X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«В глазах сестры должен быть свет» (часть 1)

Сестра милосердия Наталья Силантьева в Сестричестве в честь преподобномученицы Великой княгини Елисаветы с первых лет его основания. За четверть века служения при монастыре несла послушания в швейной мастерской, психоневрологическом интернате, церковной лавочке. Не раз была старшей сестрой, организуя работу разных подразделений и объединяя людей. «Послушание при монастыре не сравнить с мирской работой. Здесь мы духовно возрастаем», — говорит она о служении, без которого не представляет своей жизни…

«По молитвам мамы Господь оставил мне жизнь»

— Мы с семьей жили в деревне, пока мне не исполнилось 6 лет. Папу крестили в Православии, но в храм он почти не ходил. Воцерковленными были родители отца — мама исповедовалась, причащалась, с молитвы начинала каждую трапезу. Наверное, благодаря обращению бабушки Евдокии к Богу меня, брата и сестру в раннем детстве крестили в Православии и с пеленок носили к Чаше.

Моя мама долгое время исповедовала католичество и была глубоко верующим человеком. Однажды она потеряла обручальное кольцо — шла вечером с ребенком на руках и не заметила, как оно соскользнуло с пальца. Дорога пролегала между деревнями, на пути канава. Утром следующего дня мама с сокрушенной молитвой шла этой же дорогой в соседнюю деревню на автобус, чтобы ехать в город. Вдруг заметила, как что-то сверкнуло на дорожке. Нагнулась — и подняла свое обручальное кольцо! А ведь по этой дороге утром прошло много людей…

 Когда мне было 3 года, вдруг поднялась высокая температура, начались судороги. Лекарств не было, я могла умереть в любой момент. Ехать до больницы 40 минут. В пути мама горячо молилась, и температура начала падать. Когда мы приехали в город, врачи не хотели госпитализировать, поскольку кризис миновал. По молитвам мамы Господь оставил мне жизнь… 

«Бог открыл мне красоту Православия»

— Когда мы жили в деревне, мама часто болела. Храм был далеко, и к Причастию нас водили лишь несколько раз в году. После переезда в Минск у нашей семьи появились верующие православные друзья. Поскольку мама была католичкой, одно воскресенье она шла в костел, другое — с друзьями в православный храм. Нас с братом и сестрой всегда брала с собой.

В 17 лет меня коснулась благодать, и Бог открыл красоту Православия. Желание заходить в костел пропало, каждое воскресенье я была на службе в Петропавловском соборе и старалась каждую неделю причащаться.

При соборе в те годы действовала группа «Киновея». Братья и сестры убирали и благоустраивали Петропавловский собор после его передачи Православной Церкви. Я присоединилась к ним.

В то время создавалось наше сестричество. Отец Андрей Лемешонок как-то сказал мне: «Можешь приходить петь». Петь я не умела и решила пойти учиться в школу катехизаторов, где познакомилась с Ольгой Чищенко — скромной и мудрой сестрой, с которой мы около 20 лет несли послушание в монастыре. В глазах Оли и других православных людей я увидела свет и красоту, мне самой захотелось стать лучше.

Но еще до школы катехизаторов и прихода в сестричество состоялись две паломнические поездки, которые оказали большое влияние на мою жизнь.

Поездка на остров Залит

— В 1996 году отец Андрей с сестрами организовали поездку к батюшке Николаю Гурьянову на остров Залит. В паломничество тогда поехали белые сестры, многие из которых позже приняли монашество. Я еще не была в сестричестве, просто попросила, чтобы меня взяли в поездку. Отец Андрей благословил. Сестры ехали в облачении, а я в платочке…

По дороге ломается автобус. Мы все выходим из салона и в четыре утра начинаем нараспев читать акафист святителю Николаю Угоднику. Только пропели величание, как мотор загудел. До сих пор помню этот удивительный момент соборной молитвы и то, как Господь ответил…

Наконец, добрались до острова Залит. Подошли к домику старца и снова пропели акафист святому Николаю Чудотворцу. Отец Николай вышел и каждого благословил: кому-то посоветовал присмотреться к монастырю, кому-то — молиться о будущем муже. Я хорошо запомнила слова, адресованные мне: «Если будешь выходить замуж, венчайся». Тогда мне был 21 год, до знакомства с супругом еще долгих 17 лет…

 В 1996 году отца Николая Гурьянова я увидела светлым, радостным и одухотворенным. Помню, как батюшка сказал нам с сестрами: "Будете ходить в интернат, за молитвы больных спасетесь". 

В Свято-Боголюбском монастыре

— Вскоре после возвращения в Минск я услышала, что от храма во имя святой равноапостольной Марии Магдалины организуют паломническую поездку в Дивеево с посещением монастыря в Боголюбово.

Ехали мы большой группой — 45 человек. Немного погостили у преподобного Серафима Саровского и на обратном пути заехали в Свято-Боголюбский монастырь, где в конце 90-х духовником был схиархимандрит Петр (Кучер). Каждый хотел получить благословение старца.

