X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Жизнь в монастыре — это мой путь» (часть 2)

Монастырь для мирского человека остается загадкой даже в том случае, если удается какое-то время пожить в его стенах. Но бывает и по-другому: как будто Кто-то открывает перед тобой все двери… Впервые оказавшись в одной из сербских обителей, будущая инокиня Александра (Йоница) не раз задавалась вопросами: почему ей разрешали заходить в кельи сестер и обедать в монашеской трапезной? почему давали послушания, которые обычно не доверяют мирским людям? почему при мысли о монашестве внутри просыпается какое-то новое волнующее чувство? Когда человек готов, Господь открывает ему Свою волю…

Монастырь Святой Петки

— Монастырь Святой Петки, куда меня привез папа, находился в Парачине, в 160 км от Белграда. Мне дали небольшую комнатку, где я жила одна. Пришла матушка Дарья и сказала: «Завтра пойдем на богослужение, а сегодня вечером — на исповедь». Помню, как я тогда подумала: «Опять исповедь! Я же уже исповедовалась!»

В монастыре служил отец Георгий, хороший, добрый батюшка. На какое-то время он стал моим духовником.

В этой обители я так и не поняла, нравится ли мне монашеская жизнь. Но там я была единственной мирской сестрой, которая могла заходить в монашескую келью и трапезную. Тогда я спрашивала себя: «Почему сестры и в кельи меня водят, и в трапезную? Мирским людям это не благословляется…»

Дали мне послушание помогать везде, где потребуется помощь: и в саду, и на кухне, и ходить в детский дом к больным деткам. Люди в монастыре Святой Петки стали для меня семьей: на матушку Дарью я смотрела как на маму, на отца Георгия — как на папу.

Мой отец звонил матушке Дарье: «Ну что, может, дочь найдет у вас жениха и выйдет замуж?» Матушка отвечала: «Есть хорошие мальчики дьяконы». Она хотела, чтобы моим мужем стал благочестивый человек, служащий Богу…

Был в монастыре молодой дьякон, который проявлял ко мне знаки внимания. Но приходил монах Николай и говорил: «Не благословляю! Всё, что я вам благословляю — монастырь. Тебе и тебе…» Сегодня я инокиня, а тот дьякон стал монахом.

Время шло, и мне всё меньше хотелось выходить замуж. Однажды я спросила у матушки Дарьи: «Может быть, мне попробовать пожить в монастыре в другом качестве?» Она ответила: «Давай помолимся и посмотрим. Не спеши».

Перед престольным праздником святой Параскевы Сербской (27 октября) в монастырь должен был приехать владыка, и мне дали благословение почистить кресты, Евангелие и другие предметы из алтаря. Их нельзя трогать женщине, но по благословению епископа и духовника я это делала. Тогда у нас с отцом Георгием состоялся такой разговор:

— Знаете, батюшка, я всегда хотела стать милиционером.

— Какая милиция? Вот какое войско в монастыре! Тебе надо быть здесь.

И я почувствовала через отца Георгия Божию волю.

Трудница

— В декабре я окончательно решила, что хочу попробовать жить монашеской жизнью. Матушка Дарья позвонила моему отцу и сказала: «Приезжайте, у вас будет особенная радость!»

Отец подумал, что я выхожу замуж. Привез тортики и соки, собирался праздновать помолвку. Когда увидел меня в черном, пришел в ужас: «Разве это радость?! Вы что?! Это потерянная жизнь!» Думаю, сейчас папа уже мыслит по-другому. Мама держала меня за рукав: «Может быть, нет?! Подумай!» Я ответила: «Всё, я решила!»

Помню, как показывала папе фрески в храме и говорила: «Может быть, когда-нибудь мне дадут другое имя». — «Не говори это! Не надо рвать мое сердце!..»

Думаю, благодаря тому, что я в монастыре, спустя годы родители венчались. Таинство совершилось в той самой обители Святой Петки, где я впервые увидела монашескую жизнь.

Когда я приняла решение стать трудницей, мне предстояло три года жить в монастыре Раваница — одном из самых почитаемых в Сербии. Под руководством игумении находились две обители — Раваница и Святой Петки, сестры в которых объединены в одно сестричество. Монастырь, куда я должна была переехать, больше обители Святой Петки. Новоначальные сестры в Сербии всегда идут в большую обитель, там им часто меняют послушания.

Раваница была построена в XIV веке на средства князя Лазаря Хребеляновича (святого великомученика князя Лазаря, который за веру и Отечество погиб на Косовом поле). В обители сегодня хранятся его святые мощи, к которым не прекращается поток паломников.

