X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Дорогами любви и страдания (часть 1)

В период турецкого владычества в Сербии монашеская традиция была практически прервана. Духовное возрождение, почву для которого подготовило религиозное движение, возглавленное святым Николаем Сербским (Велимировичем), началось благодаря русским священникам, богословам, монашествующим и простым верующим, попавшим в Сербию из России после революции 1917 года. Среди тех, кто способствовал возрождению сербского монашества, были схиархимандрит Амвросий (Курганов) и игумения Екатерина (Ефимовская), подвизавшиеся в монастырях Мильково, Кувеждин и Хопово.

О влиянии русской эмиграции на монашество в Сербии рассказывает секретарь епархиального управления Жичской епархии Сербской Православной Церкви, аспирант Общецерковной аспирантуры и докторантуры имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия архимандрит Дамиан (Цветкович).

Ситуация в Сербии после Первой мировой войны

— Первая мировая война имела для Сербии катастрофические последствия. С 1914 по 1918 годы Сербия потеряла почти треть населения, около 60% мужчин. Это было время, когда ни о каком развитии не могло быть и речи: народу нужно было просто выжить. Труднее всего в это время было монашествующим.

Данные о ситуации в монастыре Студеница красноречиво свидетельствуют об этом периоде общего выживания. В обители Студеница — матери сербских монастырей — в первые годы после освобождения не было ни мебели, ни дров. Причиной бедственного положения стала не только недавно завершившаяся война, приведшая к сокращению числа монашествующих, но и отсутствие в Сербской Православной Церкви механизмов для поддержки экономической устойчивости монастырского общежития в условиях жестких аграрных реформ, угрожавших большому количеству древних монастырей.

Исторические обстоятельства, вызывавшие психологическую нестабильность в ситуации жизненного выбора, способствовали тому, что количество монахов и монахинь сократилось, и монастыри в Сербии наполовину опустели. Согласно данным 1914 года в Королевстве Сербия насчитывалось 54 монастыря, в которых жило 93 монаха; женское монашество почти полностью исчезло.

Однако благодаря богословско-миссионерской деятельности святителя Николая Сербского (Велимировича) была подготовлена почва души сербского народа для принятия семени русского монашества, что принесло в итоге богатые плоды.

Прибытие в Сербию русских эмигрантов

— «Совесть наша заставляет нас плакать, когда русские плачут, и радоваться, когда русские радуются. Велик долг наш перед Россией. Может человек быть должен человеку, может и народ — народу. Но долг, которым Россия обязала сербский народ в 1914 году, настолько огромен, что его не могут возвратить ни века, ни поколения. Это долг любви, которая с завязанными глазами идет на смерть, спасая своего ближнего. "Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих", — это слова Христа. Русский царь и русский народ, неподготовленными вступая в войну за оборону Сербии, не могли не знать, что идут на смерть. Но любовь русских к братьям своим не отступила пред опасностью и не убоялась смерти. Блаженны вы, плачущие в эти дни с Россией, ибо с нею и утешитесь! Блаженны вы, скорбящие сегодня с Россией, ибо с нею скоро и возрадуетесь!» — этими словами в своей проповеди святой епископ Николай Сербский (Велимирович) наилучшим образом выразил чувства сербского народа по отношению к России и к жертве святого царя Николая II. Это чувство благодарности, которое было не просто в сердце, но было деятельным и проявилось особенно тогда, когда необходимо было предоставить убежище русским изгнанникам.

 После Первой мировой войны на канонической территории Сербской Православной Церкви русская церковная эмиграция (верующие и священство) создала один из центров русской церковной жизни. Русская эмиграция принесла свое, освященное и подтвержденное веками, особое благочестие православным сербам. 

Эта особая «русская душа» вплелась в жизнь объединенной и обновленной Сербской Церкви в XX веке, и дружественные сербско-русские церковные связи, образовавшиеся еще в XIII веке, стали еще прочнее.

Вклад русской эмиграции в жизнь и культуру Сербии

— В результате Октябрьской революции, победы большевиков и последовавшей за этим Гражданской войны из России прежде всего в родственные славянские страны хлынули потоки русских эмигрантов, беженцев-монархистов. Первые беженцы в Сербии появились в конце 1919 года. По оценкам, в землях сербов, хорватов и словенцев (Королевство СХС) в общей сложности нашли свой новый дом 50 000 беженцев. В 1920 году была образована специальная государственная комиссия, которая занималась проблемами беженцев, их социальной защитой, обеспечением статуса эмигрантов и проживанием.

