X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Один дух, один Господь, одна вера…» (ч. 3)

«Борьба…»

— В детский интернат я впервые пришла с сестрой Тамарой Самохиной. Тогда в храме причащали деток. У меня был шок, когда увидела проживающих в разных состояниях. Возвратившись домой, какое-то время просто лежала, ничего не могла делать. Сходив в интернат несколько раз, поняла, что больше не смогу.

А потом сестра, которая трудилась в ТЦ «Глобо», сказала: «Таня, я ухожу в монастырь. Сестре Нине Сандович нужна помощь в 4-м интернате». Думаю: «Какое там, это не моя мера…» И всё же поехала. В 4-м интернате люди разного возраста — от молодежи до пожилых. Я навещала проживающих, а внутри крутило. Хотелось, чтобы меня просто оставили в покое. Но в какой-то момент Господь открыл, и вдруг стало понятно, что это не ты нужна этим людям, это они тебе нужны.

 Иногда думаешь: "Я устала, не хочу идти". Заставляешь себя, подходишь к калитке интерната, а в голове мысль: "Пошла я домой". Знаете, что я делаю в этот момент? Быстро нажимаю на звонок и говорю себе: "Вот так! Назад дороги нет!" Батюшка в таком случае говорит: "Борьба…" 

Приходишь в отделение, а проживающие несутся тебе навстречу, обнимают, спрашивают, почему так давно не приходила. В них нет наигранности: если им плохо, скажут, чтобы уходила, причем могут и в грубой форме, если хорошо — искренне радуются. От общения с ними внутри начинает что-то происходить, и ты получаешь такую поддержку!

Смотришь на их немощное состояние — как они ругаются, дружат, ревнуют… Вот стоим на Божественной литургии, один другому говорит: «Отойди, это моя сестра! Вот там стань, ты что, не видишь, здесь места нет?» — и потихонечку оттирает от тебя соседа. И всё это уже становится таким родным...

Божии люди

— Как-то у меня было серьезное психологическое истощение. Я пришла домой после послушания и проревела с вечера до утра. Муж просыпается на работу, а я думаю: «Тихонечко полежу». Он смотрит на меня: «Не понял. Что случилось?» — «Всё хорошо. Просто устала». — «Ничего себе устала! Ты сегодня выходная?» — «Нет, мне на послушание». Муж побежал на кухню, накапал валерьянки…

Случилось это в среду. В пятницу у нас в интернате акафист, в субботу — Божественная литургия. Приходим в отделение. А там жила Лена, которая всегда подходила, сильно обнимала сестер за шею и что-то быстро говорила. В тот день она всех сестер обожмякала, подходит ко мне, начинает аккуратненько гладить меня по косынке, плечу, спине и говорит: «Не плачь. Не надо плакать». Всю Божественную литургию она продолжала меня нежно гладить. А ведь я пришла в интернат уже в нормальном состоянии. Это действительно Божии люди…

 Маргарита низкого роста, худенькая. Подходит к отцу Родиону Альховику, гладит батюшку по животу и спрашивает: "Как ваши детки?" Мы все насторожились, а отец Родион говорит: "Да, моя матушка беременна. Святые среди нас". Кажется, что эти люди больные, а они перед Богом чистые… 

В интернате есть колокольня. Наш брат Ваня выучился на звонаря и регулярно ездит туда звонить. Для проживающих это во времена карантина большая отдушина — наше присутствие.

Плоды молитвы

— Мы часто недооцениваем силу молитвы. Почитали 40 дней акафист, если ничего не изменилось — разочарование и ослабление веры. А надо молиться до конца, что бы ни случилось. Когда долго трудишься, Господь помогает, пусть даже через много лет.

Мой папа был человеком невоцерковленным. Мы с мамой молились за него, записочки подавали, акафисты вечерами читали. Видели, что ничего не меняется, страсти отца не оставляли, но продолжали молиться.

И вдруг болезнь. Папа попадает в больницу, мама приносит ему крещенскую воду. Отец звонит мне и говорит: «Это такая сила!» Человек, который далек от храма, так говорит на крещенскую воду… Я готова была разреветься, понимая, что Господь его коснулся.

