X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Мои 5+. Личности

Мои 5+. Личности

Герои нашего проекта «Мои 5+» — самые разные люди, члены нашей большой монастырской семьи, живущие и трудящиеся рядом с нами. Тем не менее каждый из них — неповторимая, уникальная личность. Мы попросили их поделиться, какие пять книг, фильмов, музыкальных исполнителей, личностей, занятий произвели на них наибольшее впечатление, остались в памяти и заставляют возвращаться к себе снова и снова.

Инокиня Галина (Шпакова) делится с нами воспоминаниями о людях, которые в ее жизни стали ориентирами в поисках Бога.

Инокиня Галина (Шпакова) родилась в 1953 году в городе Бегомле Витебской области. По образованию бухгалтер. Работала на предприятии городского транспорта. В 1994 году пришла в Сестричество в честь преподобномученицы Великой княгини Елисаветы. Насельницей монастыря стала с 2015 года. С 1998 года по настоящее время несет послушание в воскресной школе монастыря.

— Я родилась в православной семье и православную веру, традиции впитывала с детства. Первым таким ориентиром, который укрепил, показал, как надо по-настоящему доверять Богу, стала моя бабушка Екатерина.

Эта история началась в 1935 году. Времена репрессий. Семья моей бабушки — муж, она, дети — была полностью репрессирована и отправлена в Казахстан. Пришлось всё оставлять и уезжать в неизвестность. И бабушка поставила на стол икону Божией Матери (я не знаю точно, какую именно, хотя в доме всегда висела икона «Достойно есть») и произнесла: «Матерь Божия, сохрани нам дом. Мы обязательно вернемся». По дороге и в ссылке бабушка похоронила троих детей и мужа. Возвращалась домой она в 1947 году с сыном, который родился уже в Казахстане, взяв с собой только котелок с отварной картошкой, без единой копейки. В поезде сын ходил по вагонам, танцевал «цыганочку», пел и тем кормил себя и мать.

Когда бабушка вернулась на родину, обнаружилось, что вся деревня сожжена. Только ее дом остался цел. В нем устроили интернат для детей, родители которых погибли на войне. А к ее возвращению было решено, что всех сирот отправят в Бегомль, и по приезде бабушка с сыном сразу заселились в дом, который сохранила для них Божия Матерь. Такие вера в Божию Матерь, доверие Богу не были посрамлены — и это было настоящим чудом.

— Удивителен Промысл Божий, ведущий душу ко спасению. Оглядываясь назад, я ясно вижу его в своей жизни. Так я встретила на своем пути к Богу замечательного священника — протоиерея Владимира Мисеюка, настоятеля храма святого Александра Невского в г. Сокулка Белостокской епархии. История эта начиналась в 90-х годах прошлого века. В Минске открылся Петро-Павловский собор и при нем начала работу воскресная школа. После взрыва на Чернобыльской АЭС верующие из Сокулки пригласили учащихся этой школы на оздоровление в Польшу. Собралась группа из 30 человек, и меня назначили сопровождающей. Когда мы приехали, детей разобрали по семьям, а я со старшим сыном осталась у этого батюшки. Разве это не милость Божия, что целый месяц я жила рядом с таким священником, в такой семье! За ужином, когда собирались его семья и мы с сыном, отец Владимир рассказывал о Боге и вере. Мы еще только-только начинали воцерковляться, был поиск, а тут, благодаря Промыслу Божию, мы попали в семью потомственных священнослужителей, где служение Богу было нормой. Кроме того, внизу, в полуподвальном помещении, у них были фрески — я хорошо запомнила фреску мученицы Людмилы. И там я впервые почувствовала, что такое благодать.

В памяти осталась одна история об этом священнике, мне ее рассказала его матушка. Он должен был служить Божественную литургию. Его сын — теперешний священник, отец Андрей, откуда-то возвращался и попал в аварию. Матушка пишет записку: «Андрей разбился» — и дает батюшке в алтарь. Она имела в виду, что он разбил машину и сам немного пострадал. Но батюшка-то этого не знал! Для обычного мирянина вполне естественно заволноваться, что-то предпринимать, бежать к своему ребенку, чтобы оказать помощь. Но отец Владимир показал пример истинного священнического служения. Он остался в алтаре и отслужил эту литургию. Тут мне кажется уместным вспомнить слова Евангелия от Матфея: Иже любит сына или дщерь паче Мене, несть Мене достоин (ср.: Мф. 10: 37). Потом, конечно, всё прояснилось. Но какой был у него выбор!

История наших отношений с этим приходом продолжилась. По традиции каждый год на Преображение они ходят на Грабарку крестным ходом. И батюшка прислал нам приглашение поучаствовать в нем. Нас было 20 человек, старшим стал отец Андрей Лемешонок, который только-только был рукоположен. Мы шли 6 дней 180 километров, идти было очень тяжело. И на каждом привале отец Владимир подходил к каждому и говорил: «Снимай обувь, показывай ноги!» Он брал эти грязные ноги и обрабатывал их, потому что если этого не сделать, человек просто выходил из строя. И меня это поразило — такое искреннее служение людям, как Господь препоясался и умыл ноги Своим ученикам. Какая простота! Это тоже было для меня уроком.

