X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Только надеждой и живу…»

В фотоархиве нашего монастыря есть интересный снимок — фотография силуэтов сестер. Одна из них в белом облачении, а другая — в черном. Это лучше всего выражает особенность нашей обители — единство и общность сестер милосердия и сестер, которые избрали для себя монашеский путь. Наша новая рубрика называется «Монашество». Ни в коей мере не умаляя достоинство служения «белых» сестер, а, скорее, раскрывая многообразие нашего монастыря, она призвана показать особенности стези монашеской, подразумевающей полное посвящение себя Богу.

Монашество имеет особую красоту и смысл. Вот что об этом говорит духовник монастыря протоиерей Андрей Лемешонок: «Монашество — это возможность отказаться от всего временного, а главное — от своей воли, от своего "Я"; возможность дать действовать Богу и уже здесь, на этой земле, строить Царство Божие внутри себя. Монашество — это наибольшая полнота служения Богу и соединения с Богом».

Путь каждой сестры или брата в сестричество и монастырь уникален. Ведь Бог с каждым говорит на языке его сердца. Кто-то охотно делится историей своего прихода к вере, а кто-то предпочитает хранить молчание. На одном из собраний монахиня Надежда (Коржина) поделилась своей историей прихода в монастырь.       

Монахиня Надежда (Коржина) родилась в Костромской области 15 ноября 1948 года. Работала технологом на предприятии «Интеграл». В 2001 году стала сестрой милосердия Сестричества в честь преподобномученицы Великой княгини Елисаветы. Несла послушание сестры милосердия со скарбонкой на Северном кладбище, в церковных лавках г. Минска. В 2011 году стала насельницей монастыря. Постриг в мантию приняла в 2018 году.

Монахиня Надежда (Коржина):

— Мой путь в монастырь… Вообще, хочу сказать, что наш монастырь я очень люблю. И что-то в нем менять мне совершенно не хочется. А в жизни всякое было. Жила я без Бога, как бы и хорошо… по-человечески. Но так получилось, что в один прекрасный момент Господь решил всё разрушить. И разрушил так, что только треск стоял: ни семьи, ни своей квартиры — ничего не осталось. Всё мечталось, что когда-то будет свое жилье. А Бог мне этого и не дал. Потому что, если бы квартира появилась, я бы, наверное, не смогла ее оставить.

30 лет я прожила со свекровью. А мне хотелось в монастырь. Бывает, приеду поздно со службы, лягу, закрою глаза и вижу, как я в Никольском храме стою в черном… Потом опомнюсь и думаю: муж рядом, а мне такое мерещится! Несколько раз такое было.

Так думалось, что старики на мне останутся — буду их досматривать. Тем более столько лет вместе прожили, уже изучила их вкусы, привычки. И тут… муж ушел из семьи и через год подал заявление на развод. После 30 лет совместной жизни! Видимо, насильно мил не будешь.

Когда развод состоялся, приехала я к отцу Андрею Лемешонку, и он спрашивает: «Так, может, в монастырь?» Стою и размышляю, что же на это ответить-то? — «Благословите!» А в это время подумалось о свекре со свекровью. Я решила, что у них одна надежда на меня. Но опять-таки Господь вмешался. Дом, в котором они жили, доставался им очень тяжело — в то время строить трудно было. Всю жизнь свекровь говорила, какое это для них сокровище. И после того, как сын их со мной развелся, мне пришлось уйти.

Я переехала к детям. Но только это случилось — попала под машину. И уже не надеялась, что стану насельницей монастыря: какой теперь монастырь — калека, инвалид... 6 лет шла реабилитация, училась вновь ходить, как ребенок. И всё это время святитель Лука был моим помощником. Пока я вернулась на послушание в церковную лавочку в универсаме «Юбилейный», которое несла до аварии… Потом жизнь с детьми — у меня к ним всё претензии были: «Что вы смотрите, что вы едите?» Они с ужасом ждали, когда я вернусь с послушания.

И когда стало совсем невозможно терпеть, помню, приехала я к батюшке на исповедь. Батюшка еще раньше предлагал мне то больных навещать, то еще что-то — я всё делаю, а ничего не получается. И тогда о. Андрей и говорит: «Ну, так приходи в монастырь». Я сразу: «Когда?» — «Завтра». Завтра так завтра. Еду домой — а поздно уже, вечер, мне от монастыря далеко ехать. Захожу, а дочка кричит мне с постели: «Ну что, тебя не приняли?» (я ночевать должна была у знакомой). А я говорю: «Приняли». — «Куда?» — «В монастырь». Она как закричит! Я лицом ее к себе в колени уткнула и говорю: «Тише ты, тише. И тебе будет хорошо, и мне». У меня почему-то было ощущение, что всё будет хорошо. И когда я первую ночь в монастыре ночевала, мне думалось: «Наконец-то я дома».

Первые 7 лет я жила в такой благодати, что и не рассказать. А после монашеского пострига всё, за что бы ни бралась, — не получалось. Но Господь для чего-то призвал меня… Да и имя такое дал — Надежда! Только этой надеждой и живу.

Подготовила инокиня Ольга (Великая)

30.11.2021

Просмотров: 1975
Рейтинг: 4.9
Голосов: 31
Оценка:
9 месяцев назад
Душу согрели. Храни вас Господь!

Написать комментарий...

Комментировать