X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Проникнуться Духом

Как совместить послушание и инициативу? Как действовать — по букве или в Духе? Иногда хочется, чтобы тебе сказали: «Делай то, иди туда». Но рано или поздно решение придется принимать самому. Как проникнуться Духом Божиим и найти правильный выход? Об этом размышляли на одном из сестрических собраний.

Диакон Николай: Я в последнее время читаю о Японии. Меня это очень интересует. Мы смотрели недавно документальный фильм, в котором показана трагедия японского народа в конце Второй мировой войны. Начав войну с Америкой, японцы проиграли, но удивительно, что за послевоенные годы Япония смогла быстро восстановиться и достигнуть высоких экономических результатов. И сама нация не потеряла своего духа.

Отец Андрей Лемешонок: Самобытности.

Диакон Николай: Да, что, к сожалению, не всегда видно в России, у нас. Я начал читать одну книгу, ей нельзя до конца доверять, потому что она была написана еще в советское время и там многие факты... ну, в общем, видно, что изложены с позиций советской идеологии. Но много приведено фактов, близких к реальности. Например, в одной фирме был президент — японец, а его два заместителя — американцы. И когда спросили американцев: «Как вам работается, довольны ли вы?» — они ответили: «Да, мы довольны, у нас всё хорошо, президент компании относится к нам с уважением, платит очень хорошее жалованье, и мы достаточно хорошо себя здесь чувствуем». Но когда им задали вопрос: «Может быть, вам не совсем что-то понятно или что-то не нравится?» — они сказали: «Единственное, что нам не нравится в позиции президента по отношению к нам, — это то, что он не до конца четко ставит нам задачи». Потом с таким же вопросом обратились к президенту компании, японцу: «Ну, как вы работаете? У вас есть два заместителя, американцы, довольны ли вы ими?» А он говорит: «Да, это честные люди, они стараются, работают в меру своих сил. Я их уважаю, стараюсь их поддержать материально». — «Ну, а что, — спросили, — не нравится в их отношении к работе?» Японец сказал: «Не нравится, что они не понимают главной цели». Тогда опять спрашивают: «А почему вы им эту цель не ставите? Вы же могли бы им объяснить. Почему вы уклоняетесь от прямого руководства этими людьми?» И он ответил: «Понимаете, в чем дело: для нас (там дальше объясняется этот эпизод с точки зрения психологии народа, психологии производства), для меня лично очень важно, чтобы эти люди не ждали от меня конкретных указаний, а чтобы они, проникнувшись духом нашей компании, могли принимать решения сами. Потому что ситуация очень часто может меняться. Если они будут ждать от меня указаний, это будет работа не совсем та, какой бы мне хотелось».

Отец Андрей Лемешонок: Без духа. По букве.

Диакон Николай: Да. В американском представлении служащие должны быть...

Отец Андрей Лемешонок: ...послушными.

Диакон Николай: Да, и чтобы они максимально точно могли исполнять конкретные требования руководства. Этот эпизод очень близок к духовной жизни. Человек интересуется, спрашивает, хочет понять, найти выход в данной ситуации. И, как правило, не находит конкретного ответа.

Господь хочет, чтобы человек проникся Его Духом и уже, находясь в Духе, мог принимать правильные решения.

Мне бы хотелось, батюшка, чтобы вы что-то сказали на эту тему. Конечно, это касается не только меня, но и в какой-то мере любого человека. В жизни часто сталкиваешься с реальностью, которая тебя не устраивает. Ты чувствуешь, что и сам, может, неправильно поступаешь, и люди вокруг тебя поступают не так, как, тебе кажется, надо было бы поступить. И это всё время держит тебя в напряжении. А напряжение возникает оттого, что ты как человек, который хочет жить не по своему разумению, а именно по воле Божией, пытаешься понять: то ли ситуация возникает из-за твоего нерадения, из-за того, что ты не хочешь сделать усилие, то ли эта ситуация совершенно не зависит от тебя, ее надо прожить и понять, почему Господь тебя поставил в такие рамки и условия. И это недоумение для меня на сегодня неразрешимо: с одной стороны, мне хочется (как тем американцам), чтобы сказали конкретно: «Ты это делай, туда иди, на это не смотри»; и так по-человечески легче. Но, с другой стороны, я-то понимаю, что это будет только на сегодняшний момент и ты всё равно не сможешь так долго жить. А как проникнуться Божиим Духом, чтобы, сталкиваясь в течение своей жизни с различными проблемами, находить правильный выход?

Отец Андрей Лемешонок: Вопрос очень хороший и по существу. В общем-то, наверное, вся жизнь складывается из моментов, где мы отклоняемся то в одну, то в другую сторону. Послушание, творчество, инициатива — всё это не противоречит одно другому. Только когда инициатива бывает порывом или надрывом или когда человек делает что-то, не подумав и не взвесив все обстоятельства, это приводит к авантюре и краху. И мы не скажем, что это Дух. И может случиться другая крайность: человек не хочет трудиться, мучиться, искать, не хочет падать: «Я буду делать так, как мне скажут». И пусть те, которые «мне скажут», берут ответственность на себя. Бывает, человек говорит: «Зачем мне молитвы, которые написаны в молитвослове? Так молились люди когда-то. Я высказываю то, что на сердце, и это мое личное слово к Богу». Конечно, очень хорошо, что вы от себя молитесь. Но и молитвы святых вам нужны как опыт Церкви. Эти молитвы звучали в сердцах многих поколений людей. Поэтому Церковь предлагает их как образец обращения к Богу и славословия Бога. Иногда человек устает от борьбы и не хочет себе в этом признаваться. Он говорит, что ему больше ничего не надо. Но это не потому, что он смирился, а просто человек понял, что проиграл, и уже нет в его жизни огонька Духа. И чтобы его снова возжечь, нужно совершить усилие.

Наверное, эти крайности, эти полюса жизни всегда будут болезненны для нас, если мы действительно ищем, а не приспосабливаемся к тем или иным ситуациям. Вот, например, я понимаю, что меня никто не услышит на сегодняшний день, если Господь не откроет человеку уши. Я могу говорить, убеждать, а у человека всё равно будет свое мнение. Поэтому моя борьба заключается в том, чтобы не отчаяться, не отвернуться, не обидеться, не сказать: «Гори всё синим пламенем! Кому это надо?» Вот я с послушником Александром разговариваю, задену его самолюбие (а он очень самолюбивый человек, талантливый и самолюбивый, это же за километр видно) — и человеку больно. Но эту боль надо терпеть. Вот сестры Людмила и Ольга — люди хорошие, любящие Бога, но у каждой свои грехи, свое мнение и видение. И я ничего сегодня не исправлю в их отношениях, говорю: «Пускай всё будет как есть. Бог всё разрешит, всё поставит на свои места». И так во всем, и, может быть, это уже и позиция. Потому что ты хочешь, чтобы действовал Бог. Но в каких-то ситуациях надо просто говорить: «Всё, так больше не будет, так нельзя». Здесь нужно принимать решение и отвечать за него. Хочется, чтобы человек был смиренный, чтобы он по-другому жил, чтобы не внешнее плетение волос всё определяло, а «внутренний» сокровенный сердца человек (ср.: 1 Пет. 3: 3–4). Но к этому нужно всю жизнь идти. Поэтому созидание монастыря, подворья, Сестричества продолжается... Когда в человеке действует благодать Святого Духа, у него вопросов не возникает. Но в человеке есть и душевный момент. И из-за него мы всё видим в перевернутом виде. Я не рискую делать что-то от себя, потому что можно надорваться. Много было людей, которые пытались поступать по-своему, и потом были большие ошибки и страдания.

Отец Николай задал хороший вопрос. Конечно, хотелось бы творчества, свободы духа. Но на самом деле наша сегодняшняя свобода может привести к анархии, потому что эта свобода будет только «моя», «для меня». Надо знать меру свободы, чтобы она, как пишет апостол Павел, не была поводом к угождению плоти (Гал. 5: 13), к бесчинству и греху. Все мне позволительно, но не все полезно (1 Кор. 10: 23). И я свою жизнь могу построить так, чтобы мне было удобно, но я знаю: то, что будет не по воле Божией, принесет мне мучение и страдание. И хочу, чтоб было всё по воле Божией. Наверное, это путь взросления человека. Кажется, что человек, идя к Богу, становится нерешительным, нетвердым; а на самом деле человек, может быть, внутренне постоянно ищет слово от Бога и понимает, что если слово не от Бога, могут быть большие потери и неточности. И в житиях мы читаем, как святые ждали от Бога вразумления. А можно было — раз-раз — и всё управить. Но всё не так просто. Связи очень глубокие и очень далекие бывают. Разорвав какой-то узелок, можно всё разрушить. Поэтому хотелось бы, чтобы в мастерской отца Николая все были послушными, все уважали его и как человека, и как иконописца и мастера. Но, конечно, такого нельзя ожидать: разные люди, разное видение... И тут задача — определить ту грань, когда надо просто сказать человеку: «Ты здесь уже работать не можешь». А есть вещи, которые можно потерпеть, и ситуации, когда нужно поддержать человека: «Надо исправляться, надо делать усилие». И я думаю, что рамки необходимо очерчивать, иначе всё придет в запустение: каждый будет сам по себе.