— Недосягаемой высотой духа и в то же время необыкновенной простотой запомнился мне наш митрополит Филарет. Вернувшись из вышеупомянутого крестного хода, я почувствовала живое сострадание к нашему народу, который настолько обеднел духовно за те годы, когда разрушались и закрывались храмы, уничтожались и ссылались священнослужители и простые верующие! Мне открылась красота традиции крестных ходов, совместной молитвы, совместных богослужений. И я подумала, что подобный крестный ход можно было бы организовать и у нас. Ведь в Минске находится великая святыня — мощи святой праведной Софии Слуцкой. Это может стать отправной точкой. Я обратилась к настоятелю Петро-Павловского собора, который сказал мне, что с таким вопросом надо идти к митрополиту Филарету. Ну, к митрополиту, так к митрополиту. К нему можно было очень просто попасть. Я пришла в епархию, зашла в кабинет — без молитвы, без платка. Напротив за столом сидит очень красивый духовно человек. Просто светится. Я, конечно, растерялась. А он говорит: «Присаживайтесь. Слушаю». И я ему без утайки рассказала всё, о чем думала и о чем болело мое сердце — о нашем народе, о крестном ходе и о той благодати и красоте, которые мне открылись. Он слушал и улыбался. В конце концов, митрополит назначил мне время повторного визита, и я ушла.

Прихожу в назначенный час, вновь без молитвы, без платка — а в кабинете у митрополита сидят священники, их было много, человек 12. Как я позже узнала, это были благочинные. И я вновь рассказываю то, что рассказывала в первую встречу. Митрополит говорит им: «Оказать помощь всевозможную». И, обращаясь ко мне: «Сейчас с каждым из них вы должны поговорить». Вообще, когда готовилось это паломничество, митрополит принимал очень живое участие во всем этом — не как митрополит, а просто как наш соучастник. Меня очень утешило, что я увидела, насколько доступны и заинтересованы были эти батюшки, что они тоже этим живут, что для них важно пробудить народ, что это будет помощь и для их благочиний.

И, наконец, мы пошли. По пути следования мы установили 7 поклонных крестов. Где-то на полпути мы остановились на обед. Обед, кроны деревьев… Останавливается машина, выходит митрополит с огромной коробкой шоколада. Это был день памяти святителя Кирилла Туровского. Митрополит ездил на престольный праздник. Возвращаясь назад, уставший после длительного богослужения, он нашел время, вспомнил о нас и заехал, чтобы утешить… Я это без слез не могу вспоминать. Вот таким мне запомнился наш митрополит. Простым, доступным человеком, на деле исполнившим евангельские слова: будьте просты, яко голуби (ср.: Мф. 10: 16).

— Живым примером священнического служения, предстояния Богу без жалости к себе является для меня наш батюшка, отец Андрей Лемешонок. Я даже не как о духовнике хочу сказать о нем, а как о примере предстояния Богу. Именно предстояния. Я знаю, как он живет, и, осознавая эту его нагрузку — службы, исповедь, окормление многочисленных духовных чад, при этом заботы о собственной семье, я вижу, как он входит в алтарь на службу — как будто не было бессонной ночи. Когда он дает возглас на начало Божественной литургии или всенощного бдения, он просто преображается. И этим он заряжает меня. Иногда у меня просто нет сил, но когда я вижу, как это делает батюшка, мне становится стыдно за свою слабость. Это настолько меня вдохновляет, что всё отступает. На это я и равняюсь.

— И, наконец, мой сын, священник отец Вадим. Дата его хиротонии и время моего ухода в монастырь совпали — эти события произошли в 2015 году. Причем я вновь увидела Промысл Божий в нашей жизни — его рукополагали в Гродно, в монастыре Рождества Божией Матери. Мы всей семьей поехали туда, но я сначала не могла понять, почему именно Гродно, ведь в Минске много храмов. Мне стал более понятен смысл, когда я пошла к батюшке на исповедь, чтобы поговорить, что делать дальше, и он сказал: «Вот завтра и приходите в монастырь». А «завтра» было Рождество Божией Матери. Я так думаю, а может, хочу так думать, что Божия Матерь взяла нас под Свой покров.

Мы часто с ним общаемся. Он мой единомышленник. У нас общие разговоры, общие темы, общие интересы. У нас мнения очень разные, в зависимости от возраста или образования, иногда мы спорим, что мне очень нравится. Но он меня приземляет, за что я ему благодарна. И я прошу Бога, чтобы он был ориентиром для тех родных и близких, которые остались в миру.

Вот это мои ориентиры, люди, которые встретились на моем пути к Богу и за которых я Ему очень благодарна. Еще я благодарна, что я в монастыре, и очень хотела бы, чтобы мы все встретились в Царствии Небесном.

Подготовила инокиня Ольга (Великая)

15.01.2021

Просмотров: 1374
Рейтинг: 5
Голосов: 27
Оценка:
Комментировать