X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Подвиг жизни великого князя

Подвиг жизни великого князя

«Не в меру религиозен, замкнут,
очень часто бывает в храме,
причащается до трех раз в неделю».
(Из донесения английской разведки)

4 февраля 1905 года в 14 часов 45 минут от Николаевского Кремлевского дворца отъехала карета. В тот момент, когда она проезжала по Сенатской площади, раздался взрыв такой силы, что можно было подумать, будто в Москве началось землетрясение. Взрывной волной выбило стекла во всех окнах находящегося поблизости четырехэтажного Здания судебных установлений (Сенат). Сбежавшиеся люди увидели развороченную взрывом карету вместе с сидевшим в ней пассажиром, мечущихся в испуге лошадей и смертельно раненого кучера. Растерянность первых минут сменилась осознанием того, что в карете ехал великий князь Сергий Александрович, бывший генерал-губернатор Первопрестольной, а произошедшее — не что иное как спланированный террористический акт.

Убийство было совершено намеренно дерзко: средь бела дня, в самом центре Москвы. Оно являлось и устрашением, и демонстрацией, и вызовом. Кого же потеряла страна в этот день 4 февраля 1905 года?

Участника русско-турецкой войны 1877–1878 годов, командира Преображенского полка, командующего войсками Московского военного округа, генерал-лейтенанта, кавалера орденов святого равноапостольного князя Владимира I степени и святого великомученика Георгия IV степени, Председателя Императорского Православного Палестинского Общества. Великий князь был почетным членом Императорской Академии наук, Императорского Московского Археологического общества, Московского общества сельского хозяйства, Общества любителей естествознания, Русского музыкального общества, Филармонического общества, Общества пособия нуждающимся студентам, почетного попечителя множества детских благотворительных учреждений.

Сергий Александрович приложил огромные усилия к созданию исторического музея и музея изящных искусств. Он покровительствовал художникам, особенно выделяя Васнецова, Поленова и Нестерова, чьи работы часто покупал. Наконец, без великого князя в Москве вряд ли появился бы Пушкинский музей: именно он настоял на выделении участка земли на Волхонке, где первоначально планировали строить другое здание, помогал со сбором средств и экспонатов для будущей коллекции и лично утвердил проект архитектора Клейна. Великий князь в 1898 году открыл и Художественно-общедоступный театр — будущий МХТ. Не раз он привлекал Станиславского и Немировича-Данченко для постановки дворцовых домашних спектаклей.

До 1891 года Сергий Александрович занимал достаточно скромный пост командира лейб-гвардии Преображенского полка. Но в феврале 1891-го его судьба резко изменилась: он был назначен московским генерал-губернатором, в одночасье заняв одну из ведущих должностей в империи. В царствование племянника, императора Николая II, значение Сергия Александровича как государственного деятеля лишь увеличилось: в декабре 1894 года он стал членом Государственного совета, а в 1896 году — еще и командующим войсками Московского округа, соединив тем самым в одних руках три крупные должности. Кроме того, великий князь был доверенным лицом и одним из ближайших советников императора.

Будучи консерватором и бескомпромиссным монархистом, великий князь на дух не переносил не то что революционных, но даже либеральных идей. Когда в 1891 году городской голова Алексеев инициировал проект масштабной реконструкции исторического центра, который планировалось расчистить под новую застройку, великий князь, оценив масштабы планируемых разрушений и увидев, что у храма свт. Дмитрия Солунского на Страстной площади собирались просто отсечь колокольню, наложил запрет на проект, чем нажил себе немало врагов в строительном секторе, лишившемся вожделенных подрядов.

В другой раз, озаботившись удручающей экологической обстановкой в Москве, генерал-губернатор запретил сливать в Яузу и Москву-реку воду, отработанную на городских фабриках, чем возмутил их хозяев, которые указание это по большей части саботировали.

На посту генерал-губернатора Москвы князь Сергий неустанно созидал. Несмотря на свою занятость, он участвовал в деятельности многих просветительских и благотворительных организаций: Московского общества призрения, воспитания и обучения слепых детей; Комитета для оказания пособий вдовам и сиротам, пострадавшим на войне; Московского общества покровительства беспризорных и освобожденных из мест заключения несовершеннолетних; Московского Совета детских приютов; Иверской общины сестер милосердия.

Самое главное в его жизни связано, конечно, с преподобномученицей Елисаветой, его супругой. Его любовь и личный пример святой жизни подвигли чуткую душу Елизаветы Федоровны к принятию Православия, в котором ей суждено было прославиться у Бога и за которое отдала она свою жизнь.

За 12 лет своего генерал-губернаторства Сергий Александрович поднял древнерусскую столицу как исконно русский центр, ее святыни, исторические достопримечательности. Сам уклад московской жизни и Москву при нем стало виднее со всех концов России.

Он не восторгался жизнью в Европе. Привязанность к России заставляла критиковать и Англию. В 1875 году, пребывая там, он признался: «И вот хваленая английская жизнь! Какой материализм, думают только о том, как поесть и поспать, поесть и поспать!!! Целый день, право, ничего, ничего не делают, совершенно светская жизнь!»

Великий князь был твердо убежден, что спасти от нравственной и политической гибели — и отдельно взятого человека, и страну — может только приверженность исторической и духовной традиции, верность Православию и самодержавию. За подобные взгляды он нажил множество врагов в «передовом» обществе.

К высокой цели твердой волей
Стремися пылкою душой,
Стремись до сени гробовой.
И в этой жизненной юдоли
Среди порока, зла и лжи
Борьбою счастье заслужи!

