X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

За други своя

…А Димитрей князь в Московском граде,

Во святом Успенскиим соборе,

Да и слушает он обедню

Со своей княгиней Евдокией,

Со своими князьями-боярами,

Со теми ли со славными воеводами.

<…>

Видит он дивное виденье:

Не горят свечи перед иконами,

Не сияют камни на златых окладах,

Не слышит он пения святого,

А видит он чистое поле,

То ли чисто поле Куликово.

Изустлано поле мертвыми телами,

Христианами да татарами:

Христиане-то как свечки теплятся,

А татары-то как смола черна.

По тому ль полю Куликову

Ходит сама Мать Пресвятая Богородица,

А за ней апостоли Господни,

Архангели-ангели святыи

Со светлыми со свещами,

Отпевают они мощи православных.

Кадит на них сама Мать Пресвятая Богородица,

И венцы с небес на них сходят.

<…>

И рече Мать Пресвятая Богородица:

Не в своем Димитрей князь месте.

Предводить ему лики мучеников,

А его княгине — в моем стаде.

<…>

Образумился князь Димитрей,

Да слезно он восплакнул,

Таково слово он промолвил:

«Ах, знать, близок час моей смерти!

Скоро буду в гробе я лежати,

А моей княгине быть в черницах!»

А на память дивного видения

Установил он Дмитровску субботу.

Русский духовный стих

Поединок Пересвета и Челубея

…Иль Пересвет с Гигантом к бою,

Как вихорь, на коне летит,

Крест левой жмет, копье десною

И раздробляет вражий щит.

Венцы нетленные плетутся,

На челы верных воев вьются,

И райска их кропит роса;

Отступники, скрыпя зубами,

Кровь бледными из ран руками,

Отчаясь, мещут в небеса…

Г.Р. Державин

По преданию, битва на Куликовом поле 21 сентября 1380 года началась поединком татаро-монгольского богатыря Челубея и русского монаха Александра Пересвета, который, по благословению преподобного Сергия Радонежского, со своим собратом Андреем Ослябей шел среди русского воинства на Куликово поле. Челубей освоил восточную школу боевых искусств и был особым явлением даже для языческого Тибета: среди восточных служителей духов тьмы имел статус «бессмертного» и считался непобедимым. Великая мудрость и прозорливость преподобного Сергия проявилась в самой сути этой схватки: это была битва сил света и сил тьмы.

Пересвет на схватку вышел без доспехов — в облачении русского монаха великой схимы и с копьем в руке. Поэтому он и сам получил тяжелую рану от Челубея. Но «бессмертного» он убил. Это вызвало полное замешательство татарского войска: на их глазах произошло то, чего в принципе не могло быть. Нарушился привычный ход вещей и пошатнулись незыблемые законы языческого мира.

Мощи прпп. Александра Пересвета и Андрея Осляби в Симоновом монастыре, Москва

«На Куликово поле вышли владимирцы, москвичи, суздальцы, нижегородцы,
а вернулись оттуда русские».

 Лев Гумилев

На Куликовом поле сражалось не войско Московского князя Димитрия Иоанновича, будущего Донского, а объединенное русское войско под его верховенством с участием полков Серпуховского, Белозерского, Ярославского, Ростовского, Брянского и Полоцкого князей.

По свидетельству летописной повести о Куликовской битве, русская армия действовала слаженно, как единый организм. «Сказание о Мамаевом побоище» описывает, как незадолго до начала схватки великий князь Димитрий переоделся в доспехи простого дружинника и отошел в первые ряды Передового полка. Алую мантию и золоченые военные доспехи Димитрия Иоанновича надел боярин Михаил Андреевич Бренок — друг детских лет великого князя Димитрия, внешне на него необычайно похожий, и он же стал под багровым великокняжеским знаменем с изображением лика Спасителя. Ему довелось руководить боем. Любимец князя не просто был «двойником» Димитрия, спасая ему жизнь. Он должен был завлекать своим видом основные силы татар на левый фланг, в место, защищаемое засадным полком, — туда, где главный организатор битвы воевода Дмитрий Боброк-Волынский и князь Владимир Андреевич Серпуховской расположились в засаде, в дубраве.

С самого начала были спланированы отход полка левой руки, вероятная гибель ложной княжеской ставки (боярина Михаила Бренка) и удар в тыл татарской рати. Смерть Михаила Андреевича фактически была определена заранее как необходимое условие победы… Расчет на то, что враги попытаются обезглавить русское войско, оправдался. Первый удар пришелся именно по ставке Донского. Михаил Бренок и другие князья и бояре из свиты Донского были изрублены в первую очередь, а сам князь остался жив, хотя и сильно ранен, два раза под ним убивали коня. Его нашли уже после сражения под деревом простые солдаты. Знал ли Бренок, на что идет? Наверняка. И тем значительней его подвиг: боярин Михаил Андреевич Бренок исполнил евангельскую заповедь — положил жизнь свою за други своя (ср.: Ин. 15: 13).

