X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«У Бога скорби соседствуют с радостью» (ч. 1)

Впервые Анна Ляхович приехала в наш монастырь около 20 лет назад. А через некоторое время, получив благословение духовника, сестра вышла на послушание со скарбонкой. Позже были годы трудов в церковных лавочках и радость клиросного служения. «Послушание в монастыре для меня — жизнь, — говорит сестра. — Приезжаю в обитель и чувствую, как будто вернулась в детство. Раньше я воспринимала монастырь как что-то родное, светлое, красивое. Сейчас он стал для меня твердыней и оплотом веры».

«Дай Бог…»

— Мое детство прошло в деревне Цитва Пуховичского района. Раньше в нашей деревне был храм, в 1937 году его разрушили, священника и нескольких прихожан уничтожили. В 1953-м на месте, где когда-то стояла церковь, построили клуб. Об этом я узнала спустя многие годы, а в молодости сама там танцевала…

Когда пришла к Богу, думала: «Как так? Кто-то же за меня молился…» Брат отца рассказал, что их мама была верующим человеком, в дом даже приезжал священник и причащал моего дядю. К сожалению, бабушка умерла, когда я была маленькая.

— В нашей семье было четверо детей. Хозяйство большое. Мама и папа с утра до вечера в трудах. И нас к этому приучали. Праздность была чем-то чуждым, хотя с годами начинаешь понимать, что иногда нужно просто порадоваться жизни и провести время с близкими людьми.

«После рождения дочери я впервые начала молиться»

— В нашей деревне была библиотека. Я любила проводить там время, помогала вести учет книг. Мечтала стать библиотекарем, но жизнь сложилась по-другому. Я закончила швейное училище и поехала на фабрику в Жодино. Там вышла замуж и родила дочь, благодаря которой пришла в храм.

— К сожалению, брак был неудачным. Когда дочери исполнился год и два месяца, мы с мужем развелись, и я вернулась к родителям. Устроилась на работу в Минске. Два дня ездила и трудилась в столице, два дня была дома.

Снова вышла замуж и в 25 лет родила вторую дочь.

«Проповедь по радио перевернула мое сознание»

— Старшая дочь росла, но отношения между нами не складывались. Для меня это было очень болезненно. Когда-то в больнице я молилась Богу, а ребенку говорила: «Ты выживешь! Мы будем лучшими подружками». К сожалению, стать подружками не получалось…

Наша семья переехала в новую квартиру. Мужу пришлось продать родительский дом, и оттуда мы забрали радио. Мебели тогда в квартире почти не было, и старшая дочь делала уроки на кухне.

У нас произошла очередная ссора. Расстроенная, я включила радио. Шла программа «Презумпция невиновности» о смирении и послушании, священник говорил проповедь. Сейчас мне кажется, что это был отец Андрей Лемешонок.

— Рядом с домом, в универсаме «Рига», была монастырская лавочка. Я приводила дочь на занятия по рисунку, а сама часами стояла возле сестры Татьяны Лукашонок. Смотрела на нее и думала: «Откуда у этого человека такая вера?» Все, кто меня окружали, не ходили в храм, они и сестра в белом облачении были словно противоположности. Теперь я понимаю, что сестра причащалась — она была у Источника, и Он ее напоял.

Тогда я осознала: через Бога можно всё исправить. Но как? Чему я могу научить близких, если сама ничего не знаю, если не молюсь и не пощусь? Надо учиться! И я пошла в храм...

Первая исповедь и Соборование

— В храме идет богослужение. Смотрю, люди пошли причащаться. Спрашиваю: «Что они делают?» — «Причащаются». — «А мне можно?» — «Вы исповедовались?» — «Нет. А как нужно?» — «Идите в свечной ларек, вам расскажут».

В свечной лавке мне дали книжку «Как приготовиться к исповеди». Дома я открыла ее и начала читать. Помню, как была поражена: «Что мне хотеть от жизни? Все грехи, которые там перечислены, у меня есть!»

— Несколько раз я исповедовалась в городских храмах, а потом приехала в монастырь. Мне здесь было хорошо и в другое место уже не хотелось. Это было 20 лет назад…

Укрепление в вере

— В первый пост Господь дал серьезное укрепление в вере. Мама моего мужа умерла, когда ему было всего четыре месяца. Не осталось ни одной ее фотографии. Мы поженились, когда супругу было уже 30 лет.

— Это переживание было настолько сокровенным в моей душе, что о нем не знал никто, кроме Бога...

«Батюшка, благословите на послушание»

— Каждое воскресенье я привозила детей в монастырь. Старшую дочь оставляла в воскресной школе, а с младшей шла в храм на Божественную литургию. Ближе к концу богослужения приводили воспитанников школы, и мы вместе причащались.

Поехали в паломническую поездку. Посещая Покрово-Тервенический монастырь, обители святых Иоанна Кронштадтского, Серафима Вырицкого, Александра Свирского, мы всё время молились.

— Муж был категорически против: «Если пойдешь, я с тобой разведусь!» На послушание я просилась в начале лета, а планировала выйти в сентябре. И в этот период Господь дал слово, которое затронуло струнки души супруга. Он не только согласился отпустить меня трудиться, но и купил стиральную машину-автомат, чтобы было полегче, все-таки в семье двое маленьких детей.

«Тебе дали что-то передать — ты передал…»

— Со скарбонкой я стояла на Комаровке. Передавался монастырский дух, была огромная радость. Зимой пять часов на морозе холодно. Мы с сестрами обкручивали ноги бумагой, надевали целлофановые пакеты, сверху шерстяные носки и валенки.

— В основном к нам с сестрами люди относились с любовью. Были, конечно, и неприятные моменты, но нечасто. В таких случаях важно попытаться понять человека.

Помню, стою в церковной лавке на проспекте Независимости. Приходит парень и явно пытается меня зацепить. Я молчу. Потом думаю про себя: «Молодой же, может, что случилось. А задевает он меня, чтобы услышать что-то». И стала потихоньку отвечать на его вопросы.

Парень спрашивает: «Во что вы верите?» — «Верую во единаго Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли…» — крещусь и продолжаю читать молитву. Надо было мне что-то взять, я нагнулась, потом поднимаю голову, а он уже далеко. Вот так крестное знамение и молитва влияют на человека в нехорошем состоянии.

«На послушании многому учишься»

— На послушании многому учишься. Помню, пришла в церковную лавочку на рынке в Ждановичах, а люди вокруг матом ругаются. Очень я расстраивалась. Несколько месяцев пыталась смириться, не получалось.

В конце концов пошла за помощью к отцу Андрею: «Батюшка, стою в лавочке на послушании, а люди там матом разговаривают. Что мне делать?» — «Только не осуждай! Запомни, самое важное — не осуждать! Это всё, что от тебя требуется!» Мое осуждение стало меньше, и людей, которые меня так смущали, перевели в другое место.

Сейчас, если слышу мат, это уже не вызывает во мне такого возмущения, как раньше. В любом человеке есть и внутренний поиск, и переживания, просто в данный момент он находится в таком состоянии, что по-другому не может. Общаясь с людьми, видишь в них много хорошего. Сквернословие становится фоном, а перед глазами человек, которого ты видел красивым.

На всю жизнь запомнила я батюшкины слова, и сама не раз убеждалась — за осуждение всё отнимается. Как правило, ты сам сразу впадаешь в грех, и тебе плохо и больно…

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Ксении Волковой и из личного архива Анны Ляхович

15.09.2021

Просмотров: 90
Рейтинг: 5
Голосов: 17
Оценка:
Комментировать