X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

О радости

Радость… Многие понимают это слово по-разному. Для кого-то это просто хорошо покушать, поспать, купить что-то. Однако такая радость недолговечна, она подобна волне — как накатывает на душу, так и уходит, превращаясь в пену морскую, в мираж, заставляя вновь и вновь гнаться за обманчивым призраком.

В монастыре свои радости и печали. Сестры живут в кельях, плечом к плечу стоят в храме, спешат на свое послушание — жизнь в обители подобна проводу, по которому течет электрическая энергия, — внешне неподвижному, но с высокой степенью напряжения внутри. В один из таких моментов, когда, казалось, для меня это напряжение достигло максимума, я решила записывать маленькие радости, которые Христос дарил мне в течение дня: улыбка сестры, красивое песнопение на службе, котенок во дворике монастыря… Перечитывая вечером свою тетрадку, я с удивлением обнаруживала, что поводов поблагодарить Бога за день было очень много! Всё это делало мою жизнь светлее и на тот момент помогло выйти из кризиса.

Есть и другая радость. Та, о которой говорится в Священном Писании: Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь (1 Фес. 5: 16, 17). Такую радость о Боге, думаю, испытывает время от времени каждая сестра монастыря — и тогда, вслед за апостолом Петром, хочется повторить слова, сказанные им на Фаворе в момент Преображения Господня: Господи! хорошо нам здесь быть (Мф. 17: 4). Эта радость сокровенна, тиха и мягко греет душу своим теплом. Она не приходит с соблюдением — ее дарит Бог в тот день и час, когда не думаешь ее получить.

Недавно мне пришла открытка с надписью: «Радость — это не отсутствие страданий. Радость — это присутствие Бога». И правда — благодать Христова утешает, врачует любую скорбь, и трудно объяснить постороннему наблюдателю кажущиеся противоречия монастырской жизни. Человек плачет — а плач радостный. Терпит скорби — а они приносят душе утешение. Даже в чинопоследовании монашеского пострига постригаемым ничего не говорится о благах земных, наоборот — о скорбях, трудностях, поношениях, холоде, зное, жажде... Вместе с тем когда сестра обещает Христу пребывать в этих обетах до смерти, Бог в Свою очередь уверяет: «…аще бы и жена забыла исчадие свое, Я не забуду тебя», как бы обещая через постригающего быть монаху стеной, утешением, сподвижником, подателем терпения и крепости, возлегая и восставая с ним и даруя в итоге Царствие Небесное.

Монастырь — это «общее житие». Каждый — как на ладони. Даже в кельях сестры не бывают в одиночестве: в основном мы живем по двое или по трое. Так получается, что и радости, и горести мы проживаем вместе, сообща. Собственно говоря, это «общее житие» монастыря и слагается из тех маленьких утешений и печалей, которыми наполнен каждый день жизни отдельной сестры, насельницы обители.

Монашеский путь не может быть всегда радостен и беспечален. Но как бы ни было трудно, какие бы искушения, горести и разочарования ни встречались идущему этой стезей, необходимо всей глубиной веры хранить однажды данное Богу обещание. И вечная, неизглаголанная радость ждет тех, кто претерпит всё до конца.

Подготовила инокиня Ольга (Великая)

29.03.2022

Просмотров: 883
Рейтинг: 4.9
Голосов: 13
Оценка:
Комментировать