X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Монахиня из солнечной Бразилии (часть 1)

Родина монахини Ребекки (Перейра) — солнечная Бразилия, страна футбола и зажигательных карнавалов. А еще это самая большая католическая страна мира, где Православие исповедует менее 1% населения. Тем интереснее судьба матушки, которая приняла православную веру и иноческий постриг, изучила пять иностранных языков, стала миссионером и несет людям свет Христовой веры. Гостья рубрики «Моя судьба» — насельница нашей обители монахиня Ребекка (Перейра).

Школа астрологии

— Родилась я в Бразилии, в городе Рио-де-Жанейро. Моя страна — самая большая католическая страна мира. Родители крестили нас с сестрой в детстве, но принадлежность семьи к католической вере была формальной. А вот мои дедушка и бабушка были воцерковленными людьми. Дедушка изучал теологию. После его смерти я наследовала библиотеку, где нашла много святоотеческой литературы.

В конце 1980-х годов в Бразилии многие люди увлекались «натурфилософией», и мама поступила в школу астрологии. Папа разделял ее интерес. Под руководством харизматичного преподавателя группа будущих молодых астрологов изучала философию, эзотерику, традиции восточных народов, читала о буддизме, индуизме, даосизме, христианстве. Эти люди не принимали католическую и протестантскую веру, которую исповедовали на Западе, а пытались найти истину, что тронула бы их сердца.

Однажды они прочли книги французского философа Рене Генона. Автор давно умер, но журналист, переводивший его работы, жил и трудился в Португалии. Расстояние энтузиастов не смутило, и они написали этому человеку. Вскоре пришел ответ: «Я еду в Бразилию для участия в симпозиуме. Мы можем встретиться, и вы зададите свои вопросы».

Отец Афанасий и Православие

— Переводчик из Португалии приехал в Рио-де-Жанейро. И вот группа астрологов, в числе которых была моя мама, поехала с гостем на несколько дней в горы.

Португалец отвечал на вопросы, рассказывал много интересных вещей, а в последний день появился в черном подряснике и сказал: «Я — священник, отец Афанасий. Здесь я вам рассказывал о православной вере».

В Бразилии Православная Церковь существовала только в среде эмигрантов — греков, русских, украинцев. Храмов было мало, и они напоминали закрытые клубы. Я это прекрасно понимаю, быть эмигрантом тяжело. В чужой стране хочешь сохранить единство и интимность в общении с соотечественниками. Но это человеческое, душевное, а Церковь должна быть наднациональной.

Поскольку русские, греческие и украинские приходы, по сути, были закрытыми, бразильцы ничего не знали о православной вере и Церкви. Все, кто познакомился с отцом Афанасием, были впечатлены тем, что услышали: «Вы открыли для нас истину, которую мы искали! Как мы можем дальше ее постигать?» Отец Афанасий сказал: «Я как священник больше не могу вам помочь, между нами океан, но вы можете приехать в Португалию и познакомиться с нашим епископом».

Путешествие в Португалию

— Восемь астрологов из Бразилии полетели в Португалию на встречу с епископом. Беседы проходили в монастыре, где жил владыка. Каждый день мои соотечественники узнавали больше о Православии, а после присутствия на Божественной литургии сказали: «Мы хотим принять Крещение!»

Епископ объяснил: «Крещение ничего не меняет. Вы были католиками, станете православными, этого мало. Надо учиться сохранять благодать, дарованную Господом. У вас в Бразилии должна совершаться Божественная литургия, вы должны принимать Причастие и менять свою жизнь. Больше нельзя заниматься астрологией».

После молитвы владыка спросил: «Может быть, один из вас примет чин священства?» Учитель, который был для всей группы авторитетом, согласился взять на себя этот крест. Он остался в Португалии, учился, стал иеромонахом и вернулся на родину…

Развод родителей и православная вера

— Школа астрологии в Рио-де-Жанейро, где учились мои родители, была преобразована в школу Православия. Те, кто еще вчера зарабатывал на составлении гороскопов, начали нести соотечественникам новую веру. В тот период многие крестились. Таинство принимали большими группами каждую Великую Субботу. По благословению владыки крестили людей прямо в море или в бассейне.

Папа тогда смотрел на церковную жизнь скептически и не желал, чтобы мама становилась православной. Когда его друзья вернулись из Португалии, он сказал: «Вчера они были астрологами, сегодня — священники! Я считаю, это какая-то секта!»

Не знаю, что случилось между родителями, но они разошлись. После развода маме было очень тяжело. В тот период она нашла поддержку среди друзей, которые создавали православную общину.

