X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Служи же достойно…» (часть 1)

В рубрике «Монашество. Путь к Богу» мы продолжаем публиковать истории прихода к Богу и в монашество сестер монастыря. Сегодня рассказом о своем непростом пути к Богу и иночеству делится инокиня Иулия (Баран).

— Когда я начинаю думать о своей жизни до монастыря, вспоминать прошлое, замечаю, что это мне даже мешает. Потому что путь был извилистый, жизнь неблагочестивая, много грехов. Эти воспоминания давят… Вместе с тем Господь помогает. За эти 8 лет, что я в монастыре, есть с чем сравнить, и ты видишь, как Бог тебя меняет. Медленно, хочется быстрее, но слава Богу и за это. Как есть. Благодарю Бога, что Он дает понимание того, что надо.

Папа у меня был военный, сейчас уже упокоился, Аркадий. Мама — воспитательница в детском саду. Мы ездили по разным городам, были в Казахстане, на Урале. В 45 лет папа пошел на пенсию, и мы переехали в Белоруссию.

Получилось так, что я узнала, что не родная им дочь. Сказано это было в пылу ссоры, в раздражении. Мы были в деревне у бабушки, гуляли вечерами с компанией, мама потихоньку отпускала. Однажды мне сказали в определенное время прийти домой, а я не пришла — уехала с мальчиком на мотоцикле кататься. Пришла поздно. Они от меня такого не ожидали, начали ругаться, и в порыве гнева было сказано: «Как ты так можешь, мы тебя взяли! Мы ждали, что ты будешь другая, а ты вот такая…» Сейчас я понимаю, насколько они переживали в тот вечер, но тогда у меня был шок, я сначала не поверила. А потом оказалось, что в деревне все знали, соседка подтвердила.

С этим признанием совпал сложный подростковый период… Я всё начала принимать в штыки, всё делать назло. Начала гулять, сутками пропадала. Всё усугубилось, и родители в порыве сказали: «Вот будет тебе 18 лет — уходи и живи, как знаешь». Тогда я не хотела понимать, что родители дали всё, что могли, и из дома все-таки ушла. Мне было 19 лет. Я оставила записку, что пойду учиться на своих ошибках, собрала вещи и уехала. При этом хорошо понимала: если ты не учился толком, но хочешь жить самостоятельно — надо трудиться.

Я искала себе работу, чтобы было питание, хорошая зарплата и много выходных. Господь так и дал — сутки работаю — трое дома, хорошая зарплата. Первая моя работа была в пансионате для престарелых под Несвижем. Здание огромное, много корпусов, есть тяжелые отделения, есть полегче. Ничего подобного раньше не видела, не знала. Подумала: «Справлюсь как-нибудь» — и начала потихоньку трудиться. Мы смотрели за проживающими: и мыли, и кормили — как за детьми малыми ухаживали. Я проработала там 5 лет. Трудилась. Но и грешила — могла на работу опоздать после ночной гулянки, могла не выйти…

Господь размягчал сердце через этих людей. Их сдавали дети, некоторые поступали из тюрем, инвалиды совсем. Через 2–3 года я начала их жалеть. Для меня все, кто были в палате, стали родными. Я уже не думала, что у меня зарплата хорошая, а понимала, что там люди, за которых я отвечаю, как могу.

Я пыталась помириться с родителями. Звоню в звонок — открывают дверь и сразу захлопывают. Я поняла, что пока не будет примирения — настолько я их обидела.

В это время я вышла замуж. Парень был хороший, очень меня любил, а я просто испортила ему жизнь… Свадьба была со слезами, потому что человека я не любила, просто понимала, что он хороший и я буду за ним как за каменной стеной. Однако потом оказалось, что этого мало. То, что мне недоставало, я искала на стороне. Продолжала работать в больнице.

И вот как меня Господь посетил… Очередное мое нехорошее похождение, я ушла вечером. Утром просыпаюсь и думаю: «Как мне всё надоело! Сейчас иди и говори мужу, где ты была, придумывай, что у подружки… И вообще я его не люблю, зачем замуж выходила?..» Голова никакая. И потом вдруг — я думаю, это Ангел Хранитель — меня осенило, что есть места, где люди по-другому живут, не так, как я. В церковь, помню, меня бабушка водила, причащала, когда я совсем маленькая была. Может, слышала слово «монастырь», не знаю.

После этой мысли я шла домой и понимала, что моя жизнь когда-то изменится, но как это будет, не представляла, и продолжала жить как жила. Могла иногда сходить с друзьями в несвижскую церковь. Они удивлялись, что я внутрь иду, на службу. А я помню свое впечатление от службы на Пасху. Был крестный ход, и я пошла со всеми. Прошли мы этот крестный ход, и мне так было хорошо… Я продолжала грешить, но у меня появилась надежда на что-то светлое.

Еще был случай с бабушкой. Я привыкла, что я балда, глупая, учусь плохо… ну вот такая. Но однажды случайно услышала разговор бабушки с мамой. Бабушка говорит: «Что ты ее всё пилишь, всё тюкаешь? Ведь в ней есть очень много хорошего на самом деле». Для меня тогда бабушкины слова были просто как солнце. Ты уже привык, что ты плохой, а бабушка смогла увидеть другое. Мне захотелось тогда жить.

Эти минутки… ты их забывал, и опять всё шло по накатанной, но они были, и Господь действовал. Каждый уголочек сердца Он знает, за что тебя зацепить и как вытащить. Как будто не ты хватаешься за Его ризу, а Он пытается тебя ухватить и вытянуть.

Продолжение следует…

Подготовила инокиня Ольга (Великая)

31.01.2022

Просмотров: 1284
Рейтинг: 4.8
Голосов: 48
Оценка:
Комментировать