X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Мечты и желания в Новый год

В этот раз на сестрическом собрании прозвучал забавный вопрос: «Расскажите, пожалуйста, сбылись ли ваши желания, загаданные Деду Морозу в прошлый Новый год? Что загадывали, просили в этом?» Но такой шуточный вопрос послужил поводом поразмышлять на серьезные и важные темы.

Монахиня Тамара (Игнатович): Каждый день я что-то у Бога прошу, каждый день говорю Ему: «Господи, помилуй», «Господи, прости». А теперь пора учиться благодарить, иначе получается какое-то потребительское отношение к Богу: ты просишь, и Он должен дать сию же секунду. А прежде чем что-то попросить, надо Господа поблагодарить за то многое, что у тебя уже есть, за Его милость к тебе.

Лично мне надо просить у Бога терпения, милосердия. Есть у меня одна особенность: сначала я действую, и только потом включается голова. Недавно я вспомнила один случай. Много-много лет назад, когда я несла послушание на подворье, увидела, как один брат загонял корову в коровник толстой палкой. Он эту корову натурально лупил по костям. Я подлетела, выхватила палку и ему по спине — бац! «Что, больно?» «Конечно!» — опешил он. «Так ей тоже больно!»

Прошло много лет, но что бы я сделала сегодня, увидев такое? То же самое... Единственное, возможно, успела бы сказать: «Господи, помилуй». Я к чему это рассказываю? В каждом из нас есть качества, с которыми приходится бороться очень долго. Но в то же время с ними трудно расставаться, потому что привычное действие более понятно, чем попытки взять себя в руки и, например, объяснить человеку, что так делать нельзя.

Мне часто батюшка на исповеди говорит: «Прежде чем сделать, помолись». Но я вспоминаю об этом постфактум. Скажите, батюшка, что все-таки нужно у Бога в таких случаях просить?

Отец Андрей Лемешонок: Дело во внутреннем состоянии. Ты вышла из себя, потеряла контроль. Но святитель Николай, наверное, тоже был не спокоен, когда Ария ударил.

Монахиня Тамара (Игнатович): Он же за веру, батюшка, я же не за веру…

Отец Андрей Лемешонок: Это трудный вопрос… Так проявляется твой характер.

Монахиня Тамара (Игнатович): А помните, как я просила у Бога забрать все мои песни и анекдоты, а потом об этом сильно пожалела спустя лет десять? И вот такие моменты преследуют постоянно. Порой вновь и вновь возвращаешься к похожим ситуациям в своей жизни и не понимаешь, почему Бог попускает такие моменты…

Отец Андрей Лемешонок: В целом можно стать безразличным, но это будет не победа, а проигрыш.

Наверное, в такие моменты важно думать о результате. Не просто поддаваться возмущению, хватать что под руку попадется и лупить человека. Совсем не факт, что после твоего удара в других обстоятельствах он не сделает то же самое. Можно эмоционально реагировать, но будет ли результат? Важно рассуждение: сначала подумать, как лучше сделать, как изменить ситуацию, чтобы человек понял свою ошибку, пожалел корову и больше не бил ее. А для этого нужно, чтобы ты была с Богом, в Боге. Любовь нужна. Важно в другом человеке видеть хорошее. Мне кажется, ты очень доверяешь себе. И даже если кто-то что-то говорит, ты не очень-то слушаешь (улыбается).

Монахиня Тамара (Игнатович): Я поняла: надо у Бога просить больше доверять другим.

Отец Андрей Лемешонок: Пока не ляжешь в гроб, не верь себе — вот формула.

Монахиня Тамара (Игнатович): Вот видите, нашлось, что попросить у Бога — доверия людям.

Монахиня Антонина (Семенова): Я бы хотела попросить у Бога доверия в тех случаях, когда долго ничего не получается, нет результата. Хочется не по-человечески оценивать ситуацию, а доверять Богу во всех обстоятельствах. И научиться терпеть, когда от такого состояния приходит сильная усталость и теряется связь с Богом. В последнее время Бог постоянно показывает мне, насколько бессмысленно рассчитывать на свои силы. И это такая вилка: ты должен прилагать усилия, не жалеть себя, но при этом на себя не рассчитывать. Это сложно. Вот Господь и учит доверять Ему, показывает, что Он сам всё сделает.

Отец Андрей Лемешонок: Конечная цель Бога — спасение души человека. А то, что на этой земле получается или не получается, рушится или строится, — это временное. Только в Боге можно найти вечность и бессмертие. Я читал в одном дореволюционном журнале о монастыре, где сестры строили собор своими руками, без строителей, много лет. Несколько сестер надорвались и умерли на стройке. И в день, когда они закончили строительство, собор сгорел. Представляете, какой удар? Но вот такая была воля Божия. Человек предполагает, а Господь располагает.

