X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Нам нужна прямая связь с Богом»

Надо говорить о главном. А что главное для тебя? Всё делается таким бесцветным, безвкусным… Как, знаете, когда ты заболел коронавирусом. Мне один брат говорит: «Батюшка, я болел коронавирусом и ничего "не слышал": ни запаха, ни вкуса. И вот я на Покров Божией Матери прикладываюсь к иконе — и такой аромат, такое благоухание! Меня Бог исцелил». Представляете, какая красота! Вот это настоящее. Это не выдуманное, он простой мужик и нигде это не прочитал. Это «прямая речь». Вот о чем я говорю: о такой прямой речи.

Человек, просидевший в тюрьме десятки лет, вдруг говорит: «Батюшка, я начинаю жить. Потому что я вижу солнце, я вижу природу, я вижу людей. Я этого не видел раньше. Я жил в этом мире, но я этого не видел…» Потому что грех, потому что вся эта жизнь превратилась в сплошное греховное месиво. И мы тоже должны искать — вот этой настоящей жизни, вот этих настоящих отношений с Богом и с ближним. И не пользоваться теми шпаргалками, которые дает нам этот мир, потому что это неправда.

Надо жить каждый день как последний. Но кажется, что так жить невозможно. И пока тебе будет казаться (а когда кажется, нужно креститься), пока ты будешь себя оправдывать, что так жить невозможно, опять будет «двойка». А когда же будет «пятерка»? Когда же ты придешь и скажешь: «Господи, у меня всё хорошо. Я знаю, что Ты меня никогда не оставишь, я знаю, что Ты меня любишь, и Твоя любовь всегда будет согревать мое сердце. Твоя любовь всегда будет открывать мне, как нужно прожить завтрашний день»?..

А как мне нужно прожить? Без греха. А можно ли жить без греха? Можно. С Богом можно всё, даже целый день прожить без греха. Но мы не начинаем с целого дня. Мы начинаем с нескольких часов. А может, надо начинать с часов богослужения? С тех минут, когда мы стоим перед Богом? Ведь эти минуты могут превратиться в годы и вечность. Может быть, нам нужно если не всё пересматривать в наших отношениях с Богом, то хотя бы начинать новую главу в книге нашей жизни?

Вот человек согрешил, он такой, понимаете, становится смиренный: «Ой, Господи, батюшка, простите меня, я решил, что больше не буду». До какого времени? Насколько хватит тебя? Дело в том, что мы не делаем глубокой работы над ошибкой, потому что ленимся, потому что не хотим в корне менять наши отношения, нашу жизнь. Мы хотим отделаться только косметическим ремонтом: здесь подкрасить, здесь подмазать — и вроде всё хорошо. Вот старцу Силуану сказал духовник (тот ему исповедал, что у него блудные мысли): «Ты их не принимай». И старец Силуан никогда в жизни больше не принимал блудные мысли. Никогда. Я вижу в этом целостность человека. Сказал духовник: это делать не надо — и человек это не делает. Вот ты пообещал Богу: «Я больше пить не буду, всё, хоть убей меня»; «Я больше не буду никого осуждать, что бы я ни увидел, что бы я ни узнал. Это не мое дело. Мое дело — заниматься своим сердцем, своей жизнью, своими отношениями с Богом. А всё остальное мне вредит, всё остальное — от лукавого». Если бы мы готовы были услышать и исполнить то, что нам говорят!.. А мы говорим: «В современном мире так жить невозможно». Мы не верим, что можно жить без греха. И не только не верим, но и не хотим. Вот трагедия человека. Вот почему и апостол говорит, что я хочу жить с Богом, но делаю то, что не хочу (см.: Рим. 7: 15–23). Грех во мне живет, и он побеждает мое желание.

Это и есть та внутренняя жизнь, которая формирует твою жизнь внешнюю. И не важно, где ты находишься: в монастыре со строгим уставом, в пустыне, в горах, наедине с Богом, или ты в рабстве на скотном дворе, как Иоанн Русский. И там, и там можно стать святым. И там, и там можно потерять Бога.

Надо найти золотую жилу, которая дала бы нам прямую связь с Богом. А не жить, поддакивая и оправдывая своего ветхого, греховного человека. Но для этого нужны мужество, решительность. Святые решительны, а ты пока в таком положении, когда можешь всем всё сказать: надо жить так, надо жить так — всех осудить. А судьи кто?.. Люди, которые действительно пребывали в духовном общении с Богом, боялись сказать слова осуждения про ближнего. Когда отцу Николаю Гурьянову сказали об одном священнике: «Такой человек, такие страшные вещи!..», он ответил: «Хороший человек, помоги ему, Господи». Хотя тогда, когда можно было помочь человеку что-то исправить, он мог и треснуть по затылку, чтобы что-то в голове перевернулось и встало на свои места. Это было по любви. Всё по любви. Как блаженный Августин сказал: «Люби Бога и делай что хочешь».

15.11.2021

Просмотров: 2024
Рейтинг: 4.7
Голосов: 40
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать