X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«У него была привычка бороться…» (часть 1)

В 2011 году, 8 июля, отошел ко Господу схимонах Петр (Петр Матвеевич Поляк), который много лет подвизался в нашей обители. Его жизнь была непростой, полной как поражений, так и побед над грехом. Но в том, что он искренне верил в Бога и старался служить людям, вы убедитесь сами, прочитав воспоминания о нем наших сестер.

Отец Петр, когда выбирался в город по нуждам монастыря, сразу привлекал внимание окружающих: всклокоченная борода, кожаная куртка поверх монашеской рясы, армейская планшетка через плечо — не то забавный старичок-лесовичок, не то энергичный чекист-командир.

 

В монастыре он одевался проще и выглядел, как все монахи, но мнения окружающих о нем были самые разные. Кто-то считал, что он человек недуховный и вообще на монаха «не тянет», кто-то его побаивался, а кто-то уважал и просил молитв.

Отец Петр имел такую распространенную немощь, как запои. Срывы случались с ним по нескольку раз в год, и батюшка тогда ложился в больницу. После выписки просил у всех прощения и вновь ревностно брался за свое послушание, которое состояло в охране монастыря, а также в раздаче гуманитарной помощи. 

К отцу Петру приходили бомжи, алкоголики, наркоманы, больные: кто поесть, кто за одеждой, кто просто поговорить. Он очень жалел алкоголиков, с пониманием относился к их состоянию, иногда даже давал похмелиться, отводил в больницу.

Всегда очень сочувствовал, очень сопереживал человеку, слушая о его несчастье. За это его и любили. Люди нуждаются в неравнодушном, понимающем их человеке, и отец Петр был таким.

 

Инокиня Ольга: У меня было к нему настороженное отношение, я старалась держаться от него подальше. Мне он казался каким-то странным, недобрым. Но однажды он открылся мне совсем с другой стороны: мы его поздравляли на Рождество, и я увидела у него в глазах слезы, он угощал всех конфетами…

Окончательно изменилось мое мнение об отце Петре в тот день, когда меня благословили убирать лестницу. Я убираю, а в душе моей такой ропот, такой протест! Думаю: «Никто не убирает, одна только я, и никому до меня дела нет, и труда моего здесь никто не ценит, а все ходят, задрав нос кверху…» И шел как раз отец Петр по лестнице, остановился и сказал несколько добрых слов, после которых мое внутреннее состояние совершенно переменилось, и куда-то ушло осуждение всех, появилась радость…

 

***

Отец Петр рассказывал, что родители его были с Кубани. Отец погиб во время войны, а мать, будучи беременной, переехала в Закарпатье. Здесь, в селе Киселицы Путильского района, в апреле 1943 года и родился Петя Поляк.

От дома, где они поселились, было меньше полукилометра до храма. Петя подружился с детьми священника, и раннее детство его проходило при храме. Он даже сторожил этот храм, ночуя в нем.

Потом, в период очередных гонений на Церковь, мальчику запретили ходить в храм, но он познакомился с одним пожилым человеком, у которого в подполе тайно хранилась религиозная литература, и с разрешения этого человека читал и переписывал духовные книги. 

Петя рос хулиганистым, шустрым. Говорили, что мальчик уродился в своего прадеда, кубанского казака, удальца-разбойника. Каким-то образом Петя разузнал о немецких складах, оставшихся после войны; набрал полные карманы «лимонок», повесил на шею автомат, в общем, вооружился до зубов и так ходил по селу. Его боялись. Все знали: Петро идет, лучше его не трогать. 

Однажды на уроке он чем-то провинился, преподавательница хотела взять у него дневник — и обнаружила в портфеле тетрадь с религиозными текстами; тут же вызвала участкового. Мальчишку забрали и отправили в Саратовскую область, в колонию для несовершеннолетних.

В колонии Петя провел около пяти лет. Годы были голодные, и детей специально выводили в город, чтобы добрые люди подали им что-нибудь из еды и одежды.

