X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Любовью и единением спасемся» (часть 1)

Иван Бондарев из «Иванова детства», колокольных дел мастер из «Андрея Рублева», Александр Нетужилин из «Военно-полевого романа» — эти легендарные роли принесли Николаю Бурляеву всенародную известность и любовь. Работа с лучшими режиссерами страны воспитала в молодом актере любовь к профессии и преданность ей, а казачьи корни помогли стать настоящим патриотом России, который не боится в полный голос говорить правду, отстаивая духовные и нравственные ценности.

Гость монастыря — народный артист России, режиссер, писатель, президент Международного кинофестиваля славянских и православных народов «Золотой Витязь», член Патриаршего Совета по культуре, член Общественного совета при Министерстве культуры России, депутат Госдумы от партии «Справедливая Россия — Патриоты — За правду» Николай Петрович Бурляев.

 

Николай Петрович, давайте начнем с темы кино. Фильм «Андрей Рублев» был снят в 1966 году, премьера картины «Военно-полевой роман», где вы сыграли православного человека, состоялась в 1984 году. Как объяснить этот феномен в те годы, когда религия была под запретом? 

— Тогда, при партийном режиме, христианские идеи было легче проводить через экран, чем сейчас через бездарных продюсеров, которые ничего не понимают в кино, но делают фильмы. Тогда, и даже до этого фильма, партийные режиссеры создавали христианские фильмы. Сергей Бондарчук, Лев Кулиджанов, Сергей Герасимов, Станислав Ростоцкий, Глеб Панфилов, Никита Михалков, Василий Шукшин — все они делали христианские фильмы. И они проходили.

Андрей Тарковский в 1966 году закончил «Андрея Рублева». Как ему дали это делать? По Промыслу Божию. Фильм поднимает и укрепляет сознание, открывает историю, художника Андрея Рублева, иконопись. Вот как нужно относиться к кино. А сейчас говорят: «Как же? Ведь деньги нужно делать на кино, это же бизнес, это же индустрия!» Я отвечаю на это так: нельзя жить, ожидая успеха в первый уикенд. И работать, и творить, и создавать фильмы для успеха в первый уикенд, в первую неделю, чтобы за семь дней собрать все деньги. У «Андрея Рублева» не было успеха в первый уикенд. Вообще, он был положен на полку на семь лет. А потом, когда вышел, пошел по экранам мира, и уже 50 лет идет. Еще лет десять тому назад, когда ездил, я видел очереди на фильмы Тарковского, на «Андрея Рублева» в Венесуэле, в Лос-Анджелесе, в Париже. Он перекрыл все кассовые рекорды, всех «шреков» и так далее.

 Вот о чем надо думать — не об успехе в первый уикенд, а об успехе в вечности. 

Конечно, трудно работать как Тарковский. Потому что он посланник Божий. Сам не ведая того, он проводил Божьи мысли, он чувствовал интуитивно Создателя. Мы с ним о религии не говорили, но именно он на фильме «Андрей Рублев» мне повесил на грудь православный крест…

— Николай Петрович, вы разработали курс «Православная культура» для будущих режиссеров. Удалось ли ввести эту духовно-нравственную дисциплину в программу обучения студентов-кинематографистов?

— Да, я выпустил первый в истории православный курс авторской кинорежиссуры при Госкино России. За два года обучения дал студентам всё то, что получил во ВГИКе за четыре года. Главные дисциплины им читала профессура ВГИКа — лучшие режиссеры, операторы, художники, драматурги России. Кроме того, я возил студентов в Духовную академию, где им читали лекции Осипов, Дунаев, Гаврюшин.

Профессора ВГИКа говорили: «Мы сами хотели бы здесь учиться». Я понимал, что готов создать академию, но не мог сделать это физически. Имея столько обязанностей и трудностей с «Золотым Витязем», оформлять лицензию, искать здание для академии, решать другие вопросы было невозможно.

Я не смог это сделать за 20 лет. Но этим летом, когда баллотировался в депутаты от Ярославской области, объявил, что создам в Ярославле киношколу авторской режиссуры. Обучать студентов будем год. За это время им прочтут лекции мастера кинематографа мирового уровня, обладатели «Золотого Витязя», «Оскара», «Грэмми» — Никита Михалков, Карен Шахназаров, Вадим Абдрашитов, Владимир Хотиненко, лучший аниматор планеты Александр Петров. 30 потрясающих актеров, режиссеров, драматургов будут педагогами этой школы. Все они подтвердили участие.

— Чтобы открыть школу, должна быть господдержка?

