X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Служение детям — мой духовный экспресс» (ч. 1)

Впервые оказавшись в нашем монастыре десять лет назад, Дмитрий Ахремкин почувствовал, что пришел домой. Через три года он оставил доходную работу в миру, обосновался в братской келье и посвятил свою жизнь служению Богу и людям. В обители Дмитрий несет разные послушания — проектирует храмы, пономарит в алтаре, посещает интернаты и преподает литургику в воскресной школе. «Я точно знаю, что лучшего места на земле нет», — говорит он о монастыре, и эти слова во многом объясняют его выбор…

Детские страхи и молитва

— Крестили меня в младенчестве. В городе, где мы жили, храмы еще были закрыты, и священник совершал таинство на дому.

Я не слышал, чтобы среди моих предков были священники или монахи, но мама рассказывала, что бабушка часто молилась и всегда соблюдала посты.

Однажды мама сказала нам с сестрой: «Вот вам молитва "Отче наш", выучите ее и читайте каждый день. В любой ситуации обращайтесь к Богу через эту молитву». Мы выучили и старались делать так, как учила мама…

— Помню, в детстве я переживал странные состояния. Только сейчас начинаю понимать, что это были серьезные духовные сны. Во мне рождался сильный внутренний страх, я просыпался и вскакивал. Передать словами, что это было, сложно, как будто что-то огромное и злое боролось против маленького и светлого. Сны повторялись много раз.

Кроме ночных кошмаров, Господь давал мне чувствовать Свою близость и любовь, я ощущал на себе Его кроткий взгляд (это тоже необъяснимо). По мере моего взросления это чувство притупилось, а потом и вовсе исчезло.

С кем-то поделиться этим я не мог, поскольку не мог объяснить, что со мной происходит. Даже сейчас внутренне я знаю, что это такое, но не могу объяснить словами…

Священное Писание и Причастие

— В храм я пошел довольно поздно, перед поступлением в вуз. Помню, мы с одноклассниками поставили свечи, ничего не поняли и ушли. Тогда встреча с Богом не состоялась, произошла она намного позже.

В период учебы в университете и службы в армии я жил, не думая о Боге. Вопросы начали возникать, когда устроился на работу архитектором. Со мной трудился Александр, баптист. Я видел, что это человек верующий, и задавал ему вопросы.

— Помню свое первое Причастие. Мой друг уже был семейным человеком и сказал: «У нас с супругой будет ребенок, надо причаститься». Шел Великий пост. Мы говели около недели и на Пасху причастились. Почему-то мне запомнились тогда слова священника во время первой исповеди: «Свято место пусто не бывает», — долгое время они оставались для меня загадкой.

Иконописная школа

— После первого Причастия я начал заходить в Петропавловский собор, была в этом какая-то внутренняя потребность. Когда чувствовал, что тяжело, шел в храм — становилось легче. Первое время приходил ненадолго, потом выстаивал богослужения и постепенно вникал в то, что там читают.

В какой-то из дней я пришел в Петропавловский собор, уже закончилась Божественная литургия, начинался молебен.

— Ответила монахиня Мария (Егерева): «Вы вовремя! Сегодня заканчивается набор. Если к вечеру принесете документы и пройдете собеседование, зачислим в группу». Вечером того же дня я впервые приехал в монастырь. Это был 2010 год…

Возвращение домой

— В монастыре тогда жил схимонах Петр, его я встретил первым. Подхожу и спрашиваю: «Дедушка, где у вас здесь пишут иконы?» Он посмотрел на меня: «Пошли», — и привел к иконописцам. В мастерской я увидел мать Марию (Егереву). Помню, как поразил меня тогда ее чистый взгляд. Воцерковление совпало с обучением в иконописной школе, через иконы начался мой сознательный путь к Богу.

Все три года учебы я трудился архитектором в миру. Был довольно успешен и обеспечен: жил в частном доме под Минском, хорошо зарабатывал. Можно было строить карьеру, но интерес уже пропал.

— Все три года учебы внутренне я шел к тому, чтобы прийти в монастырь. Был лишь поиск той обители, где бы мне устроиться. Поэтому я совершал многочисленные паломнические поездки по всему миру, присматривался, сравнивал, однако тяга к родной обители оказалась сильнее. Постепенно всё ненужное отходило, меня уже ничего не держало в миру. К тому времени и родители смирились с моим выбором, ни для кого это решение не стало болезненным.

Окончив школу иконописи, я легко со всем распрощался и в день своего небесного покровителя великомученика Димитрия Солунского пришел в братскую келью.

Созидание храмов и святые заступники

— В монастыре мне благословили послушание по специальности. Я — архитектор, с первого дня тружусь в архитектурной мастерской под руководством старшего брата братства Оптинских старцев (при Свято-Елисаветинском монастыре действует братство Оптинских старцев. — Прим. ред.), главного монастырского архитектора инока Димитрия (Козырева).

В монастыре всё воспринимается по-другому. Само твое присутствие здесь меняет жизнь. Возникают искушения, кажется, что они мешают, но они помогают учиться и возрастать. Не помню, чтобы такие ситуации происходили в миру. Случаются и чудеса, ты видишь, что в процесс строительства вносит коррективу сам святой, в честь которого строится храм.

К примеру, храм во имя святителя Иоанна Шанхайского должен был выглядеть по-другому, но возникали ситуации, из-за которых приходилось менять проект: то строители промахнутся, сделают не по проекту, то мы, проектировщики, ошибемся, то еще какая-то неожиданность. А после работы над ошибками происходит чудесное преображение храма или здания. И так во всем. Чувствуется, что сами святые помогают нам созидать.

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Максима Черноголова

09.02.2021

Просмотров: 225
Рейтинг: 5
Голосов: 38
Оценка:
Комментировать