X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«В глазах сестры должен быть свет» (часть 2)

«Блаженнее отдавать, чем брать»

— Работая в швейной мастерской, я ходила на послушание в психоневрологический интернат № 3. Отец Андрей Лемешонок много говорил о нашем служении, но только в отделении я поняла смысл слов «блаженнее отдавать, чем брать».

Меня благословили навещать насельниц женского отделения, которые попали в интернат вследствие тяжелых жизненных ситуаций — потери ребенка, супруга, послеродовой депрессии, других серьезных психологических травм и трагедий. Мы вместе молились, пели, беседовали. Люди рассказывали нам о своих проблемах и просили молитв. Мы с сестрами помазывали их освященным маслицем и давали святую водичку.

Круглосуточно с болящими людьми находились санитары — большие труженики. Не жалея себя, они старались облегчить жизнь насельников интерната, выполняя сложнейшую работу и ухаживая за лежачими больными. Санитары тоже нуждались в духовной помощи. Мы беседовали, находили отзыв в их сердцах и сами многому учились.

Старшей в интернате была сестра Валентина — будущая игумения Свято-Ксениевского монастыря матушка Василисса (Медведь). Помню, как в интернат освящать престол в честь святой Ксении Петербургской приезжал митрополит Филарет (Вахромеев). Мы встречали владыку с хлебом-солью.

Швейная мастерская монастыря три года находилась на территории интерната. Когда было тепло, мы с сестрами на улице шили головные уборы для священников и монахов. Насельники подходили к нам, заговаривали, не зная, что мы приходим в интернат трудиться. Многие из них думали, что у нас особое отделение.

В 2004 году матушка Василисса уехала в Барань, а послушание старшей сестры в интернате доверили мне. Я несла его 7 лет и жила интернатом. Это была моя семья.

«С приходом батюшек и сестер интернат преобразился»

— До 1997 года в интернате было много случаев, когда насельники заканчивали жизнь самоубийством. С приходом батюшек и сестер интернат преобразился. Больных начали причащать, сестры читали акафист блаженной Ксении Петербургской. У людей появилась радость жизни, страшная статистика суицидов изменилась.

Среди насельников интерната было много грамотных людей, с двумя-тремя высшими образованиями. Чтобы попасть в больницу, много не надо, грань тонкая, нервный срыв — и ты уже за воротами.

Мы с братьями и сестрами старались отложить личные дела и бежали в интернат. Ездили с насельниками в паломнические поездки, ходили в походы, устраивали пикники.

 Болящие люди особенно чувствительные и близкие Богу. Они дарили нам свою любовь, и в нас появлялись духовные силы... 

Помню, я трудилась в швейной мастерской и не получилось вовремя выполнить заказ. Расстроенная и уставшая, прихожу в храм на акафист блаженной Ксении и становлюсь на колени. Подходит насельник интерната Юра Мицкевич и поднимает меня с колен. Он почувствовал, что мне тяжело — и морально, и физически…

Несколько раз в году мы с насельниками ездили в паломнические поездки — к игумении Василиссе в Барань, на могилку блаженной Валентины Минской, окунаться в святых источниках — в Логойск, Витовку, Жировичи. Насельники жили этими поездками.

«Почему ты не молишься?»

— Проходили годы. Я всё так же трудилась в швейной мастерской, несла послушание в интернате, а в личной жизни по-прежнему была неопределенность. Монахиней я себя не видела, а свою половинку не встречала. Начала унывать и отчаиваться.

Однажды услышала, что в Пафнутьево-Боровском монастыре под Москвой живет схиархимандрит Власий (Перегонцев). Я решила попросить молитв старца об устроении личной жизни по воле Божией. И Господь сподобил меня попасть к батюшке.

Была снежная зима. В монастырь я поехала одна и жила там неделю. Людей к отцу Власию приезжало много. Очередь занимали в 4 утра.

 Я вошла в келью, где батюшка принимал паломников. Еще не успела задать вопрос, как услышала: "Где твоя половина? Почему ты не молишься?" Отец Власий отчитал меня за нерадивость и посоветовал усилить молитву, сказав, что за эти труды Господь пошлет мне мужа. 

Из монастыря я уехала радостная и одухотворенная. Дома читала акафист святым благоверным Петру и Февронии. Но мужа всё не было. Спустя полгода я вновь поехала к отцу Власию. Батюшка снова поругал меня за леность в молитве и заверил, что всё будет хорошо.

Поверив словам старца, я усилила молитву. И спустя несколько лет в интернате встретила будущего супруга…

«В этом году у тебя будет свадьба»

— С первых дней я ходила в интернат с сестрой Тамарой (Гвоздь). Сначала она была сестрой милосердия, потом стала послушницей монастыря. Вместе с сестрой Тамарой насельники интерната пели, танцевали и даже ездили за границу с концертами.

