X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Как уберечь детей от трагедии?

Сохранение семьи и воспитание детей — темы, которые часто поднимаются на наших сестрических собраниях. В этот раз говорили о детском суициде: почему происходят такие трагедии? Как можно повлиять на наших детей? Нужно ли убеждать их что-то делать? Ответы на эти и другие вопросы — в беседе с отцом Андреем Лемешонком и сестрами нашего монастыря.

Отец Андрей Лемешонок: В современном мире идет борьба антихриста со Христом, которая происходит в нашем сердце, в семье, на работе, в государстве, по всей земле. И как же важно, чтобы Христос управлял нашей жизнью! Но мы этого боимся и сопротивляемся, не доверяем, часто воюем с Ним. А Он всё равно нас любит…

Страшно, что сейчас происходит в мире: Бог не нужен человеку. Как оказывается, у нас нет веры. И мы идем на поводу у этого мира, пытаемся под него подстроиться. А Господь пришел и победил этот мир Своей любовью. Мы не должны жить «последними временами», но каждый день начинать сначала, смотреть вперед с радостью и надеждой, идти вперед и духовно расти, благодарить и ценить то, что Господь дал нам сегодня. В этом залог нашего спасения.

Послушница Татиана Кладиева: Я снова подниму тему воспитания детей. На днях мне сообщили о самоубийстве мальчика из школы, где я преподавала. Мальчик учился в 9-м классе, отличник, умный парень. И вот такая трагедия. Также недавно прочла на сайте письмо, адресованное отцу Андрею, где женщина пишет, что ее сын не хочет жить, хотя в детстве ходил в храм, воскресную школу. А теперь считает, что человек — это паразит во Вселенной…

Как же больно за наших детей! Я работаю с детьми и вижу, какие они отзывчивые, как горят, как с удовольствием участвуют в наших обсуждениях и праздниках, как молятся и как близко с ними Бог… «Благоговением наполним сердца» — для них это не просто слова.

И вот сегодня мне пришла такая мысль: может быть, нам дел не хватает? Ведь вера без дел мертва. Мы даем детям в основном теорию: стихи, чтение, утренники, праздники. Но может быть, нам нужно с ними больше совершать дел любви? Чтобы ребенок испытал это подлинное счастье от того, что он принес кому-то радость.

Я наблюдала, как в воскресной школе старшие ребята проводят занятия с младшими: как внимательно объясняют, с какой заботой помогают во время урока. Вот это дело. Или, например, бабушка вместе с внучкой на даче выращивают цветы, чтобы к празднику Богородицы отнести букет в храм. В акафисте преподобномученице Елисавете мы читаем, что мама научила своих дочерей делам милосердия и трудолюбию. И они жили верой, потому что это было действие. Человек не захочет терять то, от чего испытывает радость. Возможно, в подростковом возрасте дети уходят в плохие компании именно потому, что там предлагают дела — плохие, но дела, от которых они испытывают, простите за это слово, «кайф». Особенно если эти действия на кого-то или на что-то влияют. Прыгни перед проносящейся мимо машиной или поездом — начислят 10 баллов или лайков. Сбросься с крыши — и получишь еще лайков...

Вот почему, мне кажется, так важно приобщать детей к делам милосердия: чтобы труд ребенка приносил радость другим, и он это видел. Ребенок тогда будет испытывать счастье и, возможно, не захочет его терять.

Отец Андрей Лемешонок: Таких трагических вестей о детских самоубийствах, к несчастью, очень много. Возможно, потому что сейчас мало настоящих семей. Ведь семья — это доверие и внутреннее внимание друг к другу. Мы можем накормить ребенка, дать денежку на поездку, но ничто не заменит разговора с родителями, их внимания. А родители тратят всё время и силы на зарабатывание денег, чтобы оплатить кружки и другие потребности, пашут, выкладываются, приходят домой выжатые от всех забот и проблем, и на общение, глубокий семейный диалог времени и сил не остается. Ребенок живет сам по себе, о его настоящей внутренней жизни родители ничего не знают. Такие трагедии явно говорят о том, что проблема была, но она оказалась вне обсуждения, вне семьи. Семья — это большая ответственность друг перед другом, где самыми важными оказываются забота и внимание. Тогда, возможно, будет меньше трагедий. А сейчас огромное количество разводов, нет опыта семьи, опыта любви, только ругань и разборки. Это всё придавливает ребенка.