Отец звонит маме: «Научи меня молиться». — «Как я тебя научу? Своими словами говори». И видели бы вы, как отец выстраивает молитву! По-человечески тебе жалко, что папа заболел, ты не знаешь, чем всё это закончится, но какая радость оттого, что близкий человек встретил Бога!

Господь что-то открыл папе, и он начал с Ним разговаривать. Это было живое обращение к Богу. Потом отец быстро ушел…

 Ты поставил кастрюлю на огонь, вода должна закипеть. Не закипела делаешь вывод, что плита не работает. Хочется увидеть плоды прямо сейчас. А с молитвой всё по-другому: результат обязательно будет, но, может быть, спустя годы… 

Бабушка моего мужа понесла его на Причастие в 5 лет. Он так махал руками, что у батюшки чуть не выпала Чаша, вырвался и выбежал из церкви. Впервые причастился во время нашего Венчания и был как ребенок. Очевидно, что действовала Божия благодать. Я видела, как муж менялся: стал более спокойным, сосредоточенным.

После Венчания мы встретили друзей мужа, и он поделился с ними радостью, на что друзья сказали: «Под каблук попал». Мне это было так больно, все-таки такой глубокий момент. И я начала потихоньку отходить, боясь, что муж ответит с юмором. Вдруг слышу, как он говорит другу: «Знаешь, я тебе тоже советую». Я вернулась и стала рядышком, радостно думая: «Это мой муж!»

Под Божьим куполом

— Однажды мы с супругом были в деревне. Идем к дому после Божественной литургии и Причастия, а муж — снова как ребенок. Он не знал слова «благодать» и пытался мне объяснить свое состояние: «Внутри такая радость, но не та радость, когда мы вместе с друзьями за столом собираемся, какая-то другая». — «Так это благодать!» — «Не понимаю, что ты мне говоришь. Мне просто хорошо».

Едем в город, а муж спрашивает: «Что ты мне говорила? Какое-то такое слово…» — «Благодать — это твое радостное состояние после Причастия, его Господь дает». — «Знаешь, это созвучно с тем, что было после Венчания…»

Вот ты сестра милосердия, в храме, в монастыре. А человека Бог касается, и он меняется. Но это случается, только если есть желание меняться, если его нет — и монахи ничего не изменят.

Движение вперед есть лишь в том случае, если человек хочет измениться. Пусть не сейчас, пройдет время. Может быть, уже и нас не будет, а посеянное зерно взойдет. Так и у мужа: бабушка поет на клиросе, а внук идет своей дорогой, не всегда ровной, но под Божьим куполом за бабушкины молитвы.

 Видишь всё это и думаешь: "Мурашечка, что ты переживаешь? Построится твой муравейник. Не один будешь трудиться, много вас. И пусть вы тянете не те бревна, пусть не всё вам нравится, но что-то строится. Ты заходишь с южной стороны, кто-то другой — с северной. Каждый несет свою ношу, а Господь сверху наблюдает и корректирует: "Сопротивляетесь? Не хотите так? Ладно, потом сами будете переделывать". Во всем Божье действие… 

«Господи, не дай себя пожалеть»

— У меня были моменты, когда я приходила с послушания и ничего не могла делать, из-за обилия негативной информации была как выжатый лимон. В таком случае выход один — обращение к Богу: «Господи, ты всё видишь. Дай мне сил и не дай себя пожалеть».

Бывает, что внутри точит: «Посмотри, ну какая она сестра милосердия? Какой священник немощный!» Хорошо, если ты на страже и не доверяешь этим мыслям. Как только осудил, внутри уже нет мира, тишины и единства. Грех мешает не кому-то другому, а тебе самой.

А порой видишь такую красоту в сестре! Знаешь ее немощи, болячки, наблюдаешь, как она переступает через себя, через обстоятельства и утешает других. И ты еще пытаешься осудить человека!.. А что бы сама делала, окажись в такой ситуации?

 В сестричестве мы вместе — идет молитва друг за друга, за мужей, за детей. "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Мф. 18: 19). А нас вон сколько! И ты видишь, насколько действенна соборная молитва… 

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Игоря Клевко

«Один дух, один Господь, одна вера…» (ч. 1)>>

«Один дух, один Господь, одна вера…» (ч. 2)>>

11.11.2021

Просмотров: 503
Рейтинг: 5
Голосов: 18
Оценка:
Комментировать