, дни рождения. Постепенно, с воцерковлением нашей семьи, пожалуй, только 9 Мая осталось важным мирским праздником… В какой-то период в нашем монастыре на Новый год начали служить ночную литургию, и я, будучи прихожанином, пономарем участвовал в ней на протяжении многих лет. И был рад этой альтернативе. Теперь мы всей семьей встречаем Новый год на ночной службе. Это небо и земля, совсем иное чувство — начинать год в храме, с литургии и Причастия. Это дает силы, вдохновляет на предстоящий календарный год. Кто-то придет на ночную службу впервые и впервые встретит в своей жизни Христа.

— К этой важной встрече человек должен быть готов? Должен созреть?

— Наверняка есть Промысл Божий о каждом человеке. Да, ко встрече с Богом в некоторой степени человек должен созреть. Иногда через благодарность Богу, но чаще через скорбь, болезнь, потери. То, что сначала кажется печалью, трагедией, после может стать истинным благом. И даже в корне изменить жизнь… 

Беседовала Ирина Кругликова

Продолжение следует…

17.03.2022

Просмотров: 1547
Рейтинг: 4.9
Голосов: 46
Оценка:
Комментировать