X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Надо остаться со Христом…»

В рубрике «Монашество. Путь к Богу» мы продолжаем публиковать истории прихода к Богу и в монашество сестер монастыря. Сегодня рассказом о своем пути делится монахиня Севастиана (Ускокович), приехавшая в белорусский монастырь из далекой Черногории.

Монахиня Севастиана (Ускокович):

— Я родилась в Черногории в многодетной семье. К сожалению, у нас не было православной традиции, мы не соблюдали церковные праздники. Впервые я увидела иконы в православном календаре — маленькой книжечке, которая хранилась у бабушки. Бабушка объяснила, что если день выделен красным цветом, это праздник и трудиться тогда нельзя. На следующий год, когда даты не совпадали, я обрезала иконки и сделала себе святой уголок. Там я в первый раз стала на колени и молилась. Сама. Повод был — в школу пришел очень строгий учитель математики. Я становлюсь на колени, молюсь, на следующий день урок — а у меня отличная оценка. Не помню точно, как я к Богу обращалась, но отчетливо помню свое ощущение, что была услышана.

Следующее воспоминание — Евангелие у меня в руках. Откуда оно взялось в нашем доме, я не знаю. Тогда я была в шестом классе. Читала его — и мне так болело сердце, когда Христа распинали… Больше всего меня возмутила несправедливость: Он один на Голгофе, все против Него, кроме Его Матери. Я просто была поражена и показала маме. Она говорит: «Наверное, так и было, но ты подожди, посмотришь, что будет потом». Я читаю — и тут Пасха! Воскресение! Я была некрещеная и ни с кем не могла поделиться, никто не мог мне ничего сказать о вере, о Православии. Я рассказывала маме — она молчала. Делилась в школе — сказали: «Что ты такое ненормальное говоришь?» Очень часто бывало, что ты что-то находил, но тебе никто не мог ответить, что это значит. Приходилось ждать… Еще врезались в память слова апостола Павла: «Для меня жизнь — это Христос, а смерть — приобретение». Я всё это помню и думаю, что это, наверное, была благодать.

Ничего не знали мы и о святом Мардарии, который был братом дедушки (Мардарий, епископ Либертвилльский и Всеамериканский, Сербской Православной Церковью был причислен к лику святых (день памяти — 12 декабря). Всё это было сокрыто, и его имя никогда не упоминалось в нашей семье. Только позднее стало известно, что когда святому Мардарию было 12 лет, он убежал в монастырь. Его забрали родные, но через два года он повторно бежал в Сербию, в обитель Студеница, и там принял монашеский постриг. После этого уехал в Россию, стал иеромонахом, а потом его благословили на строительство храма в США в честь святого Саввы Сербского… Запомнился приезд митрополита Амфилохия (Радовича) — он хотел познакомиться с родственниками святого Мардария. Владыка сказал мне: «Ты будешь монахом». Я спрашивала у мамы, кто это такой, и она ответила: «Монах — это человек, который делает добрые дела».

Мое Крещение состоялось в 2002 году. Освящался храм недалеко от Цетинье, и мы с отцом решили поехать на праздник. Служил митрополит, было много людей, и на службе спрашивали: кто хочет креститься? Вызвалась я и еще несколько человек. Крещение совершилось, после этого мы причастились, и один из священников сказал: «Вы крестились, и у вас должна начаться новая жизнь, у каждого из вас должен быть духовник».

Мои друзья посоветовали подойти к отцу Драгану. Он выслушал меня и велел подготовиться к исповеди. Я взяла справочник, в нем было описано 3000 грехов, переписала почти все из них и пошла к нему. Читала-читала... В конце концов он сказал: «Давайте мы поговорим с вами попроще. Расскажите про свою жизнь». В моей памяти навсегда отпечаталась эта первая исповедь. Думаю, она была самая искренняя. После разрешительной молитвы батюшка добавил, что сейчас у меня начинается новая жизнь, надо быть осторожной и внимательной, поститься. Но получилось так, что я вообще перестала ходить в храм. И хотя не могла понять, с чем это было связано, чувствовала страшную пустоту внутри.

Мне очень помогало то, что сестры из Свято-Елисаветинского монастыря приезжали в Черногорию. Встречи с ними меня наполняли. Утешил меня и отец Лука (Анич), который вернулся из Минска и рассказал, что там всё как в сказке. Мне настолько легли на сердце его слова, что я решила сама съездить в монастырь и посмотреть, так ли всё на самом деле. Это оказалось непросто осуществить, потому что мне никак не давали выходных — некому было работать. В конце концов, я решила: если меня не отпустят — буду увольняться. Я тогда работала в детской реанимации. Это был 2010 год.

Я прилетела в Минск и попала на крестный ход. Потом нас заселили в гостиницу, и началось — уборка, кровати. Монахиня Афанасия тогда была старшей сестрой. Говорит: «Приберемся, а потом поедем на подворье». Я согласилась. Мы с ней по-английски разговаривали. Я так поняла, что там надо будет где-то поплавать. И вот 18 января, вечером, мы приезжаем на подворье — а там как в фильме Кустурицы: лед, люди кричат, озеро... В Черногории нет такой традиции — окунаться на Крещение. Но слово сказал — надо держать. Окунулась я и потом всегда специально приезжала в это время… Помню еще, что каждый день ходила на Божественную литургию в монастырь из старой гостиницы (а это далековато), даже когда было минус 20…

Время пролетело быстро, и я вернулась в Черногорию. Жила тем, что получила в монастыре, и ждала второй поездки в Минск. Вновь зима, перелет, монастырь… Попав к батюшке на исповедь, неожиданно услышала то, что на тот момент вызвало во мне не просто страх, а ужас: «Ты будешь монахиней в нашем монастыре». Я еле вышла из исповедальни, мне было так страшно, что я побледнела. Помню, перепутала время перелета обратно в Черногорию, чуть успела в аэропорт, и, только добравшись домой, поняла, что нельзя воевать с Богом.

Я считаю, что монашеский путь — это чудо. Но это такая ответственность! Думаю, Бог подарил мне монашество за молитвы моего дедушки. Меня очень поддержало, что в то время, когда я не могла исповедоваться, я через сестер просила молитв в монастыре. На работе сложились очень непростые обстоятельства, но я знала, что в монастыре за меня молятся. Это тоже часть того аванса, который дал мне Бог. Сейчас я вижу, что борьба будет продолжаться. Знаю, что будет больно, но надо остаться со Христом.

Подготовила инокиня Ольга (Великая)

16.12.2021

Просмотров: 1240
Рейтинг: 5
Голосов: 25
Оценка:
Комментировать