X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Мои 5+. Чудеса

Герои нашего проекта «Мои 5+» — самые разные люди, члены нашей большой монастырской семьи, живущие и трудящиеся рядом с нами. Тем не менее каждый из них — неповторимая, уникальная личность.  Мы попросили их поделиться, какие пять книг, фильмов, музыкальных исполнителей, личностей, занятий произвели на них наибольшее впечатление, остались в памяти и заставляют возвращаться к себе снова и снова.

Инокиня Иулия (Баран) рассказывает о чудесных случаях, которые произошли в ее жизни и привели к Богу.

Инокиня Иулия (Баран) родилась в г. Молодечно 5 сентября 1976 года. Отец — военный, мать — воспитательница. Окончила Слуцкое училище пищевиков. Пришла в монастырь 4 февраля 2013 года, иноческий постриг приняла 15 марта 2019 года. Несет послушание в трапезной монастыря.

— Первая исповедь. Впервые я сознательно пришла в храм на исповедь, когда мне было 23–24 года. На работе произошла неприятность по моей вине, у меня было очень тоскливо и тяжело на душе, и я прямо со смены направилась в храм. В маленьких городках служба идет только по выходным, а был будний день, и я оказалась перед закрытой дверью. Но я решила добиться своего. Расспросив, где живет священник, я отправилась к нему домой, хотя это было довольно далеко. Снег, метель… а я иду. Дошла. Открыла дверь его матушка. Я смотрю на нее и плачу. Она спрашивает: «Сильно согрешила?» Говорю: «Да». Но оказалось, что мы с батюшкой разминулись — его не было дома, потому что он поехал в храм на Крещение. И мне пришлось проделать обратный путь.

Крещение было долгим, нужно было подождать. В конце концов батюшка освободился. Мой рассказ был длинным и сбивчивым. Но больше всего меня удивило, когда он сказал: «Мы пойдем с тобой к аналою и вместе помолимся за эту ситуацию». Он молился, я тоже, своими словами, пыталась просить Бога. И когда я выходила из храма, то поняла, что всё у меня будет хорошо.

— Дом престарелых и инвалидов. Я была единственным ребенком в семье, и это, конечно, накладывало свой отпечаток, хотя воспитывали меня строго. Отучившись, я решилась уйти из дома. Я хотела свободы — сейчас понимаю, что неправильной свободы. При этом я знала только то, что, если ты этого хочешь, то надо работать. И я работала — слава Богу, этому родители меня научили. Но, с другой стороны, я успевала и грешить.

По-человечески я рассуждала: я ушла из дома, снимаю квартиру, мне нужна работа. Но какая? — Чтобы было выходных побольше, чтобы зарплата была хорошая, чтобы я покушать могла на работе и с собой взять. Всё житейское. И самое удивительное, что Господь мне всё это дал. Я нашла работу в Доме-интернате для инвалидов и престарелых под Несвижем, в Осмолово. Там были разные люди. Некоторых привозили родственники, некоторые прибывали из тюрьмы после инсульта или еще какого-либо заболевания, делавшего их беспомощными.

Дом был большой, отделений много. Медсестра заводит меня в один корпус, во второй — там люди без рук, без ног. Я смотрю на них и думаю: «Куда я попала?» Но там была хорошая зарплата, много выходных, можно было покушать. Я решила, что потерплю. И приступила к работе. Больных надо было мыть, кормить — полностью смотреть, как детей. И через пару лет (я проработала там 5 лет) я поняла, что жалею их, что они мне близки, небезразличны. Так Господь потихоньку смягчал мое сердце, хотя время на грех у меня тоже, к сожалению, находилось.

— Примирение с родителями. Проработав некоторое время, я уволилась и решила поехать в Россию зарабатывать деньги на квартиру. Позвонила в одну фирму. В газете было написано, что на стройку в Москву требуются мужчины и женщины, разнорабочие. Но когда мы приехали, оказалось, что им не требуются рабочие такой категории. Они взяли меня уборщицей. А на следующий день я узнала, что зарплату почти не платят, задерживают на 2–3 месяца. И после этого меня накрыло уныние. Я думаю: «Господи, пошли мне кого-то, кто мог бы помочь выжить тут хотя бы полгода». И Господь послал такого человека, электрика-монтажника, который уже 5 лет был в Москве и пожалел меня. Через неделю он нашел мне прекрасное место — пансионат для отдыхающих в лесу, детский лагерь. Это был совершенно другой уровень.

Когда я устроилась туда, мне очень захотелось помириться с родителями. И я позвонила маме, сказала, что у меня всё хорошо, работаю в прекрасном месте, с хорошей зарплатой. Про то, что пришлось пережить, я не рассказывала. Она, конечно, совсем по-другому разговаривала. И я поняла, что всё налаживается. Этим Господь показал, что Он может всё дать! Только ты старайся жить в Боге. Я понимаю, что если осталась бы в Несвиже со своими друзьями, то погибла бы. А Господь меня вырвал из этой среды.