Вот почему первый и мощный удар обрушивается на семью. Сейчас уже говорят, что и личность учителя не нужна, можно преподавать через экран. Делается всё возможное, чтобы человек перестал думать. Это, наверное, именно то общество, которое хочет построить антихрист: все довольны и сыты, но никому ни до чего нет дела. Любовь — это самопожертвование. Чтобы моему близкому было лучше, я от чего-то отказываюсь, чтобы кому-то стало легче, часть забот я беру на себя. А этой жертвенности сейчас очень мало.

Монахиня Ольга (Антанович), директор школы «Ихвис»: Чтобы как-то помочь детям, прежде всего нужно самому меняться, смиряться, чтобы появилась хоть капелька любви.

Отец Андрей Лемешонок: С одной стороны, должна быть дисциплина, а с другой — внутренняя свобода. Ты до поры до времени будешь тащить ребенка в храм, а потом он откажется, и ничего с этим не сделаешь. Где должна проходить граница? Занятия в школе начинаются с молитвенного правила, и мать Ольга говорит, что если не заставлять детей — они не придут. И что делать: заставлять или не заставлять?

Монахиня Ольга (Антанович): Если отступить, вообще всё развалится. Я так чувствую: если скажу «делайте как хотите», мы просто погибнем. Ведь в монастыре есть определенные вещи, которые держат и за которые держимся мы сами, от которых нельзя отступать.

Отец Андрей Лемешонок: Есть какие-то границы, за которые заходить нельзя.

Монахиня Ольга (Антанович): К нам приезжал диакон Димитрий Котов, проводил мастер-классы по рисунку и мозаике с детьми. Удивительный, очень глубокий человек. Мы всё занятие молились. Он запевал, а мы продолжали. Не один десяток лет он занимается с детьми и говорит, что сейчас дети очень слабенькие, им не хватает терпения, усидчивости. И вот через такие занятия, через искусство отец Димитрий пытается найти к детям подход, донести важные ценности. Вот уже 16 лет он работает в коррекционной школе, где вместе с детьми делает мозаику, рисунки и даже издает книги. И это действительно очень красиво.

Отец Андрей Лемешонок: Чтобы повлиять на детей, нужно самому быть личностью. Дети очень чуткие и быстро улавливают, что у тебя внутри. Заработать авторитет у детей очень непросто.

Монахиня Ольга (Антанович): Каждое утро у нас в школе начинается с молитвы. Сначала молится начальная школа, 1–4 классы, и у них действительно всё «звенит». А вот с 5-го по 8-й класс происходит какое-то духовное угасание… Что нужно сделать, чтобы это ожило? Они не поют уже. Помолитесь, пожалуйста, чтобы ситуация как-то изменилась, может быть, нашелся человек, горячий и неугомонный, который смог бы зажечь детей.

Отец Андрей Лемешонок: О чем можно говорить, когда по опросу большая часть детей хочет стать бизнесменами… Вот почему сегодня трудно найти хороших мастеров. В Китае всё сделают. И любовь, и дружба — всё на один раз.

 

Монахиня Антонина (Семенова): Действительно, есть только один способ повлиять на детей — это в первую очередь повлиять на себя. Дети всё чувствуют. Я думаю, те ребята, с которыми произошла трагедия, не нашли в этом мире красоты, им не за что было зацепиться. А в этом возрасте все чувства обострены, ребенок ищет настоящее, пересматривает свои ценности. И они не нашли в этом мире того, что искали. И в этом, мне кажется, вина взрослых. Все наши претензии к детям — вектор прежде всего для изменения нас самих.

А еще очень важно верить в детей. Взрослые хотят, чтобы дети были хорошими, мы их бесконечно воспитываем и говорим: «Так не делай. Это плохо. Как же ты так можешь!» Дети слышат очень много негатива, внутренне им становится сложно, они сами в себя не верят и в них никто не верит. Нужно чаще говорить с детьми с надеждой и верой. Говорить, что они хорошие и что могут сделать много хорошего. И не просто говорить, а действительно видеть это в детях.

Подготовила Мария Котова

18.01.2022

Просмотров: 719
Рейтинг: 4.7
Голосов: 16
Оценка:
Комментировать