X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Один день в Доме ночного пребывания (часть 1)

Иерей Родион Альховик и сестры милосердия Сестричества в честь преподобномученицы Великой княгини Елисаветы посетили Дом ночного пребывания лиц без определенного места жительства на ул. Ваупшасова. Люди, которым в силу обстоятельств негде приклонить голову, называют это место просто — «ночлежка». О том, как живут те, у кого нет крова, какую помощь им оказывает государство, как поддерживает общество и чем может помочь монастырь — в нашем репортаже.

«Сюда приходят не от хорошей жизни»

Дом ночного пребывания лиц без определенного места жительства… Воображение рисует не самую приятную картину, но, вопреки стереотипам, в реальности всё оказывается очень прилично. Аккуратный двухэтажный корпус, рядом — одноэтажное здание санитарного назначения.

На входе в жилой корпус нас встречают сотрудники милиции. Навстречу выходит директор. Роман Павлович Сощенко руководит учреждением всего несколько месяцев, но уже успел изучить многие проблемы подопечных.

— Дом ночного пребывания — государственное учреждение, которое действует с 2001 года, — рассказывает Роман Павлович. — Рассчитан на 92 койко-места. Летом заполняемость примерно 40%, зимой — около 80%. Кто-то приходит к нам самостоятельно, кого-то доставляет социальный патруль — служба, которая в зимнее время несет дежурство в городе. Обязанность патрулирования улиц и доставку к нам людей, нуждающихся в помощи, по очереди берут на себя социальные службы районов. У нас люди могут помыться, переодеться и остаться на ночлег.

Чтобы подписать договор с учреждением и получить койко-место, необходимо заключение врача. Оно дается после прохождения санобработки, флюорографии и экспресс-теста на COVID. Мы выписываем направление в поликлинику, а социальный патруль сопровождает граждан от начала и до заселения в учреждение.

— Любой человек, который попал в сложную ситуацию, может у вас остановиться?

— Может, но всё зависит от сложности ситуации. Одному жить негде, а другому просто надо бесплатно переночевать. Дом ночного пребывания — это бюджетная организация, которая оказывает социальную услугу в виде предоставления койко-места для ночлега. В восемь утра человек должен покинуть учреждение и заняться поиском работы. Вечером он возвращается на ночлег. В дневное время люди остаются, если погодные условия плохие — сильный мороз, ветер, гололед. Нельзя подвергать жизнь и здоровье человека опасности, он и так сюда пришел не от хорошей жизни. Инвалиды у нас могут находиться круглосуточно.

Конечно, хочется сделать для людей больше. К счастью, за счет спонсорской помощи находим возможность выдавать сухпайки, помогаем с восстановлением документов и трудоустройством.

С каждым человеком мы заключаем договор на предоставление койко-места, обычно сроком на месяц. За это время трудоспособный гражданин самостоятельно или с нашей помощью решает вопрос с трудоустройством. Бывает, за месяц проблема не снимается. Возможно, и за два тоже. Мы идем навстречу и продлеваем договор. К сожалению, иной раз люди этим пользуются — не так им нужна работа, как теплый кров…

Важно, чтобы у человека, который к нам попадает, было желание восстановить социальные связи, тогда нам проще ему помочь. Все административные процедуры проще проходить по месту регистрации. Человека из другого региона мы направляем в социальные учреждения по месту последней регистрации.

«И Христу когда-то не нашлось места в домах людей…»

В небольшом зале собираются люди. Кого-то жизнь сильно потрепала, кто-то выглядит бодренько. Отец Родион служит молебен. Создается впечатление, что основная часть присутствующих далека от Церкви, и всё же люди внимательно наблюдают за тем, как в руках батюшки размеренно ходит кадило.

Мужчина в коридоре медленно и аккуратно накладывает на себя крест. Едва держась на ногах, прислонившись к стенке, он, с трудом шевеля губами, повторяет за батюшкой и сестрами слова молитвы. Жизнь явно его не баловала. Немощное тело и чистые глубокие глаза...

— Церковь — это большая семья, и каждый человек дорог Богу, — говорит после молебна отец Родион, обращаясь к собравшимся. — Мы хотим поделиться этим смыслом. 2000 лет назад, когда Христу надлежало появиться на свет, для него не нашлось места ни в гостинице, ни в домах людей. Это повод для каждого из нас задуматься. Христос показал такой пример, чтобы мы не отчаивались. Бывает, у человека много квартир и возможностей, а в душе нет мира и покоя.

Святые покровители нашего монастыря оставили богатства мира. Преподобномученица Елисавета после трагической смерти мужа основала монастырь, открыла приют для больных и детей. Блаженная Ксения Петербургская после смерти супруга надела его одежду, раздала имущество бедным и жила как странница, в молитве за страждущих.

Молитва с осознанием своей греховности и благодарности Богу — это большой труд. Мы всем вам желаем, чтобы вы начали (если кто-то еще не начал) молиться и обретать настоящую радость жизни. И, как говорят святые отцы, самое важное, чтобы Христос родился в душе каждого из нас. Когда в душе Бог, всё становится на свои места.