Встречи с батюшкой дожидались в двухэтажном приходском доме. Очередь к отцу Петру была длинная. Мы с подружками на первом этаже прочитали три акафиста. Потом поднялись наверх, но я решила вернуться в автобус, вспомнив, что что-то оставила в салоне.

Приходской дом был не достроен, лестница без перил. В темноте я стала спускаться по ступенькам, оступилась и упала с высоты 2,5 метра на цементный пол. Как раз на то место, где перед этим мы с подружками читали акафисты…

Подбежала испуганная монахиня: «Я думала, вы разбились!» Меня начали поднимать, а я прошу: «Пожалуйста, отведите к отцу Петру под благословение».

Батюшка благословил каждого из нашей группы, и мы поехали в Минск. Сутки я со слезами на глазах терпела боль в автобусе. Дома оказалось, что в позвоночнике трещина.

Два месяца пролежала в больнице, полтора из них — прикованная к кровати. Помню, как приходил со Святыми Дарами отец Анатолий Солдатов и мы всей палатой причащались. Вместе читали утреннее и вечернее правило, пели. Такая была благодать!

«Хочу трудиться при монастыре»

— К тому времени я уже 5 лет работала в железнодорожных кассах. Несколько раз проводником сопровождала пассажирские составы в Москву, Киев, Санкт-Петербург. В коллективе меня ценили, но после больницы я поставила себе цель: уйти с мирской работы и трудиться при храме.

Прихожу к отцу Андрею и говорю: «Хочу стоять со скарбонкой и собирать пожертвования для обители». Батюшка удивился и спросил: «Ты что, в монастырь собралась?» — «Нет. Просто хочу трудиться при монастыре».

Руководство не хотело меня отпускать. Помню, прихожу к начальнику станции и сообщаю: «Хочу уйти из касс и работать при монастыре». Руководитель указывает на икону Спасителя в кабинете и говорит: «Он тебе не велит уходить». Я поколебалась, но спустя время вновь подошла и уже твердо сказала о своем намерении.

Батюшка благословил меня стоять со скарбонкой. В то время открывались церковные лавочки, я несла там послушание, но вскоре лавочки закрывались. Первые полгода было очень тяжело, одолевали сомнения, правильно ли я поступила, оставив мирскую работу. За советом вновь поехала к отцу Николаю Гурьянову.

Приехав на остров Залит, спросила у батюшки, не ошиблась ли с выбором. Старец благословил трудиться в швейной мастерской, тогда она только открывалась в нашем монастыре.

Шить я училась с нуля в Свято-Иоанно-Богословском монастыре в Домашанах и Спасо-Евфросиниевской обители в Полоцке. В швейной мастерской проработала 11 лет, из них 3 года была старшей сестрой. Шила митры и клобуки для митрополита Филарета (Вахромеева), священников и монахинь.

«Благословлю брак — будешь меня корить»

— Когда в 17 лет я закончила учебу в железнодорожном лицее, меня направили трудиться в воинские кассы. Там я познакомилась с Александром — помощником коменданта, тогда он был лейтенантом, позже стал капитаном, потом майором. Он считал меня своей девушкой и планировал жениться, но сказал, что сначала нужно построить квартиру.

Вначале всё шло хорошо, Александр был очень заботливым. Когда в моей душе начали происходить перемены и я захотела трудиться в монастыре, он это принял. Но, вероятно, его тяготило мое новое состояние. Как-то он сказал: «Я хочу, чтобы ты всегда была радостная. Хочу видеть Наталью, которую знал раньше».

С момента нашей встречи прошло 7 лет. Александр построил квартиру и предложил мне стать его женой. Я боялась ошибиться и решила поехать к отцу Николаю Гурьянову, чтобы взять благословение на брак.

На острове Залит гостила 7 дней. Один раз подошла к батюшке, второй, а он за Александра выходить замуж не благословляет. Расстроилась, слезы рекой, думаю: «Как же некрасиво получается: 7 лет встречались, а теперь я отказываюсь. Что подумают обо мне родители жениха?»

 Подхожу к старцу в третий раз и спрашиваю: "Батюшка, может быть, это ошибка? Может, все-таки это мой человек?" А батюшка говорит: "Если я тебя благословлю на этот брак, ты всю жизнь будешь меня корить…" 

Человек, за которого я собиралась замуж, был очень властным, любил командовать, в церковь не ходил. Наверное, отец Николай увидел, что наша жизнь не будет счастливой...

Вернувшись в Минск, я сказала своему другу, что батюшка не благословил наш брак. Предложила ему самому поехать на остров Залит и поговорить с отцом Николаем. Александр с семьей поехал в паломничество по святым местам, но в дороге заболела его племянница, и они вернулись в Минск, не попав к отцу Николаю.

А я стала ждать свою половинку…

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Игоря Клевко и из личного архива Натальи Силантьевой

07.12.2021

Просмотров: 1579
Рейтинг: 5
Голосов: 30
Оценка:
Комментировать