Перед мамой стал непростой выбор — нужно было отказаться от работы. Тогда она составляла гороскопы и на эти деньги кормила нас с сестрой. Мама выбрала Православие и приняла Крещение. Не помню, как мы тогда выживали, наверное, бабушка с дедушкой помогали. Это было очень тяжелое время.

Когда мама впервые взяла нас с сестрой на Божественную литургию, мне очень понравилось. Я всё понимала, но не могла быть частью Церкви — отец сказал: «Моих детей крестить нельзя!» Но уже через 6 месяцев в ультимативной форме я сказала папе: «Хочу стать православной!» Отец ничего не ответил, и мы со старшей сестрой в возрасте 8 и 9 лет приняли Православие. Храм стал для нашей семьи всем.

Жизнь бразильского прихода

— Построить храм в Рио-де-Жанейро возможности не было. Молодые энтузиасты арендовали дом для обустройства Православной Церкви. Нужно было оплачивать аренду здания, электричество, были и другие расходы. Финансово всегда было тяжело, но храм — это больше, чем камни, храм — это сердца. Каждый помогал, чем мог.

Своими силами прихожане оборудовали иконостас. Тропари, стихиры каждый день меняются, требовался перевод церковной литературы на португальский язык. Перевели какую-то часть, и начались богослужения.

Божественную литургию служили по воскресеньям и праздникам. Наш владыка сказал: «Если пришел на литургию, должен причащаться», — и мы еженедельно причащались. В субботу и среду, заранее договорившись, можно было встретиться со священником. Это могла быть исповедь или просто разговор в формате вопрос-совет.

Каждую среду после рабочего дня в храме служили вечерню, потом были беседы. Приходило много людей. Говорили о Боге, Крещении, Церкви, духовной жизни. Православный приход постепенно рос.

В Бразилии все прихожане знают службу. У нас нет специально обученных людей, которые поют или читают, ты должен уметь делать всё. И мы принимаем это за радость. Бразильцы от природы имеют музыкальный слух, мы любим петь. Пасхальное богослужение традиционно поет весь храм.

Под руководством профессионального регента при нашем приходе создали прекрасный церковный хор. Регент сам переводил песнопения с церковнославянского на португальский язык и разучивал их с участниками коллектива.

Сегодня для церкви всё можно купить, а в начале 90-х ничего не было. Мы всё делали своими руками — от иконостаса и крестов до просфор и свечей.

По субботам при храме работала детская воскресная школа. Хор в этот день занимался спевками, прихожане рукодельничали, пекли просфоры, дети убирали в храме, женщины создавали иконы и шили стихары (церковное облачение). Такие необычные и смешные получались эти стихары, но в этой необычности было что-то теплое и родное. Мы стали большой дружной семьей.

Каждому прихожанину священник благословил ежедневное молитвенное правило, даже детям. Молитвословов не было, мы молились на четках, а до того, как научились их делать, — на бобах и фасоли. Брали фасолинку и перекладывали: «Господи Иисусе Христе, помилуй нас!» В детстве я должна была каждый день читать 100 Иисусовых молитв.

Возвращение и священство отца

— Когда мы остались без отца, священник благословил нас с мамой и сестрой вместе читать молитву. Каждый день в 18 часов мы молились на четках Богородице. Я помню, как в сердце просила Божию Матерь, чтобы Она разрешила непростую ситуацию в семье.

Вечером накануне суда о разделе имущества между мамой и папой мы вместе молились, а когда утром с сестрой проснулись, увидели, что отец уже дома. Родители помирились.

Папа начал потихоньку ходить в храм. Наверное, он видел изменения в людях, которых знал раньше и которые стали священниками, и в нем самом что-то происходило. Не по нашим силам менять сердце человека, но сейчас я понимаю, что это были плоды чистых детских молитв…

Отец принял Крещение, начал петь в церковном хоре и служить в алтаре. Однажды наш хор пригласили в Португалию. После этой поездки папа вернулся дьяконом. Уже было понятно, что он станет священником. Рукоположил папу в священники наш епископ, когда приезжал в Бразилию.

В Крещении мама хотела взять имя София. У святой Софии было три дочери. И вот спустя годы, когда папа уже был священником, в нашей семье родилась третья девочка. Мама узнала о беременности в день памяти мученицы Софии…

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Максима Черноголова и из личного архива монахини Ребекки (Перейра)

09.03.2021

Просмотров: 1180
Рейтинг: 4.9
Голосов: 37
Оценка:
1 месяц назад
Спасибо. Очень интнресно!
Комментировать