К.Р.

Борьба Сергия Александровича была преимущественно духовной. Он следовал совету, полученному в юности от Победоносцева: «Храните себя в правде и в чистоте мысли. Во всяком движении сердца и мысли справляйтесь в совести с началом правды Божией. Вы, свято храня веру, не забывайте ставить себя перед Богом…» И великий князь всегда старался иметь перед Господом чистую совесть. Он молился и пытался смиряться. Не забыл он и слова своей воспитательницы А.Ф. Тютчевой: «Вы не можете себе представить, как в том высоком положении, которое Вы занимаете, находясь у всех на виду, Вам благодарны за чистый, строгий, умеренный образ жизни». Исключительность своего положения нужно оплачивать исключительными — христианскими качествами.

Видя серьезную угрозу государственного переворота и нерешительные меры правительства по его предотвращению, Сергий Александрович подал 1 января 1905 года в отставку с поста генерал-губернатора Москвы и остался лишь на должности командующего Московским военным округом. Но отставка не остановила безумия и озлобления. За ним следили с осени 1904 года, угрожали расправой. Князь как человек мужественный прятаться не стал. Даже оставив пост, своих привычек не изменил: выезжал из дома всегда в одно и то же время и без охраны.

То, что террористы совершили свое злодеяние спустя месяц после отставки великого князя, свидетельствует об одном: преступление было не столько политическим, сколько духовным. Мученический характер его кончины почувствовали современники. Так, протоиерей Митрофан Сребрянский записал: «7 февраля. Сейчас служили мы панихиду по новом мученике Царствующего Дома Великом князе Сергие Александровиче. Царство Небесное мученику за правду!» Архимандрит Анастасий (Грибановский): «Злодеи хотели запятнать Кремль царственной кровью, но лишь создали новый опорный камень для любви к Отечеству, дали Москве и всей России нового молитвенника».

«Умерший смертью мученика, соименный преподобному Сергию и имевший его небесным покровителем, царственный витязь и подвижник за землю русскую благоверный Великий князь Сергий Александрович… В этот час заупокойного о нем моления, продолжая в любимой им Москве любимое им дело, мы призываем его светлый дух и, приобщая его к радости подвига во имя Церкви и России, уповаем на невидимое его нам вспоможение духом его любви, его загробного дерзновения в молитве к Богу…» — сказал о Сергии Александровиче в день его тезоименитства будущий священномученик протоиерей Иоанн Восторгов.

«Молитвенная память и любовь к безвременно погибшим, убиенным и растерзанным мученикам долга, которые пострадали даже до крови и смерти, которые закон, Господом данный, и долг, Им возложенный, возлюбили паче сребра и злата, паче меда и сота, — это выражение нашего почитания и благодарности мученикам за Родину. В годину помутившейся общественной совести, в годину сатанинского издевательства над долгом и присягой, когда нарушение их объявляется уже не позором и низкою изменой, а признаком свободы и высшего развития; в годину, когда страшная сила зла захотела отринуть богооткровенный закон и построить жизнь личную, общественную и государственную исключительно на началах эгоизма, личных прихотей и похотей, на началах удовольствия и пользы, — во всех слоях русского общества нашлись люди, оказавшиеся верными идеальным заветам христианства, пострадавшие за них. Здесь Великий князь Сергий Александрович и здесь же убитые солдаты, казаки, городовые…

<…>

Нам же, еще оставшимся в живых, всем слугам добра и Отчизны, нам в заповедь: молитва о вас и память, почитание вашего подвига не словом только, но делом, верностью христианским началам жизни, верностью нашему долгу пред Богом и Родиной, неустанною борьбой с замутившеюся общественною мыслью и совестью, готовностью постоять во имя долга до смерти и крови. А страх, уступки, измена тому, чему они служили, — это будет горькою насмешкой над пролитою их кровью, вторым их распятием» (Сщмч. Иоанн Восторгов).

Может быть, сегодня не так часто складываются обстоятельства, когда требуется жертвовать жизнью. Но ситуации, когда необходимо мужество, чтобы быть верным своему долгу и своей совести, бывают у каждого. И в Церкви, и в государстве, и в обществе нет человека, которому верность его свету Христову и своему долгу не стоила бы жертвы.

Пусть светлый образ приснопоминаемого великого князя Сергия Александровича, его добрый пример благой верности Богу, Царю и Отечеству поможет и нам преодолеть все препятствия, слабости, сомнения и остаться верными своему личному христианскому, гражданскому и просто человеческому долгу в стоянии за истину.

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

Фотографии из Интернета

При подготовке материала использовались книги:

  1. Прот. І. І. Восторговъ. Полное собраніе сочиненій. Томъ III-й (въ двухъ выпускахъ). Проповѣди и поучительныя статьи на религіозно-нравственныя темы. 1906—1908 гг. — М.: Типографія «Русская Печатня», 1915. — С. 193–199.
  2. Прот. Иоанн Восторгов. Полное собрание сочинений. СПб., 1995, с. 350–353.
  3. О. Митрофан Сребрянский. Дневник полкового священника, служащего на Дальнем Востоке. М., 1996. — С. 250.
  4. Соловьев М. Святая Земля и Императорское Православное Палестинское общество. СПб., 1895. — С. 2.
  5. Авчинников А.Г., Великий князь Сергей Александрович. Иллюстрированный биографический очерк, Екатеринославль, 1915. — С. 2.

17.02.2021

Просмотров: 751
Рейтинг: 5
Голосов: 15
Оценка:
Комментировать