X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Великий пост: иконографические параллели (ч. 2)

Какой простор для духовных размышлений — особенно в дни поста — дает христианину икона Страшного Суда! Но Предание искало и находило подчас более скромные по масштабам, но также весьма назидательные иконографические сюжеты для дней Святой Четыредесятницы. Вот некоторые из них.

В собрании Третьяковской галереи есть небольшая (20×14 см) четырехчастная икона, получившая в научной литературе название «Четыредесятницы» — она рассматривалась как иллюстрация служб Великого поста. Икона написана в первой трети XV века мастером круга Феофана Грека и первоначально находилась, видимо, в Успенском соборе Московского Кремля. В 1919 году, когда кремлевские храмы уже были закрыты, работавший в составе Комиссии по сохранению и раскрытию памятников древней живописи ученый-исповедник Н.Н. Померанцев обнаружил эту икону в хранилище колокольни Ивана Великого, служившей «рухлядной» Успенского собора.

Четыредесятница. Москва. XI в. Государственная Третьяковская галерея

Икона «Четыредесятница» разделена на четыре прямоугольных клейма. В левом верхнем клейме — Иоанн Предтеча в пустыне. Проповедник покаяния, Креститель Господень склоняется к чаше с усекновенной главой. Пред ним — развернутый свиток с текстом: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное (Мф. 3: 2). Слева от Предтечи изображена скалистая горка, в расселине которой секира при корне древа лежит: всякое древо, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь (Мф. 3: 10). Напомним слова Великого канона: «Горлица пустыннолюбная, глас вопиющаго возгласи, Христов светильник, проповедуяй покаяние…» («Пустыннолюбивая горлица, голос вопиющего, Христов светильник взывал, проповедуя покаяние…» (песнь 9-я). Не случайно здесь изображена и усекновенная глава Иоанна Предтечи — приходящееся на 24 февраля Обретение ее всегда совершается в период пения Постной Триоди.

В правом верхнем клейме изображена сидящая на троне Богоматерь с Младенцем. Справа и слева от трона — Архангелы Михаил и Гавриил. Вновь обратимся к Великому канону: «Судие мой и Ведче мой, хотяй паки приити со ангелы, судити миру всему, милостивным Твоим оком тогда видев мя, пощади и ущедри мя, Иисусе, паче всякаго естества человеча согрешивша» (песнь 9-я). Милостивным оком взирает на приносящих покаяние Младенец Иисус; милость и во взоре Его Пречистой Матери, пред образом Которой приносят покаянный плач кающиеся: «Радость яко родившая, плач мне подаждь, имже Божественное утешение, Владычице, в будущем дни обрести возмогу» (Богородичен трипеснца в четверг 5-й седмицы Великого поста). Изображение Богоматери с предстоящими архангелами соотносится с Субботой Акафиста — Похвалой Пресвятой Богородицы на 5-й седмице Великого поста.

На двух нижних клеймах — соборы святых угодников Божиих, ходатаев наших о спасении. В левом клейме размещены апостолы Петр и Павел, святители Василий Великий, Иоанн Златоуст, Николай Угодник и другие. В лике святителей можно различить и двух митрополитов Русской Церкви, вероятно, это святители Петр и Исаия (или Леонтий) Ростовский. В лике пророков — Моисей, Самуил, Давид псалмопевец с премудрым Соломоном, Даниил с тремя отроками: Ананией, Азарией и Мисаилом. На втором нижнем клейме изображены лики мучеников и преподобных. Здесь можно различить первомученика архидиакона Стефана, великомучеников Георгия Победоносца, Димитрия Солунского. Среди жен-мучениц — Фекла, Екатерина, Параскева. В лике преподобных изображены Евфимий Великий, Савва Освященный, Антоний, Онуфрий, а также преподобная Мария Египетская и иные. Видимо, иконография изображенного здесь собора святых восходит к известному тропарю, звучащему на утрене в субботу 2-й седмицы Великого поста: «Апостоли, мученицы и пророцы, святителие, преподобнии и праведнии, добре подвиг совершившии и веру соблюдшии, дерзновение имущии ко Спасу, о нас Того яко блага молите спастися, молимся, душам нашим». Сходно и содержание тропарей четверопеснца того же дня: «Святии множайшими муками, многия врагов тьмы низложити сподобишася, Спасе, и многих благ Твоих улучиша; молитвами их яко благ, многая моя очисти прегрешения». Во втором тропаре речь идет уже не только об общем ходатайстве о спасении, но и о самом посте: «Воспоим Христовы страстотерпцы, и возопим к ним единомудренно; Владычним подобницы страстем, душ наших страсти исцелите, поститися же от злаго обычая нас укрепите».

У современных исследователей существует мнение, что икона «Четыредесятница» входила в состав складня-триптиха, в котором последовательность расположения клейм совпадала с последовательностью служб седмичного богослужебного круга, т.е. являлась частью «Шестоднева». Не вступая с ними в полемику, следует всё же обратить внимание на деталь, напоминающую иконографию Страшного Суда: в правом нижнем клейме «Четыредесятницы» изображены мертвецы, восстающие из гробов. Сравним этот характерный для Страшного Суда эпизод со стихирой на «Господи, воззвах» в Неделю мясопустную: «Возгласят трубы, и истощатся гробы, и воскреснет человеческое все естество, трепещущи…» Есть все основания считать, что икона «Четыредесятница» предназначалась именно для молитвенного поклонения в дни Великого поста.

Существовала распространенная традиция предлагать для молитвенного поклонения верующих в дни Великого поста иконы с изображением Страстей Христовых. Вот несколько примеров.

Икона начала XVII века «Не рыдай Мене, Мати» Строгановской школы (мастер Стефан Арефьев) из Государственного Русского музея — аналойного размера (36×30 см); на полях ее изображены избранные святые: святитель Григорий Богослов, великомученик Никита, мученицы Мавра и Евпраксия. Происходит из Благовещенского собора Сольвычегодска; по сведениям каталога музея, поступила в 1912 году как дар императора Николая II. Ранее находилась в частном собрании мастерского иконописца и реставратора Е.И. Брягина.

Средник иконы представляет собой иллюстрацию ирмоса 9-й песни канона Великой Субботы: «Не рыдай Мене, Мати, зрящи во гробе, Егоже во чреве без семене зачала еси Сына: востану бо и прославлюся и вознесу со славою непрестанно яко Бог, верою и любовию Тя величающия» («Не рыдай надо Мною, Мати, видя во гробе Сына, зачатого Тобою во чреве бессеменно, ибо Я восстану и прославлюсь и, как Бог, вознесу во славе тех, которые непрестанно с верою и любовию прославляют Тебя»). Аналогичная икона (более ранняя — конца XVI в.) есть и в собрании Третьяковской галереи; она происходит из Троице-Сергиевой лавры, и на полях в числе изображенных святых — преподобные Сергий и Никон Радонежские. На иконе из собрания ГТГ позади поникшего умершего Христа — крест с надписью: «Царь Славы» (см.: Пс. 23: 7–10).

Иконы с таким наименованием представляют еще один иконописный сюжет, усвоенный Святой Четыредесятнице. Наиболее известный памятник (большая икона балканского происхождения; находилась в сельском храме Холмогорского уезда Архангельской губернии; сейчас также в Государственной Третьяковской галерее) датируется XIV веком и связан с текстом песнопения Великого входа литургии Преждеосвященных Даров: «Ныне силы небесные с нами невидимо служат: се бо входит Царь Славы, се Жертва тайная совершена дориносится…»

Сюжет еще одной литургической иконы связан с текстом Херувимской песни Великой Субботы: «Да молчит всякая плоть человеча…» Небольшая (21×16 см) икона середины XVII века, вероятно, Строгановской школы подробно иллюстрирует это прекрасное, звучащее единожды в год, песнопение.

Четырехчастная икона. Синай, XIV в.

С чинопоследованием Божественной литургии связана и иконография «Единородный Сыне», получившая распространение с середины XVI века. Первая такая композиция была создана псковскими иконописцами для Благовещенского собора Московского Кремля после опустошительного пожара 1547 года — это т.н. Четырехчастная, в одном из клейм которой и помещен новый сюжет. Икона иллюстрирует Божественное Домостроительство: непреложно вочеловечивыйся Единородный Сын Божий принимает добровольную смерть, попирает диавола, останавливает шествие смерти и возвращает роду человеческому Царство Небесное. Новая композиция, соединяющая мотивы песнопения литургии с текстом Откровения св. апостола Иоанна Богослова, вызвала множество споров и стала предметом специального обсуждения на Соборе 1554 года — «Розыск по делу Висковатого». На Соборе было разъяснено, что допустимо («в Премудрости пишут, и в псалме Давидове, и в Песне») изображать Спасителя в разных видах, в том числе и в воинских доспехах, и в святительском омофоре: «Облачатся в броня правды, и возложит шлем, и суд нелицемерен примет гнев на противныя».

Хотя песнопение «Единородный Сыне» и не относится исключительно к великопостным, в центре композиции — уже упомянутый выше сюжет «Не рыдай Мене, Мати». Представленная здесь икона конца XVI века происходит из Толгского монастыря и находится в Ярославском художественном музее.

В дополнение к перечисленным выше приведем еще две иконы, сюжеты которых созвучны спасительным дням Великого поста. Это икона середины XVII века «Спас Смоленский» с клеймами из Ярославской церкви пророка Илии и Четырехчастная икона второй половины XIV века из монастыря св. Екатерины на Синае. Тема спасительных Страстей Христовых, представленная в них, является тем лейтмотивом Святой Четыредесятницы, который звучит в течение всей Триоди Постной.

Епископ Балашихинский Николай (Погребняк)

Источник: Московские Епархиальные Ведомости

Великий пост: иконографические параллели (ч. 1)>>

25.03.2022

Просмотров: 712
Рейтинг: 5
Голосов: 6
Оценка:
Комментировать