Матушка Лариса Нежборт: Я так удивляюсь, когда люди говорят, что ничего не хотят, ничего не загадывают. Я столько всего хочу, столько у меня желаний, столько всего загадала, и ничего не сбылось.

В прошлом году я загадывала написать икону святых Елисаветы и Захарии. Только начала, и тут ребенок появился. Мечтала, чтобы мы во 2-ю больницу вернулись, но не сбылось. Хотела помириться с одной сестрой, и тоже ничего не вышло. А еще, если помните, одна бабушка пожелала нам ребенка, еще все засмеялись, и тоже не сбылось. Она ведь кровного ребенка пожелала, а появился приемный. Надо, может, еще помолиться получше. Хочется здоровья, богатства и справиться со всем этим (смеется).

Вы говорили про внутреннюю культуру и благородство человека, но если ты не такой, получается, этого уже не достичь?

Отец Андрей Лемешонок: Во Христе возможно всё. Преподобный Симеон Новый Богослов говорил, что покаяние восстанавливает в человеке девство. Через покаяние приобретаются новые душевные качества. Вот у преподобного Силуана Афонского отец был вообще неграмотный мужик, но какая в нем была высокая культура! Она передалась и сыну, потому что он был с Богом.

Или наш митрополит Филарет. На каком-то высоком приеме официант уронил поднос со сладостями, и когда владыка увидел растерянность и замешательство людей, то поднял с пола угощение и разрядил обстановку словами: «Пока не поваляешь, не съешь». И съел эту сладость. А у него ведь был сахарный диабет. Вот какая внутренняя культура, какое благородство души! Я сам видел, как в гостях у отца Николая Гурьянова владыка Филарет пропустил всех людей и на помазание маслом подошел последним. Понимаете, какое смирение? Для меня это космос.

Матушка Лариса Нежборт: Мне очень близка история м. Тамары. Иногда с детьми ты не видишь другого способа, как только треснуть. И сам потом мучаешься и психологов, будь они неладны, читаешь, чтобы разобраться в себе и больше так не поступать.

И тем не менее никогда не стоит отчаиваться. Один психолог, работающий с самоубийцами, писал, что в какую-то минуту человек не видит выхода и смысла, и этому нельзя верить. Смысл жизни есть всегда. Даже если тебе и всем вокруг кажется иначе. Он приводил пример молодого человека, который, умирая от тяжелой болезни, утешал других больных в палате. Или чтобы врач не вставал среди ночи, просил делать укол обезболивающего вечером. До последнего человек думал о других…

Еще он приводил интересный случай. Осужденный на пожизненное заключение плыл на корабле на остров, где должен был провести остаток жизни. Во время плавания случился пожар, с него сняли наручники, и благодаря своей недюжинной силе он спас много людей. За это его помиловали. Думал ли он, стоя на берегу, что в его жизни есть хоть какой-то смысл? Но буквально через день всё полностью изменилось.

Вот поэтому, если говорить серьезно, самое большое мое желание — быть верной Богу. И Ему уделять больше всего внимания. Столько всего хочется, но как важно не забыть о главном!

Сестра милосердия Татьяна Абрамова: Мечты, желания… Они всегда преследуют человека. Другое дело, как ты с ними справляешься. Я всегда боялась ухаживать за лежачим человеком, а Бог дал. Или когда мы разошлись с мужем, я просила у Бога увидеть его новую супругу — чтобы отрезало навсегда. Бог дал и это. Я смогла это выдержать, но было очень больно. Из всего этого я поняла, что во всех твоих желаниях, мечтах важно, чтобы в тебе что-то выкристаллизовалось и ты с честью прошел этот путь. Конечно, с помощью Божией. Потому что своих сил попросту нет.

Я уже и боюсь чего-то просить и желать, пытаюсь просто научиться доверять Богу. Господь ведет, спасает, только бы ты Ему доверял.

Отец Андрей Лемешонок: А моя мечта — не жалеть себя. Иногда приходят мысли, что всё бесполезно, бессмысленно. Хотелось бы, чтобы мое состояние не мешало людям в храме молиться. Ведь когда есть жалость, нет внутреннего подъема. А так, честно говоря, чего можно хотеть после литургии, когда ты был уже в другом мире?

Конечно, хотелось бы, чтобы наш «Ковчег» построился, чтобы проводить там собрания, концерты, беседы. Вот 16 января у нас будет там спектакль. Люди серьезно трудятся над ним. Жизнь у нас продолжается. Мы не складываем лапки, Бог милостив к нам. И дай Бог и дальше развиваться, трудиться. Я хотел бы бодрствовать и служить Богу. А больше ничего и не надо.

Подготовила Мария Котова

11.01.2022

Просмотров: 1093
Рейтинг: 4.8
Голосов: 26
Оценка:
Комментировать