Одна сестра мне сказала: «Я пришла и год летала в своей мастерской. Я изменилась, чувствовала благодать Божию. А сейчас я недовольна зарплатой, возмущаюсь порядками, потому что уже больше десяти лет здесь тружусь». И она чувствует, что потеряла Дух. Хорошо, что она хоть это проговаривает себе. А другая бы сказала: «Я была дурочкой, а сейчас уже поумнела. На мне сейчас не поездишь...»

Мать благочинная, что ты думаешь по этому поводу?

Монахиня Феодосия*: Когда дается новое послушание, ты всегда видишь действие Божие. Но проходит время, и наступают будни. Наверное, поэтому во многих монастырях послушание часто меняют. Человеку дается что-то другое, чтобы он уже с новыми силами, с новым вдохновением мог взяться за новое дело.

Неважно, в каком ты положении, цель всегда остается одной и той же: быть с Богом, чувствовать в своей жизни Христа и пытаться служить Ему.

Я благодарна Богу за все послушания, которые у меня были. Действительно, каждое послушание тебе необходимо для твоего личного спасения. Самое важное, наверное, не забыть, кто ты есть на самом деле, не присвоить, как говорит батюшка, Божие действие себе, не подумать, что вот я такой и уже чего-то достиг. Потому что за это можно очень сильно пострадать. И чем дольше человек хранит правильное видение себя, тем легче Богу в человеке действовать. Когда ты теряешь ощущение своей ущербности, своей немощи, тогда становишься на неправильный путь и уже необходимы какие-то перемены. Эти внешние перемены действительно пойдут человеку на пользу, если он смиряется и принимает их.

Отец Андрей Лемешонок: Можно сказать, что как только в человеке появляется элемент самооценки, начинает действовать уже другой дух: дух не собирания, не созидания, а дух разрушения. Человек начинает входить в противоречие, начинает осуждать, воевать. Бывает такое?

Монахиня Феодосия: Да.

Отец Андрей Лемешонок: В одной и той же ситуации может действовать через человека Господь (потому что человек чувствует свою немощь, просит помощи), а может действовать дьявол. Представляете, какой ужас?

Монахиня Феодосия: Иногда бывает как-то очень тяжело, и вдруг батюшка говорит: «Вот мать Феодосия — человек активной позиции, деятельный». Я думаю: «Как?» — в тот момент это кажется непонятным. А бывает наоборот: ты постаралась, сделала усилие, а мнение батюшки о тебе другое. Я имею в виду, что если ты впускаешь в себя хоть немного тщеславных мыслей, тогда видишь, что Господь тебя смиряет, хотя внешне ты постаралась. А иногда ты ничего, казалось, не делала, но не допустила в себя тщеславные мысли, и Господь тебя поддерживает. И это противоречит здравому смыслу.

Отец Андрей Лемешонок: В принципе, здравый смысл есть, но он скрытый. Он на уровне сердца, на уровне наших отношений с Богом. Грех входит в человека незаметно, можно не увидеть. Но Господь пытается человека исправить, не дать заразиться этим грехом. Поэтому важно себя останавливать и думать: что сейчас тобой движет. И не впускать в себя обиду, не носить ее в себе. Потому что эта обида может сидеть очень глубоко и внешне не проявляться. Но если она все-таки в глубине сердца, то... Это мина замедленного действия — рано или поздно она взорвется, подведет тебя.

Монахиня Феодосия: Когда мне дали это послушание, я у батюшки пыталась спросить: «Что мне нужно делать? Какая моя живая цель?» Он ответил: «Главное — это смириться». Самое главное — видеть ту цель, которую все ставят, к которой мы стремимся, перешагивая через личные интересы, амбиции. И тогда, наверное, Господь будет вразумлять, и ты станешь мудрее.

Отец Андрей Лемешонок: Послушание помогает человеку, потому что оно ставит человека в условия, когда у него нет выбора: он не может спрятаться, уйти в тень — ему нужно что-то делать, за что-то отвечать. Или ты будешь проводником Божиим с пользой и для ближнего, и для себя — или ты будешь проводником своего греха, разрушающего всё вокруг. Это очень важно. Когда человека, плохо умеющего плавать, бросают на середину озера и говорят: «Плыви», он ведь не скажет: «Не могу», потому что просто захлебнется и утонет. Ему надо барахтаться — и потихонечку-потихонечку к берегу...

 

* Имена монашествующих сестер изменены.

01.06.2021

Просмотров: 176
Рейтинг: 5
Голосов: 6
Оценка:
Комментировать