X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«В болезни человек обращается к Богу»

Нередко поводом к переосмыслению жизни и встрече с Богом становится болезнь. На Покровском православном фестивале «Радость», который прошел в Минске со 2 по 14 октября, состоялась беседа настоятеля храма в честь иконы Божией Матери «Всецарица», председателя Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению БПЦ протоиерея Кирилла Шолкова «Недуги телесные и духовные: спасительная вера для онкопациентов».

Приход храма «Всецарица» (ул. Грушевская, 50) включает приходы в Минском онкологическом диспансере, РНПЦ медэкспертизы и реабилитации в Городище, больнице паллиативного ухода «Хоспис». Здесь создано волонтерское движение, основу которого составляют люди, не понаслышке знающие о проблеме онкологии. О телесных и духовных недугах, спасительной вере и реабилитации через помощь ближнему шла речь в беседе отца Кирилла с гостями фестиваля.

— Когда человек узнает о тяжелом заболевании, он находится в состоянии стресса и растерянности. Как ему помочь?

— Обычно люди заболевают в самый неожиданный для себя момент. Живут, работают, строят планы, и вдруг — болезнь. Первым делом человек начинает искать чужие истории: у каждого из нас есть знакомые, чьи семьи столкнулись с проблемой онкологии. Кроме того, все мы умеем пользоваться интернетом. Но особенность онкологии в том, что она протекает у пациентов по-разному. Важно не опираться на опыт других людей, а сразу искать врача.

Узнав свой диагноз, человек испытывает шок. В этот момент нужно оградить его от глупых поступков, первый из которых — не лечиться. Нередко у онкопациентов возникает парасуицидное настроение — «раз так получилось, буду умирать». Важно выслушать, успокоить, объяснить, что уровень современной медицины высокий и многие онкопациенты долгие годы живут в ремиссии. Я знаю людей, которые счастливы с очень серьезными диагнозами, и знаю в буквальном смысле чемпионов по здоровью, у которых есть всё, но они находятся в страшной депрессии — глаза не горят, жить не хочется…

— Часто ли люди в тяжелой болезни находят опору и утешение в вере?

— Боюсь апеллировать к статистике, но, по моим наблюдениям, 90% пациентов, которым поставили диагноз «онкология», обращаются к Богу. Говорю сейчас межконфессионально. Как правило, человек возвращается к тому, к чему он прикасался в детстве. Возникает много вопросов к священнику. И здесь необходимы сочувствие, понимание, чуткость при знакомстве человека с Богом. Расскажу вам одну историю…

В онкодиспансере я причащал человека. Он лежал в послеоперационной палате. Был в сознании, но очень слабый, всё тело в трубках. Подношу ему Святые Дары, а он начинает подниматься по медицинской стойке. Я испугался, говорю: «Лежите! Не вставайте!» — «Я не могу! Я причащаюсь!» Приняв Дары полусидя, этот человек упал на кровать. А через несколько дней я встретил его на православной выставке. Он шел с супругой — висел на ней, как на той больничной стойке, но шел своими ногами. За несколько дней такой динамики быть не могло, но Господь дает силу.

— Многие ли, приходя в храм во время болезни, остаются в нем в период длительной ремиссии?

— Многие. У нас в Минском онкологическом диспансере есть храм. Нередко пациенты, направляясь на процедуры, заходят поставить свечи, написать записку. Человек, который сам переступил порог храма, имеет большие шансы остаться с Богом. Я видел, как люди приходили в храм в больнице и становились глубоко верующими. Многие из них уже отошли ко Господу, но они уходили, примирившись с Богом. Для меня как для священника чудо, когда человек пришел в храм и примирился с Богом. В этом есть надежда…

На стадии ремиссии люди очень уязвимы. Когда человек заболевает, он собирает все свои силы — физические, духовные — и начинает бороться с болезнью, как на войне. Когда сражение выиграно, ему дают справку, что он здоров, но человек понимает, что в любой момент болезнь может вернуться. И вот тут наступает страх. Раз в год надо проходить профилактическое обследование, и для многих людей оно превращается в кошмар.

Любая болезнь ведет к переосмыслению ценностей. У человека появляется понимание, что в жизни надо что-то менять, а что — непонятно. Начинается поиск смысла и опоры.

Наш храм-часовня в онкодиспансере не может оставаться без присмотра. Там всегда должен находиться человек, который поможет написать записки, поставить свечи, с кем-то помолится. Сначала в храме дежурили молодые девочки-волонтеры. Представьте, приходит человек, который узнал об онкодиагнозе, а ему говорят: «Вам поможет Бог». Уровень доверия к этим словам у невоцерковленного человека невысокий. Он не готов это воспринять. Другое дело, если перед ним человек, который сам пережил операцию, знает, что такое химиотерапия, облучение.

Из людей, которые пришли к Богу в болезни и остались в храме на стадии ремиссии, мы создали группу волонтеров. Они прошли непростой путь и знают, как поддержать человека. У нас есть волонтеры, которые ходят в хоспис, где пациенты уже в совсем тяжелой ситуации. Помощь ближнему — лучшая реабилитация, человек оживает, чувствуя, что его помощь необходима.

— Хватаясь за соломинку в тяжелой болезни, человек читал акафисты, обращался к Богу и Богородице, но наступила ремиссия, а он так и не пришел в храм. Страшно, что во второй раз Господь не позовет... Можно как-то помочь близкому человеку обрести веру?

— Есть болезни на всю жизнь. Наступает период ремиссии, он может длиться долго, но болезнь остается с человеком. Для чего я это говорю? Неверующих людей нет. Если человек взял акафист и начал читать, это уже дорогого стоит. Родственникам надо молиться за него и пытаться привести в храм. Важно делать это ненавязчиво, но настойчиво.

Если говорите о Боге и видите, что человек начинает раздражаться, — отступите. Вернетесь к разговору, когда почувствуете, что он в спокойном состоянии. Не должно быть давления и насилия, говорите с любовью.

Есть праздники, которые признают даже невоцерковленные люди — Пасха, Рождество, Вербное воскресенье. Не надо требовать много. Сходите вместе в храм освятить куличи или вербу. Пусть человек немного посидит на скамеечке в церкви, может быть, услышит несколько слов батюшки. Поверьте, в этот момент Господь не оставит…

— Некоторые врачи поддерживают теорию о том, что причиной онкодиагноза может быть стресс или обида. Причина онкологии действительно лежит в духовной сфере?

— Не только онкологии. Причина любой болезни — в духовных проблемах. Я общаюсь с онкопациентами — и детьми (маленькими взрослыми с мудрыми глазами), и пожилыми людьми. В болезни человеку дается сигнал. Когда парашютисты должны выпрыгнуть из самолета, мигает красная лампочка и звучит сирена. Так и болезнь — это сигнал для человека, что наша жизнь конечна. Рано или поздно этот экзамен придется сдать каждому…

Я окормлял молодую женщину. Помню, как Евгения пришла к нам в приход храма «Всецарица» — деловая бизнес-леди. Я не понимал, зачем она пришла вся такая знающая, что ей надо в жизни. У нее было трое детей. Женя уже делала химиотерапию, когда узнала, что забеременела. Чтобы выносить ребенка, она пошла на подвиг — отказалась от «химии». В болезни не унывала, бежала помогать людям. Родилась Мария — моя крестница. А Евгения, к сожалению, после этого ушла. Уходила она невероятно красивая. По-человечески это трагедия, но для меня как священника это был чудесный уход, у нее были такие близкие отношения с Богом!.. Мы не знаем Промысла Божия, у Господа тысяча лет как один день...

— Что делать в ситуации, когда медицина не может помочь? Ходишь по замкнутому кругу, врачи не в состоянии установить диагноз…

— Надо чуть-чуть успокоиться. Когда нет диагноза, надо молиться, чтобы Господь открыл через врача. Я всегда говорю своим прихожанам: «Когда идете к доктору, зайдите в храм, поставьте свечу, возьмите благословение». И священник, и врач — только проводники, руки Бога. И ни в коем случае не унывайте. Надо опереться на веру. Должна быть надежда.

Есть у меня прихожанка, которой 90 лет. Живет она одна. Как-то она упала, и казалось, что всё безнадежно — сломана шейка бедра. Приезжаю в больницу. Рядом с моей прихожанкой в палате лежат две женщины по 90 лет, они там уже полгода, у них сиделки. А наша бабушка плачет: «Как же я одна справлюсь?» У меня тогда волонтерской группы не было. Сидим мы с ней и думаем, что делать. Тут заходит врач и говорит: «У вас не перелом, а ушиб». А это уже совсем другая история.

Прихожу на следующий день ее причащать, а она, опираясь на ходунки, ухаживает за женщинами, которые лежат с ней в палате: обтирает их, что-то рассказывает. Еще вчера она была в безнадежной ситуации — пожилая, одинокая, не могла подняться. А сегодня уже кое-как на ходунках пошла к этим женщинам, стараясь хоть чем-то помочь. Вот такое чудо, когда в человеке живет милосердие.

— Батюшка, правда ли, что на человека можно навести порчу или проклятье и он заболеет?

— Наша душа — это сосуд. Если там пустота, туда можно накидать всё что угодно. Когда она заполнена Богом, ничто плохое туда не попадет. Верующему человеку, который участвует в таинствах, сложно навредить. К сожалению, когда мы приходим к Богу, наши сосуды полупустые, поэтому надо молиться и просить Господа о помощи. Сосуд надо очистить и заполнять общением с Богом, тогда будет легче.

Записала Дарья Гончарова

19.10.2021

Просмотров: 720
Рейтинг: 4.8
Голосов: 16
Оценка:
Комментировать