Перед самым освобождением из колонии он узнал о смерти матери. Как раз в это время детей-сирот набирали в военные учебные заведения, и жизнь Пети Поляка оказалась связана с армией, со спецназом.

После спецшколы Петра как военного специалиста направили во Вьетнам. Потом он служил в Югославии, в Болгарии, воевал в Анголе. Дослужился до звания майора.

Казалось, Петр полностью отошел от Церкви, перестал молиться, забыл о Боге. Но после первого ранения он вспомнил из детства случай явной Божией помощи: шальная пуля пролетела в сантиметре от его головы, и мама сказала на это: «Матерь Божия тебя сохранила».

В те годы церквей было мало, один священник на пять-шесть деревень. Петр стал искать религиозную литературу. Нашлась бабушка, которая подарила майору Поляку церковные книги и две иконочки: Спасителя и Казанской Божией Матери. Рассказала, что была знакома с маршалом Жуковым и что в его машине тоже была икона Божией Матери. Впрочем, и многие советские офицеры носили под мундирами нательные крестики.

Из армии Петр Поляк уволился в запас по болезни. Поездил в поисках места для жизни по Украине, Литве и остановился на Псковщине. Взял в аренду несколько гектаров земли и начал заниматься фермерским хозяйством. И дело пошло: собирал неплохие урожаи, реализовывал продукцию, появился доход. Это не могло не вызвать интереса со стороны местных бандитов — они нагрянули к нему, требуя деньги. Но боевой офицер, имевший к тому же право ношения личного оружия, сдаваться не пожелал, дело дошло до стрельбы. Защищаясь, Петр ранил нападавших преступников; двое из них скончались от ран. В системе правопорядка не сомневались в его правоте, поблагодарили за задержание бандитов и предложили два выхода: либо его посадят в тюрьму сроком на девять лет, либо он скроется отсюда куда подальше, а лучше всего — в монастырь, там не найдут. Так Петр оказался в Псково-Печерском монастыре. Здесь в монашеском подвиге подвизалось немало бывших военных.

 

Первое время Петру было трудно смириться с тем, что он расстался со своим огромным, уже налаженным фермерским хозяйством, но монастырский уклад, и особенно неспешные богослужения, вскоре полюбились ему. К тому же ему очень помогал отец Иоанн (Крестьянкин). В минуты искушений или душевных переживаний Петр немедленно шел к старцу. Отец Иоанн выслушает, помажет его святым елеем — и всё как рукой снимало.

В 1993 году у Петра начались сильные боли в горле. Врачи предполагали, что это из-за контузии, и не могли ничем помочь, пока один молодой доктор не выявил у него рак горла. Послушника Петра отправили лечиться в Псков. Здоровье его ухудшалось, и вскоре он уже не мог самостоятельно перемещаться. Видя его состояние, отец Иоанн (Крестьянкин) постриг Петра в монашество с именем Павел.

 

Отец Петр впоследствии вспоминал: «Наступила Рождественская ночь. Меня принесли в палату, положили. Тут случилось то, чего со мной еще не было. Не скажу, чтобы я заснул, но как в каком-то легком тумане явилась Божия Матерь… В Псковском монастыре есть храм Архистратига Михаила, и я у видел, как за левым клиросом — а я никогда не бывал там — вдруг засиял свет; вышла Богородица в красном одеянии и встала на колени. Не могу объяснить, что это было со мной, но через несколько дней я уже снова начал ходить. А до этого совсем не вставал, врачи даже предупредили монахов, чтобы готовились к моей смерти. Мне и гроб сделали, я его потом видел, резной какой-то, мне не понравился…»

Отец Павел вернулся в Псково-Печерский монастырь, но из-за начавшихся неурядиц среди братии пришлось оставить его и перебраться на жительство под стены Святогорского монастыря.

 

Продолжение следует…

08.07.2021

Просмотров: 388
Рейтинг: 4.8
Голосов: 50
Оценка:
Комментировать