Впервые я зашла в монашеский корпус 4 декабря, на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы. К такой строгой жизни, как в Раванице, я не привыкла. Подъем в 4 утра и труд на послушаниях с утра до вечера давались тяжело. Я пробыла в этом монастыре не больше полутора лет и уехала к бабушке, чтобы подумать о своей жизни и понять, правильным ли путем иду.

Возвращение в мир

— У бабушки я жила около полугода. Этот период для меня тоже был непростым. Всё время тянуло к молитве, но бабушка — не очень верующий человек. Помню, как я включала душ, делала вид, что моюсь, а сама читала молитвы.

Однажды бабушка увидела под полотенцем мой молитвослов и позвонила отцу: «Твоя дочь молится! Но почему она об этом нам ничего не говорит?!» Я отвечала: «А зачем вам говорить? Это же моя жизнь. Я хочу быть ближе к Богу! Что плохого в том, что я читаю молитвы, иду в храм и причащаюсь?»

В какой-то момент мне приснился сербский патриарх Павел. Во сне он сказал, что мне надо вернуться в монастырь.

Гости из обители Святой Елисаветы

— Однажды я встретила монахиню, с которой мы познакомились в Раванице. Ее перевели в монастырь Туман, где хранились мощи святого Зосимы Сербского. Я приехала туда и осталась на какое-то время, но быстро почувствовала, что это тоже не мое место.

Когда я жила в монастыре Туман, туда приезжали две семьи из Беларуси. Я показала им обитель. В знак благодарности они подарили мне диски Свято-Елисаветинского монастыря и сказали: «Может быть, вы бы к нам приехали?» Помню, я тогда ответила: «Вы что?! Это три тысячи километров! Но спасибо, может, когда-нибудь и приеду…»

Через какое-то время настоятельница обители матушка Иоанна говорит: «К нам едет монахиня Магдалина из Беларуси». Помню, мне тогда понравилась жилетка, сшитая мастерицами Свято-Елисаветинского монастыря. Почему-то матушка Магдалина сказала: «Тебе эта жилетка будет нужна». Матушка Иоанна купила ее, эта жилетка до сих пор со мной. А потом монахиня Магдалина мне предложила: «Приезжай, посмотри, как мы живем». Думаю: «Как Бог даст…»

Помощь святых Царственных мучеников

— Я никак не могла определиться с монастырем. Понимала, что хочу монашеской жизни, но не находила своего места. Поехала на прием к епископу и говорю: «Владыка, благословите меня в какой-то монастырь начать новую жизнь». И епископ сказал: «Давай попробуешь в монастыре Копорин». Там я прожила около года.

В 2014 году перед Крещением я познакомилась со священником Сергием из России. Он служил в сербском храме и пригласил меня на богослужение: «Приходи к нам! У нас источник и икона святых Царственных мучеников, попроси у них молитв. Думаю, завтра после Божественной литургии Господь даст тебе ответ. Вижу, ты не понимаешь, что делать дальше».

Окунулась я в источнике и попросила Царственных мучеников о помощи. А ведь царица Александра Романова — моя святая! После этого всё происходило очень быстро. Я собралась кому-то звонить. Не знаю, как так получилось, что открылся сайт Свято-Елисаветинского монастыря, и я увидела номер телефона монахини Магдалины. Мне очень захотелось с ней поговорить…

Раньше я ездила в гости в Герцеговину к отцу Серафиму, и он мне сказал: «Тебе надо поехать в Минск, в Свято-Елисаветинский монастырь, тебе там будет хорошо». Я никак не могла понять — это воля Божия или просто совпадение?

Набираю номер телефона монахини Магдалины: «Матушка, вы меня помните? Я послушница Александра, мы познакомились в монастыре Туман. Может быть, мне приехать в гости в Свято-Елисаветинский монастырь? Пока просто посмотреть, если понравится — остаться». — «Надо взять благословение у духовника нашей обители отца Андрея Лемешонка». — «Где же я его найду?» — «Он сейчас в Белграде, приехал на выставку книг…»

После Божественной литургии мне надо было приехать в храм святого Саввы Сербского на встречу с отцом Андреем. Звонит монахиня Магдалина и говорит: «Батюшка сказал, чтобы ты ехала в Минск, он через несколько дней там будет».

Так я оказалась в Беларуси…

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Максима Черноголова и из личного архива инокини Александры (Йоницы)

«Жизнь в монастыре — это мой путь» (часть 1)>>

26.01.2021

Просмотров: 836
Рейтинг: 5
Голосов: 18
Оценка:
Комментировать