В феврале 1921 года в Сербию приехал митрополит Антоний (Храповицкий), о котором святой Иустин Челийский сказал: «Пресвятый митрополит в наше время является святоотеческим явлением, потому что в последнее время никто не оставил такого сильного влияния на православную мысль, как он. Именно поэтому его аскетическая личность имеет большое значение не только для русского, но и для всего православного мира, потому что он перевел православную мысль с схоластически-рационалистического пути на благодати-аскетический путь. Он непобедимо показал и доказал, что сила и бессмертие Православия в святоотеческой традиции». Сразу после его прибытия Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви принял решение взять под свою защиту Высшее церковное управление Русской Православной Церкви, и в ноябре 1921 года была образована Русская Православная Церковь за рубежом. В период между двумя мировыми войнами она пользовалась моральной, финансовой и дипломатической поддержкой Сербской Православной Церкви.

 В результате эмиграции российских беженцев Сербия получила серьезную научную и культурную поддержку, поскольку в эмиргации оказалась наиболее образованная часть русского общества.  

В Сербии на тот момент 50% населения старше 12 лет было неграмотным, количество же неграмотных среди русских беженцев было только 3%. Русские эмигранты составили четверть профессоров Белградского университета, а на некоторых факультетах, таких как сельскохозяйственный и медицинский, — 50% преподавательского состава.

В составе медицинского факультета они основали Клинику внутренней медицины. 12 русских ученых стали академиками Сербской академии наук. Русскими артистами (среди них балерина Нина Кирсанова и декоратор Владимир Зедринский) были восстановлены балет и опера в Белградском национальном театре.

Российскими архитекторами возведено большое количество общественных зданий, сохранившихся до настоящего времени. Среди них здание Главного почтамта в Белграде на ул. Таковской, здания Правительства Сербии, Министерства иностранных дел, старого Генерального штаба, проект Белого дворца, здание Патриархии СПЦ, церковь Александра Невского, Русский дом и церковь Святой Троицы, построенная в основном на пожертвования сербских чиновников. Сербский и югославский политик и дипломат Никола Пашич пожертвовал на строительство церкви 40 000 динаров (огромная сумма в переводе на современные деньги). В 1929 году церкви Святой Троицы на Ташмайдане были переданы останки генерала Врангеля, который просил, чтобы его похоронили «на клочке русской земли».

В области церковной жизни и миссии, то есть работы православного духовенства и монашества на сербских землях, «фактор русской эмиграции» сыграл значительную роль. Многие русские эмигранты, в том числе православное духовенство, по уровню образования часто превосходили своих собратьев.

Сербская помощь православным братьям

— О первой волне русских монахов-беженцев, направляющихся в Сербию и Сербскую Православную Церковь, известно из письма (апрель 1923 года) представителей афонских судов в Константинополе, которые узнали от своего народа из Одессы и Петрограда, что 185 монахов Пантелеимонова, Ильинского и Андреевского монастырей были изгнаны из страны «живоцерковников» (или «духовных чекистов») и попросили Сербского Патриарха Димитрия принять их.

Священноначалие Сербской Православной Церкви надеялось, что русские монахи, как воплощенный архетип восточного христианского аскетизма, смогут обновить сербскую монашескую жизнь, повысив качество духовной жизни. Однако в среде сербских монашествующих возникла зависть к русским собратьям.

Некоторые сербские священники начали высказываться против участия русских священников-беженцев, знавших литургию и церковнославянский язык в богослужении, предлагая, чтобы русских отправляли служить исключительно в городские районы, объясняя это тем, что они не знают специфики патриархальной сельской жизни.

Но среди сербских священников были и те, кто, напротив, встал на защиту своих собратьев — беженцев из России, отмечая качество их пастырской работы, тактичность и успешное руководство словесным стадом.

 В анналах деревенской церкви Тимокской епархии сохранилась запись приходского священника: "Русский брат пришел на приход, где я служил. Он обустроил ветхую церковь. Посещение церкви и святой литургии мужчинами и женщинами и их приобщение стало более частым... священник пользуется любовью прихожан". 

Самое главное, что произошло благодаря монахам-беженцам — это значительное увеличение числа людей в Сербской Православной Церкви, выбравших аскетический образ жизни.

Продолжение следует…

 

Источники:

  1. Архиепископ Антоније Медведев, Млади Старац, Београд –Шибеник: Истина, 2010.
  2. Др Јустин Сп. Поповић, Достојевски о Европи и словенству, Ваљево, манастир Ћелије, 1995.
  3. Старац Тадеј Витовнички,Мир и радост у Духу Светом, Београд: Образ светачки, 2011.
  4. Епископ Хризостом, Тихи глас, Београд: Свети Архијерејски Синод СПЦ: 1991.
  5. Радован М. Пилиповић, Српска православна црква и руска емиграција (1920–1940).
  6. Бело емиграција у Југославији 1918–1941, том I–II, приредили др Тома Миленковић и др Момчило Павловић, Београд 2006.
  7. Правила женског хришћанског покрета, Београд 1936.
  8. Милојко Веселиновић,Српске калуђерице, Београд 1909.
  9. Голгота Христове Русије страдање Руске цркве под комунизмом, Цетиње 1999.

21.12.2021

Просмотров: 852
Рейтинг: 5
Голосов: 11
Оценка:
Комментировать