Как-то послушница Тамара рассказала мне свой сон: «В храме интерната сестры читают акафист блаженной Ксении. Вносят гроб, в котором я лежу, а ты идешь рядом в свадебном платье…» А спустя три года послушница Тамара, крепенькая в свои 85 лет, неожиданно заболела и 25 января 2013 года отошла ко Господу. В мае того же года в интернат пришел мой будущий муж Дионисий…

Впервые мы с супругом увидели друг друга во время акафиста святой Ксении Петербургской. 17 лет я читала акафист матушке Ксении, прося святую избавить меня от «неугодного Богу брака» и послать вторую половинку.

С будущим мужем мы разделяли труды в интернате. Помню, накануне Пасхи вместе несли послушание по благоустройству храма к празднику. Все поручения Дионисий исполнял спокойно и радостно.

В монастыре мой будущий муж изготавливал на заказ памятники. К юбилею Крещения Руси надо было сделать памятную плиту и установить ее возле кафедрального собора. На праздник у кафедрального собора мы пришли вместе — Дионисий и я, Александр и Елена (они тоже несли послушание в интернате как брат и сестра милосердия).

Во время большого крестного хода Дионисий сделал мне предложение. Батюшка благословил и спустя несколько месяцев, 4 октября 2013 года, отец Андрей Малаховский венчал нас с Дионисием и Александра с Еленой в монастыре.

 В мае 2013 года ко мне подошел насельник Николай и сказал: "В этом году у тебя будет свадьба". Почему-то я поверила его словам, на душе стало тепло и радостно. Уже после Венчания Николай снова подошел ко мне и сообщил: "У тебя скоро родится ребенок". 

«После Венчания мы пошли в интернат»

— Обычно молодожены в день свадьбы ездят по городу, посещают парки, фотографируются у оперного театра. Мы решили в день Венчания прийти в интернат. Хотелось поделиться радостью с насельниками. Они знали, что я много лет жду свою половинку, и молились, чтобы Господь дал мне человека. Хотелось поблагодарить за любовь, сопереживание и молитвы.

После Венчания в монастырском храме мы, в свадебных платьях и костюмах, в сопровождении отца Андрея Малаховского и гостей пошли в интернат. Нас встречали с цветами и подарками. Открыли храм, батюшка отслужил молебен о создании и укреплении молодой семьи.

Радость болящих людей была огромная: «У нас всё время похороны и похороны, а здесь свадьба!» Действительно, обычно мы приходили в храм интерната на акафист или отпевание, и вот, наконец, праздник. В тот день каждый нес свой подарок — кто иконку, кто стихотворение. Это было незабываемо!

«Важно услышать волю Божию»

— Были моменты, когда я уже не верила, что у меня будет семья, но по молитвам батюшек и матушек жизнь удивительным образом устроилась. 8 лет мы с супругом в браке, стараемся нести немощи друг друга. У нас растут две дочки — Аннушка и Мелания. Важно было услышать волю Божию, не торопиться и не совершить ошибку.

Я рада, что Господь дал мне возможность потрудиться в монастыре — и в швейной мастерской, и в интернате, и в церковной лавочке. Он каждого человека ставит туда, где ему быть полезно.

Видимо, чтобы стать в церковную лавочку и встречать людей, мне нужно было научиться смирению и изменить характер. Делаешь что-то в швейной мастерской, потом распускаешь и начинаешь сначала. 20 человек — люди разные, мы обтесывались друг об дружку и росли. Бывало, и поплачешь, и посмеешься.

Когда я уходила из дорожных касс, во мне была зажатость. И в швейной мастерской, и в интернате пришлось нести послушание старшей сестры, борясь с собой, преодолевая свои комплексы. Благодаря этому появлялась уверенность, рождалась радость от того, что ты нужен людям.

«Сестра должна поверить в человека, который перед ней»

— В 2010 году швейная мастерская переехала на Цну, и я перешла трудиться в церковную лавочку. Люди, которые приходят к сестрам, нуждаются в добром слове. Иногда Господь помогает нам утешить человека в тяжелую минуту.

Сестра милосердия должна нести любовь и радость. Не осудить человека, принять таким, какой он есть. Как Бог поверил, что люди смогут стать другими, так и сестра должна поверить в человека, который перед ней. В ее глазах должен быть свет, он становится ориентиром для людей.

 Послушание при монастыре не сравнить с мирской работой. Мы чувствуем связь с Богом и духовно возрастаем. Верующему человеку много дано, но от него и много требуется… 

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Игоря Клевко и из личного архива Натальи Силантьевой

«В глазах сестры должен быть свет» (часть 1)>>

09.12.2021

Просмотров: 1446
Рейтинг: 4.7
Голосов: 21
Оценка:
Комментировать