— Операция. В это же время я решила заняться пением, несмотря на то, что мне было 27 лет. Я поступила в институт Девятова (Центр русской культуры и искусства под управлением Владимира Девятова в Москве. — Прим. ред.) — и начала строить Вавилонскую башню земного счастья. Я мечтала о том, что научусь петь, буду выступать в ресторане, потом выйду на большую сцену… И мне Господь послал очень хорошего педагога по вокалу.

Я хорошо трудилась в пансионате. Но на пустом месте возник конфликт, из-за которого мне пришлось уволиться. После этого мне пришлось бросить институт. И так получилось, что этот преподаватель согласился давать мне частные уроки вокала. Я только должна была решить, продолжать ли мне занятия пением. Но тут вмешался Господь. Мне сделали операцию, и я лишилась возможности иметь детей. Для меня это было ударом. Я переосмыслила всю свою жизнь в один момент. И впервые задалась вопросом: как жить правильно? Не так, как хочешь, а так, как нужно? Для чего ты живешь? Что происходит в твоей жизни? У меня была очень жесткая внутренняя борьба, но я решила бросить уроки по вокалу. Я думала, что с пением покончено навсегда.

Я освободилась от навязчивой идеи попасть в шоу-бизнес и стала потихоньку ходить в церковь. Душа тянулась к Богу. И тут случилось событие, которое каким-то образом, я думаю, повлияло на мою судьбу. Будучи у Матронушки Московской, я зашла в церковный магазинчик и купила там диск. В основном я слушала попсовую музыку, а тут захотелось послушать церковные песнопения. И мне попался диск «Пение всеумиленное» м. Иулиании (Денисовой). Эти песнопения меня так вдохновили!

Всё сложилось в мозаику. Господь смягчал мое сердце разными способами — и нашел в нем кусочек для церковного пения. И именно тогда, когда меня это могло тронуть, когда я восприняла, как нужно. На диске я прочитала, что это Минск, Беларусь. И подумала: «Хорошо бы их послушать вживую!..»

— Приход в монастырь. В это время я колебалась, оставаться мне в Москве или ехать назад, в Беларусь. В Москве держала высокая зарплата. Но Господь вновь вмешался. Я поехала в отпуск в Беларусь. Потом вернулась в Москву — и обнаружила, что потеряла паспорт. Пришлось возвращаться домой и восстанавливать документ. Звоню на мебельную фабрику, где я тогда работала, — а мне говорят, что мест нет. Я поняла, что надо вновь устраиваться… Родители привыкли жить своей жизнью, я тоже, у них оставаться я не могла. И я решила поехать в Минск. На первое время у меня были деньги, за которые я сняла квартиру, устроилась уборщицей в магазинчик и начала думать, что делать дальше. И у меня всплыла мысль о монастыре. В универмаге «Беларусь» я увидела белую сестру. Подошла и читаю: «Свято-Елисаветинский монастырь». Спросила, где он находится, она объяснила. И в свой первый выходной я поехала туда. Но тогда меня монастырь не впечатлил: мне казалось, что он должен быть более аскетичным, в лесу, например. А тут город, жилые дома… Я и поехала назад.

Стала искать другую работу — курьером. Но она меня разочаровала. Параллельно меня не покидала мысль о Москве. И вдруг всё это накопившееся — мое желание уехать в Москву, неудачные работы — навалилось тяжелым грузом, и я стала плакать. Зашла на почту, села и плачу. Подошла женщина, начала что-то приговаривать, успокаивать… А я думаю: «Говори, что хочешь, а я сейчас соберусь — и поеду в монастырь». Выплакалась и прямиком поехала. Приехала — солнце светит, купол Державного храма… Я повернулась к доске объявлений и увидела, что в монастырскую типографию требуются люди. Как мне стало радостно!

Так я устроилась в типографию. Сняла комнатку и начала работать. Мой первый день прошел на одном дыхании. Я поняла, что это мой дом, что я никуда не уйду, что это то, что я искала. Я переехала в Новинки, начала читать духовные книги. К тому времени уже стала ходить на исповедь к отцу Андрею Лемешонку. И поняла, что хочу всю свою жизнь отдать Богу.

И вот 24 февраля 2013 года я в шляпке, в пальто пришла в зал собраний монастыря. Пришла не сразу, после многих сомнений и искушений. Захожу — все в черном, все гудят… Думаю: «Куда я попала?» Я досидела до конца — и это как будто происходило не со мной: меня привели, переодели, поселили к м. Василисе… Я сижу, рыдаю. А послушница Тамара спрашивает: «Почему Вы плачете? Вас насильно привели в монастырь? Никто же не заставляет тут оставаться». Хотя я знала, что если приду — то навсегда, на тот момент эти слова мне было нужно услышать. И я подумала: «И правда, если не понравится — уйду». Вот так я и пришла в монастырь…

Подготовила инокиня Ольга (Великая)

18.02.2021

Просмотров: 203
Рейтинг: 5
Голосов: 18
Оценка:
1 год назад
Слава Богу за всё!приятно было пообщался с хорошим человеком лично?????????????

Написать комментарий...

Комментировать