— Поскольку я баллотировался не от партии «Единая Россия», власти Ярославля перекрывали мне все каналы общения с людьми. И тогда мне предложили открыть школу авторской режиссуры в частном ярославском университете. В декабре я должен туда ехать, чтобы провести мастер-класс. Вслед за мною приедут в Ярославль наши лучшие режиссеры — Никита Михалков и Карен Шахназаров.

Все, кого я приглашаю, — православные люди, мои друзья.

 Православие — это основа. В истории осталось только то, что освящено Христом и верою в Бога.  

От всех этих черных квадратов и параллелепипедов не останется следа. Вся эта шелуха забудется. А произведения тех, кто творил с Господом в душе, ради Него и Им вдохновляем, останутся. Как остались Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский, Тарковский, Бондарчук, Шукшин, Рахманинов, Чайковский…

— Секрет долголетия кинофестиваля «Золотой Витязь» — в православной и нравственной основе?

— Думаю, да. Наш фестиваль появился в 1992 году, когда всё разваливалось. Мы себя позиционировали как международный фестиваль славянских и православных народов. Начали работу по благословению старца Наума, патриарха Алексия II и митрополита Кирилла. Но нам было трудно при всех министрах. Вроде руководят культурой русские люди, а почему такая русофобия? Почему такое пренебрежение к своим традициям и корням? И такое отношение продолжается… И это при том, что президент России издал Указ «Об утверждении Основ государственной культурной политики» на базе наших традиционных духовно-нравственных принципов.

Динамика «Золотого Витязя» поражает всех. Многие спрашивают: «А почему у них всё получается, мы же им так мало даем?» Да потому, что Россия огромная, и появляются те, кто поддерживает. Фестиваль православного кино губернаторы принимали. Сейчас кинофорум бросил якорь в Севастополе. Там очень трудно, Минкультуры урезает финансирование, а ведь это южный духовный форпост России. Понимания этого нет…

Мне чиновники высокого уровня говорят: «Вы знаете, денег нет». Не может быть, чтобы в России — богатейшей стране мира — не было денег. Они есть, только как ими распоряжаются? Вы отчислите 1–2% от продажи энергоресурсов, которые идут на Запад, — вот и тема закрыта. Вы же говорите, что «Газпром» — это национальное достояние. Так пусть национальное достояние послужит национальной культуре.

— А как простой зритель встречает кинофестиваль «Золотой Витязь»?

 — Реакция одна и та же, по принципу «в зал вошла разрозненная масса, вышел монолит». Вот что делает «Золотой Витязь».  

Видимо, этого и боятся. Боятся, что мы будем чувства добрые пробуждать и гармонизировать народ. А «Золотой Витязь» делает свое дело.

Мы создали Славянский творческий союз, в котором 11 тысяч человек из 15 стран славянского мира. Армия у нас огромная — лучшие деятели культуры России, Беларуси, Украины (правда, многие после майдана испугались, и не все продолжили шествие плечом к плечу), Сербии, Болгарии, в Польше есть наши друзья. Людей надо собирать.

— Николай Петрович, свой режиссерский дебют — фильм «Лермонтов» — вы называете распятием: его активно критиковали на съезде кинематографистов СССР, устроили травлю в центральной прессе. Почему последовала такая реакция? Вы показали Россию, которую кому-то не хотелось видеть?

— Когда я снимал фильм «Лермонтов», ожидал, что претензии могут быть у лермонтоведов, но все они фильм приняли. Более того, крупные ученые, которые занимались изучением жизни и творчества поэта, говорили: «Отныне мы будем видеть Лермонтова таким, какой он у вас в фильме».

Волны стали накатывать со стороны так называемых коллег. Всё положительное блокировали, были только отрицательные отзывы. Двадцать два критика выстрелили против фильма «Лермонтов» за десять месяцев до его выхода на экран. А ведь о фильме говорили положительно крупнейшие писатели России — Валентин Распутин, Василий Белов, Виктор Астафьев, Арсений Тарковский, профессура МГУ, все лермонтоведы… Но была блокирована вся наша перестроившаяся пресса. Газета «Неделя» семь раз выступила против фильма. Газета «Правда» — орган ЦК партии, главная газета страны — писала: «Что это Бурляев так идеализирует Лермонтова? А где же "немытая Россия — страна рабов, страна господ?"» Но Лермонтов никогда этих строк не писал. Есть исследования ученых: у Лермонтова в обиходе не было слова «немытый». Он помогал крепостным крестьянам, требовал от бабушки построить для участников войны 1812 года каменные избы. Он любил людей, любил Россию. Слово «любить» он написал в своих произведениях 1500 раз. Лермонтов был соткан из любви и света…

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

08.12.2021

Просмотров: 852
Рейтинг: 4.4
Голосов: 13
Оценка:
Комментировать