X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«В конце пути должна быть Пасха» (часть 3)

«Человек ищет Бога, когда сталкивается с трудностями»

— Однажды, еще трудясь в иконописной мастерской, я приехала на богослужение в монастырь в праздник преподобномученицы Елисаветы, — вспоминает сестра милосердия Екатерина Муратова. — На ступеньках храма стояла наша сестра Татьяна Масалович. Мы поздоровались, и Таня спросила: «Катюша, будешь с нами ходить в больницу?» Мы взяли благословение у отца Андрея Лемешонка, и я пошла на послушание во 2-ю клиническую больницу.

Таня Масалович была старшей сестрой во 2-й больнице. Это был человек святой жизни, и я благодарна Богу, что она стала мне близким другом. Владыка Филарет (Вахромеев) благословил первым сестрам носить образки с изображением преподобномученицы Елисаветы. Я не входила в их число, но, когда Таня с детками погибли, ее муж Виталий передал мне образок жены. На послушании он всегда со мной…

Придя в больницу, я чувствовала крылья за спиной. Господь всё покрывал, хотелось молиться и поститься. Помню, как Татьяна в первый раз привела меня в палату и сказала: «Катя, поговори». И в тот момент начал действовать Господь, давая мне какие-то слова для людей.

 Находясь на лечении в больнице, многие люди исповедовались и причащались. Спустя время я вновь видела их на больничной койке и спрашивала: "Вы были дома. В храм ходили? Причащались?" — "Нет…" К сожалению, когда у человека всё хорошо, о Боге он не думает. Обычно ищут Бога, когда сталкиваются с трудностями… 

Послушание во 2-й больнице

— Я очень любила ходить в больницу. Конечно, по-человечески жалко людей, которые страдают, но были удивительные случаи встречи с Богом.

Помню Андрея — светлый парнишка, 22 года, спортсмен. Кто-то угостил его спиртным, у парня обострился панкреатит, и он попал в больницу. Первым делом я надела на него крест. В отделении экстренной хирургии Андрея причастили, потом перевели в реанимацию. Под капельницами он сказал: «Мое самое большое желание — выпить стакан чистой холодной воды». Пришел батюшка, вновь причастил Андрея. Ночью парень умер. Так хотелось, чтобы он поправился, но воля Господа была иная…

Лежал в палате дедушка 90 лет. Спрашиваю: «Вы крещеный? Когда-нибудь исповедовались, причащались?» — «Крещеный. В детстве с бабушкой в храм ходил». Спустя почти век человек возвратился к Богу через Причастие. Его бабушка и мама были молитвенницы, вот и сподобил Господь по их молитвам того дедушку Святых Даров на закате жизни…

В церковную лавочку часто приходят люди и рассказывают, что их прадеды, деды и родители были верующими и в детстве они сами с храмом соприкасались. Хочется верить, что таких людей Господь оберегает, пусть даже в конце жизни, но приближает к Себе.

Были люди, которые в больнице после исповеди и Причастия быстро шли на поправку. Помню девочку, приехавшую в Минск учиться и тяжело заболевшую. В детстве она ходила в воскресную школу, потом отошла от храма. В больнице девочка исповедовалась, причастилась, помолилась, врачи страшный диагноз сняли и выписали. Видимо, Господь попустил болезнь, чтобы человек о Нем вспомнил.

Вот уже два года для нас с сестрами доступ в отделения больницы из-за коронавируса закрыт. Тоскую по этому послушанию, душа просит общения…

«Главная встреча случается, когда человек готов»

— Из декретного отпуска с Танюшей я вышла не в иконописную мастерскую, а на послушание в церковную лавочку. Здесь есть контакт с людьми — кого-то поддержишь добрым словом, кого-то выслушаешь, где-то помолишься.

Матушка Лариса Нежборт как-то сказала: «В лавочках у сестер благодать, как в больнице». Поначалу у меня было борение, но и старшая сестра Татьяна Абрамова поддержала: «Бог зовет, ты должна попробовать». Я не хотела уходить из монастыря, и вот уже год на послушании в церковной лавочке.

Самое утешительное для меня, когда человек, который к нам приходит, исповедуется и причащается. Ради этого стоит трудиться.

Катя — Божий человек, красивая душа… Ее муж и дочь живут в Испании, в Беларуси она присматривает за больной мамой. Приходила к нам в лавочку, подавала записки, мы разговаривали, молились великомученице Екатерине. Однажды вместе поехали в монастырь, Катя впервые в жизни исповедовалась и причастилась.

Приходит в лавочку Вера — пожилая женщина, у которой серьезно болеют внуки. Помню, как она говорила: «Бог меня так давно ведет, так давно ждет…» Потом начала молиться, ходить на богослужения в храм, исповедовалась, причастилась.

Смотрю на людей и понимаю — все-таки главная встреча случается, когда человек готов.

«Наша задача — отобразить Божию любовь»

— Монастырь для меня — родной дом, а в сестричестве особенно дорога соборность. Наша обитель переходит на Небо — есть матушки, сестры и братья, которые уже там: протоиерей Петр, схимонах Петр, инокиня Елена, Татьяна и Виталик Масалович, сестра Нина, к которой я когда-то ходила в лавочку. Надеюсь, и мы будем достойны туда попасть и встретимся с людьми, которых любили при жизни. Каждому свое время и свой час, но важно, чтобы в конце пути была Пасха.

На послушании мы читаем молитвы за духовного отца, о единстве и строительстве, они нас объединяют. Хочется, чтобы Бог принял нашу молитву, напечатанные слова «Господи, Ты соединил нас на земли, не разлучи нас и в Небесном Твоем Царствии» стали живыми.

Человек рожден для любви, он ищет ее в этом мире и часто не находит. Любовь Божия абсолютна, ее невозможно вместить и измерить. Иногда люди встречают Бога, когда видят Его в глазах другого человека. Задача любого христианина — хоть в какой-то мере отобразить эту Божию любовь.

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Игоря Клевко и из архива сестры Екатерины Муратовой

«В конце пути должна быть Пасха» (часть 1)>>

«В конце пути должна быть Пасха» (часть 2)>>

18.03.2022

Просмотров: 1574
Рейтинг: 4.6
Голосов: 24
Оценка:
Комментировать