X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Сила Евангелия

Любвеобильный Господь, хотящий всем спастися и в разум истины приити (ср.: 1 Тим. 2: 4), открыл мне по великой милости Своей сие познание — о силе Евангелия — чудным образом, без всякого посредства человеческого.

Пять лет я был профессором в лицее, проходя путь жизни мрачными стезями разврата, увлекаясь суетною философией по распутиям мира, а не по Христу. И, может быть, совершенно погиб бы, если бы меня не поддержало то, что я жил вместе с благочестивой матерью своей и родною сестрою моей, внимательной девицею.

Однажды, прогуливаясь по общественному бульвару, я встретился и познакомился с прекрасным молодым человеком, объявившим о себе, что он француз, аттестованный студент, недавно приехавший из Парижа и ищущий себе место гувернера. Превосходная его образованность очень мне понравилась, и я пригласил его к себе как заезжего человека. И мы подружились.

В продолжение двух месяцев он нередко посещал меня; и мы вместе иногда прогуливались, ветреничали: вместе выезжали в общества, разумеется, самые безнравственные.

Наконец он явился ко мне с приглашением в одно из вышесказанных обществ и, дабы скорее убедить меня, начал восхвалять особенную веселость и приятность того места, куда меня приглашал. Сказав об этом несколько слов, вдруг начал просить меня выйти с ним из моего кабинета, в котором мы сидели, и усесться в гостиной. Это мне показалось странным. И я, сказав, что уже не раз замечаю неохотность его быть в моем кабинете, спросил его: какая этому причина? И я еще далее старался удержать его здесь, потому что гостиная была подле комнаты матери и сестры моей, а потому там разговаривать о пустой материи было бы неприлично. Он же поддерживал свое желание разными увертками, наконец откровенно сказал мне следующее:

— Вот у тебя на этой полке, между книгами, поставлено Евангелие. Я так уважаю эту книгу, что мне тяжело в присутствии оной разговаривать о наших рассеянных предметах. Вынеси, пожалуйста, ее отсюда, и тогда мы будем говорить спокойно.

Я, по ветрености своей, улыбнувшись на его слова, взял с полки Евангелие да и говорю: «давно бы ты сказал это мне!»

И, подавая ему в руки, промолвил:

— На вот, сам положи его в ту комнату!

Лишь только я коснулся его Евангелием, он в тот же миг и исчез. Это меня так поразило, что я от страха упал на пол без чувств. Услышав стук, вбежали ко мне домашние и целые полчаса не могли привести меня в чувство. Наконец я, очнувшись, ощутил сильный страх, трепет, мучительное волнение и совершенное онемение руки и ноги, так что я не мог двигать оными. Призванный врач определил болезнь названием паралич, вследствие какого­нибудь сильного потрясения или испуга.

Целый год после этого случая, при аккуратном лечении от многих врачей, я лежал и не получал ни малейшего облегчения от болезни, которая впоследствии указала на необходимость выйти в отставку от ученой службы.

Престарелая мать моя в скорое время умерла; сестра расположилась посвятить себя монастырской жизни. И постепенно я совершенно выздоровел. И решил посвятить себя отшельнической жизни…

 

16.02.2021

Просмотров: 536
Рейтинг: 5
Голосов: 15
Оценка:
Комментировать