«Кому-то бродяжничество ближе…»

Батюшка с сестрами идут освящать комнаты, в которых находят по ночам приют люди, а Роман Петрович продолжает рассказ:

— У нас есть комнаты для женщин и мужчин. В них могут разместиться 12–14 человек. Кровати в два яруса. На четыре койки одна тумбочка. Здесь можно хранить личные принадлежности — зубную щетку, бритву, мыло, сухпайки. Сегодня у нас ночуют 63 человека, но, я уверен, 15 из них уйдут жить на улицу, как только потеплеет, — бродяжничество им ближе.

И все-таки нужно понимать, что наш «средний» проживающий — это не тот человек, который собирает бутылки у мусорки. Те люди живут своей жизнью и к нам приходят в случае крайней необходимости, обычно на санобработку, получить одежду. Помоются, переоденутся и уходят. Они и умирают на улице.

Прошлой зимой я был свидетелем одного случая. У входа в магазин стоял бомж и открывал людям двери. Получал за это 20 копеек. Ему хватало. Потом на этом месте появилась женщина. У нее спросили: «Где человек, который стоял здесь раньше?» — «Помер. Целую ночь в подвале кричал от боли и помер…»

«Я на улице. Куда идти? На вокзал?»

В Доме ночного пребывания люди с разными судьбами. Как говорится, от сумы да от тюрьмы не зарекайся. Елена Ивановна здесь уже третий год. Благополучная по меркам мира жизнь прервалась в тот момент, когда завкорпусом международного торгового центра оказалась за решеткой:

— До тюрьмы я была известная личность... — делится своей историей Елена Ивановна. — А как села, так и выписали меня из квартиры через шесть месяцев. Позже вышел указ, в котором предписывалось жилья таких, как я, не лишать, чтобы не плодить бездомных, да мне уж что от этого — поздно… В квартире остались сын и дочь. Дочь уехала. Сын квартиру продал, купил машину. Потом и она сгорела.

Я, как освободилась, пришла в квартиру, а новые хозяева ее уже приватизировали. Всё. Я на улице. Куда идти? Пришла на вокзал. Есть нечего… На вокзале тех, кто с рюкзаками, забирает милиция. Забрали. Отправили в спецотделение. Позвонили сюда, спросили, есть ли свободное женское место. Так я здесь и оказалась.

Честно скажу, не ожидала... Во-первых, чистота. Каждую среду меняют белье. Душ. Уборка хорошая. Одежду раздают — куртки, брюки можно взять. Крыша над головой есть. Не голодная. Сначала было трудно, не знаешь этой компании, но со временем раззнакомились. Приходят сюда в основном инвалиды и люди около 70 лет.

В прошлом году я 12 раз лежала в больнице, потом сюда возвращалась. Администрация помогает. Сейчас у меня неприятности. Из одной больницы в другую перевозили, на скамейку присела, рюкзак рядом положила. Приехала скорая, меня на коляску, а вещи остались на скамейке. Не нашли рюкзак. Надеюсь, здесь помогут восстановить документы…

«Насильно устроить на работу мы не можем»

— У нас есть люди, которые оказались без крова над головой в силу определенных условий, — рассказывает Роман Павлович. — Если бы они были чуть поздоровее, мы бы их здесь не увидели. Люди с высшим образованием, когда-то они были востребованы в семье, на работе, но стали не у дел после инсультов и потери трудоспособности.

Выписали человека из больницы, а ему идти некуда. Мы заселяем. Может пройти год после выписки, прежде чем человек получит инвалидность. Поскольку состояние здоровья не позволяет устроиться на работу, человек находится у нас круглосуточно длительный период.

Если есть вакансии, устраиваем людей к себе на работу. Сейчас у нас на должности дворника, санитарки и уборщицы трудятся люди, которые изначально пришли на ночлег. Наш молодой дезинфектор, человек со строительным образованием, хороший специалист. После инсульта немножко оправился и пошел работать. Поначалу с трудом строил предложения, но появился стимул — работа, и человек стал быстро поправляться. Может, месяца через три найдет другую, высокооплачиваемую работу, вернется к полноценной жизни в обществе. И это хорошо…

Но есть и люди, которые не хотят трудоустраиваться из-за невысокого заработка. Пытаемся объяснить человеку, что у него будет общежитие.

Каждый вечер приходящих сюда на ночлег людей досматривают сотрудники милиции, которые поддерживают порядок, осматривает медицинский работник. Это, конечно, хорошо, но здесь просто место для ночлега, а там же ты — свободный человек, можешь обзавестись хозяйством, устроить свой быт. А люди говорят: «Подождем что-то получше». И мы с этим ничего не можем поделать. Выселим, а через две недели человек вернется. Имеет законное право: ему негде жить, а насильно мы на работу устроить никого не можем…

 

Продолжение следует…

Подготовила Дарья Гончарова

Фотографии Максима Черноголова и из архива ДНП

09.02.2022

Просмотров: 1295
Рейтинг: 5
Голосов: 26
Оценка:
Комментировать