Имя каждого участника этой битвы, встречающееся в том или ином документе эпохи, кому бы оно ни принадлежало — князю, воеводе или простому воину, — имя героя, полагавшего душу за други своя. По исследованиям М. Каратеева, в Куликовской битве участвовало 64 князя, из них 57 Рюриковичей, 5 Гедиминовичей и 2 туземных. Из этого числа 33 князя пали в сражении. Среди них:

Брянский, Роман и Брянский, Глеб

Тарусский, Федор Иванович и Тарусский, Мстислав Иванович

Оболенский, Андрей Константинович и Оболенский, Семен Андреевич

Белозерский, Феодор Романович, Белозерский, Иван Феодорович

Белозерский, Семен Михайлович и Белозерский, Феодор Семенович

Андомский, Андрей, из группы князей Белозерских

Кемский, Семен Васильевич, из князей Белозерских (по некоторым летописям Андрей)

Карголомский, Глеб, из князей Белозерских

Моложский, Иван Михайлович

Углицкий, Роман Давыдович, из Ростовских, Углицкий, Борис Давыдович, Углицкий, Иван Романович, Углицкий, Владимир Романович, Углицкий, Святослав Романович, Углицкий, Яков Романович

Дорогобужский, Владимир, из Смоленских князей

Друцкой, Глеб Иванович

Холмский, Дмитрий Владимирович

Туровский, Феодор и Туровский, Мстислав

Мещерский, Юрий Феодорович, из туземной династии.

Многие ратники так и остались навсегда неизвестными, и в те дни Православная Церковь соборно молилась о даровании прощения грехов и об упокоении всех русских воинов знаемых и не знаемых, за Русь, за веру православную живот свой положивших.

Никогда еще русское воинство не знало такой победы. Она была подобна священным войнам из истории Ветхого Завета, когда на стороне древнего Израиля сражался Сам Бог, когда победа давалась не числом и военным искусством, а верой в Его несомненную и близкую помощь. Тот день был днем великой радости и великой печали. Победа — это радость. С другой стороны, она всегда сопровождается большими потерями — и в этом скорбь. Близкие, родные, друзья, которые погибли… Радость и скорбь слились воедино. Битва на Куликовом поле совершилась в день Рождества Пресвятой Богородицы, и с этого времени Матерь Божия почитается нашим народом как покровительница родной земли.

В летописи говорится: «Стоял князь великий за Доном на костях восемь дней, пока не отделили христиан от нечестивых. Тела христиан в землю погребли».

По преданию, большинство павших русских воинов были захоронены на высоком берегу при слиянии Дона с Непрядвой.

Князь Димитрий Иоаннович выжил. Вернувшись с войском 1 октября 1380 года в Москву, он заложил церковь Всех Святых на Кулишках и вскоре в память о битве начал строительство мужского Высоко-Петровского монастыря. В дальнейшем князь получил прозвище Донской. А в 1386 году мать героя Куликовской битвы, Серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго, княгиня Мария, в благодарность за то, что Господь сохранил жизнь ее сыну, основала в Москве монастырь в честь Рождества Пресвятой Богородицы и сама приняла в нем постриг с именем Марфа. Первыми его насельницами стали вдовы русских ополченцев. В нем нашли приют те, кто потерял своих кормильцев в битве на Куликовом поле.

Благодарить Бога за победу русского воинства в битве с татарами князь отправился в обитель Живоначальной Троицы. Совершив в Московской обители поминовение убиенных воинов, Димитрий Донской, по благословению преподобного игумена Сергия, повелел служить панихиды за всех убиенных на Куликовом поле воинов и предложил творить поминовение павших воинов ежегодно в субботу перед днем памяти своего покровителя, великомученика Димитрия Солунского, 8 ноября по н. ст.

Со временем установленный обычай несколько изменился: к молитве о павших воинах стала присоединяться и молитва об усопших родственниках и обо всех от века почивших православных христианах. Тогда-то «Димитровская суббота» — так ее называли в память о князе Димитрии Донском — стала называться «родительской». С давних времен в Русской Православной Церкви это день общей молитвы об усопших, день надежды на милосердие Божие.

Обычай, установленный в Церкви со времен князя Димитрия Иоанновича, оказался той связующей нитью, которая объединила чувством соборности, церковного единства многие поколения людей. После изгнания из России остатков наполеоновской армии, в Димитровскую субботу, Церковь молилась и о воинах, «за веру, царя и Отечество живот свой положивших» в годы Отечественной войны 1812–1815 гг. Также призывала она милость Божию на всех погибших православных христиан в годы Крымской войны. В царствование Александра III поминались и русские солдаты, отдавшие жизнь ради освобождения братьев по вере на Балканах. Звуки соборной молитвы не утихали в Димитровскую субботу и во времена Первой мировой и Великой Отечественной.

В 2021 году Димитриевская суббота совпадает с празднованием в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». Это еще одно небесное напоминание всем нам, что Пресвятая Богородица хранит Свой удел и утешает всех, кто потерял близких, дорогих людей и переживает расставание с ними: впереди будет воскресение и встреча в жизни вечной.

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

Фотографии из интернета

При подготовке статьи использовались материалы:

  1. Военное дело Древней Руси IX–XI вв. Михаил Савинов http://samlib.ru/z/zenin_d_n/mamai.shtml
  2. @ИсторияКуликовская битва. 1380 г. (topwar.ru)
  3. Живая вода Непрядвы: Битва на Куликовом поле в свидетельствах современников и потомков. — М.: Квадрига, 2017. — Сборник переведенных на русский язык летописных свидетельств.
  4. Амелькин А.О., Селезнев Ю.В. Куликовская битва в свидетельствах современников и памяти потомков. — М.: Квадрига, 2011. — Новейшее исследование всего, что связано с битвой.
  5. Прохоров Г.М. Повесть о Митяе. Русь и Византия в эпоху Куликовской битвы. — Л.: Наука, 1978.

05.11.2021

Просмотров: 1177
Рейтинг: 5
Голосов: 10
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать