X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Мои 5+. Чудеса

монахиня хиония

Герои нашего проекта «Мои 5+» — самые обычные люди, члены нашей большой монастырской семьи, живущие и трудящиеся рядом с нами. Тем не менее каждый из них — неповторимая, уникальная личность. Чтобы немного приоткрыть дверцы в их души, понять, что повлияло на их формирование, мы попросили их поделиться, какие пять книг, фильмов или личностей произвели на них наибольшее впечатление, остались в памяти и заставляют возвращаться к себе снова и снова.

Монахиня Хиония (Ефимова) рассказывает о чудесах, которые произошли в ее жизни на пути к вере и Богу.

Монахиня Хиония (Ефимова) родилась в 1965 году в г. Верхнеуральске Челябинской области СССР. Отец — высококлассный печник, мать — медсестра. В 1983 году окончила текстильный колледж. В 2007 году пришла в монастырь. Монашеский постриг приняла в 2013 году. Несет послушание на монастырском сайте.

смиренный человек

— Первым чудом я назвала бы, наверное, мою настоящую встречу с Богом. Это произошло в 2005 году, в феврале, на Сретение. Моя сестра Ирина уже два года ходила в храм, исповедовалась, причащалась, была сестрой милосердия. Но я была очень далека от всего этого, жила своей семьей, детьми, и сколько она мне ни говорила: «Ой, как там хорошо! Ой, исповедь… ой, Причастие… ой, служба…» — думала о том, как я устала, мне бы отдохнуть, потому что у меня еще столько забот! Меня абсолютно это не трогало. Но насколько Бог удивителен! Как Он знает наши сердца и то, когда и каким образом на тебя подействовать!

Ирина начала приносить мне книжки из храмовой библиотеки, и первой книгой была «Пасха красная». Я прочитала ее от корки до корки дважды. Она перевернула мое сознание и настолько отпечаталась в моем уме, что сестра меня потом даже ругала: что она у меня ни спросит — я отвечала цитатами из этой книги. И я стала совершенно другим человеком. Меня уже не надо было звать в храм, уговаривать — я сама туда пошла. Наверное, я была к этому готова, потому что это был очень сложный период моей внутренней жизни, когда я впервые задала себе вопрос: для чего я вообще живу? Ну не может быть, чтобы только ради семьи и работы. Что-то должно быть важное и главное в жизни.

Всё происходило очень быстро. Это было как ураган, который снес всё привычное в моей жизни. В моей семье меня никто не понимал. Ира, которая уже два года ходила в храм, причащалась, никак не могла принять. И однажды мы с сестрой заговорили о том, что у нас в роду из поколения в поколение духовная сторона всё ухудшается и ухудшается. Речь зашла о монастыре, и я сказала, что где-то прочитала, что за одного монаха 7 поколений прощается и до, и после него. И она у меня спрашивает: «А ты бы пошла в монастырь?» Я ответила, что ради того, чтобы 7 поколений до меня и 7 поколений после меня вымолить — конечно. Я встретилась с Богом на Сретение, разговор этот был летом того же года, а через полтора года я уже была трудницей в монастыре. Вот как Бог меня вел. И за этот период произошло столько чудес, столько всего было в моей жизни — не пересказать. Столько было благодати, столько открытий! Господь исполнял все мои желания.

встреча с Богом

— Вторым чудом Божиим я назову свое исцеление. В 2006 году мы поехали на крестный ход в честь Царственных страстотерпцев в Екатеринбурге. Он начинается от Храма на Крови, где их расстреляли, и продолжается до Ганиной Ямы, где их сбрасывали в шахту. Всенощное бдение, ночная литургия накануне, и утром, в 4 утра, от храма выходит этот крестный ход.

Я оделась, как на обычную службу: босоножки (жара же, лето), юбочка, кофточка, косыночка… Я не представляла себе, что это такое, потому что в первый раз участвовала в крестном ходе. На самом деле когда процессия выходит из храма — это не крестный ход. Это крестный бег. Все молча бегут, только читают Иисусову молитву. Всё происходит на такой скорости! Огромная река людей, которые бегут плотным потоком. И если ты хоть на секунду замешкался — ты уже позади. И поэтому никто не отстает. Я бегу со всеми, сзади на пятку всё время кто-то наступает, и у меня раз — ремешок босоножки с ноги слетел. Я только остановилась поправить — и всё, уже отстала. Бегу, догоняю. Второй раз — опять отстала. Третий раз думаю: всё, я уже не буду поправлять, буду бежать так. И я бегу и наступаю пяткой на этот ремешок всё время. А там 16 километров такого бега. В общем, я натерла себе пятку. И таким образом, что мозоль получилась внутри. На пятке кожица толстая, и хотя снаружи никаких повреждений не было видно, наступить на нее я не могла. Приехали домой, первый день, второй день — не проходит. С сестрой советуюсь, а она говорит: «Наверное, придется резать, что-то же надо делать». А я такая трусиха, как представила, что мне будут резать пятку и как она будет заживать… И мне почему-то сразу пришла мысль: меня Божия Матерь исцелит. 17 июля был крестный ход, а 21-го — празднование Казанской иконы Божией Матери. Возле нас есть село Чимеево, где хранится чудотворная икона — Чимеевская Казанская Божия Матерь. Огромная икона, просто удивительная.

Я говорю сестре: «Поехали в Чимеево». Она отвечает: «Конечно, поехали». А как мы поедем? Ни машины, ничего. Но если Бог хочет, Он всё дает. Мы звоним знакомым, на том конце: «Ой, конечно, поехали!» Даже уговаривать не пришлось — нас повезли. И уже в дороге я почувствовала, что что-то начинает происходить в душе. Пришла благодать, я успокоилась и перестала бояться того, что с моей ногой будет.

Переночевали мы в небольшой избушке для паломников, а утром литургия. Нужно исповедоваться — причаститься же хотим. На праздник в село приезжают священники из епархии, владыка служит. И мне попадается батюшка добрый-предобрый, большой и рыжий. И я начинаю ему исповедоваться. Я не готовилась, просто говорила, говорила, говорила… Он время от времени спрашивал: «Еще что-то у тебя есть?» Я отвечаю: «Не знаю». Он тогда: «Ну, иди, постой еще возле солеи, подумай». Потом опять меня подзывает: «Ну, что?» Я закончила, и он говорит: «Ты всё правильно сделала. Причащайся».

И пока шла служба, исповедь, я забыла про свою ногу. Когда литургия закончилась и я причастилась, то уже стояла на двух ногах, хотя до этого вообще не могла наступить на ногу. Так меня Божия Матерь исцелила. Когда мы возвращались домой, у меня была такая тишина, такой мир внутри, мне даже хотелось, чтобы никого не было рядом, чтобы сохранить то, что мне Бог дал, то чудо, которое мне подарила Божия Матерь. И потом только, когда мы уже приехали домой и остались вдвоем с сестрой, я ей всё рассказала. Это было первое исцеление в моей жизни, которое мне Бог дал пережить, настоящее исцеление. И это было чудо Божие.

Чемеевская Казанская Божия Матерь

— Я пришла в монастырь в 2007 году, как раз в день памяти преподобномученицы Елисаветы, 17 числа. Батюшки не было в монастыре, он был в отпуске, и никто не знал, что я приехала, потому что меня отец духовный благословил именно в этот монастырь. Когда батюшка вернулся, меня взяли в келлии и поставили на храм церковницей, пока не подберут послушания.

Прошло Рождество, первое монашеское собрание после праздника, и батюшка объявляет, что я пойду в швейную мастерскую снабженцем. Я не успела ничего подумать, как он добавил: «У тебя всё для этого есть». И это было чудо Божие, что я безоговорочно приняла это благословение. Результатом такого беспрекословного послушания было 7 лет благодати. У меня было в памяти всё, что я делала: где я покупала материал, за какую цену, сколько метров, какого цвета, какого качества, где он лежит, даже если я не клала, сколько хранится, для кого это. Ко мне подходили с любыми вопросами, и я отвечала без запинки. Я считаю, что это не в силах человеческих. Это благодать Божия. И это чудо длилось 7 лет. Почему Господь потом начал отнимать это — одному Ему известно, может, я где-то согрешила или еще что-то, но оно потихоньку начало уходить. Я думаю, что Господь Сам решает, кому, на сколько и чего дать. Но эти 7 лет, пока я не стала терять, я не понимала этого. Я думала, это у всех так.

Это третье чудо, которое я прожила в своей жизни, — чудо послушания, когда ты просто принял слово духовника, не задумываясь. Причем приняла я не сама, это было явное действие Божие, потому что я вообще строптивый и несмиренный человек. И для меня до сих пор загадка: что происходит, когда в твоей жизни совершается чудо Божие? Почему, бывает, ты молишься, просишь — и не происходит ничего, а вдруг (ты даже не замечаешь, что изменилось в твоей душе) понимаешь, что происходит чудо. Бог захотел почему-то — и дал, всё устроил до самой мелочи.

швейная мастерская

— Когда я вспоминаю о четвертом чуде, которое произошло в моей жизни, я не могу говорить, потому что меня душат слезы. Я была уже инокиней и поехала в Москву на закупки. А в это время мой духовный отец был недалеко от Москвы, гостил в монастыре. Я попросилась у нашего батюшки повидаться с ним, и он разрешил. Мы встретились, а так как был праздник Крестовоздвижения, пришлось переночевать там. Гостиница была переполнена к празднику, и тех, кто не поместился, принимали люди. Я тоже поселилась в одном из домиков, нас там было трое — три девушки, все из разных концов приехали. Среди них была раба Божия Марина. Это была молодая женщина, у нее была семья, муж и трое детей. А почему я хочу о ней рассказать, как о чуде Божием, потому что я первый раз в своей жизни встретила человека, который был наделен от Бога благодатью любви к людям. Я не понимала, что это такое, пока не встретила ее. Еще у нее был дар настоящего смирения — не аскетического, а именно по благодати Божией. Аскетическое смирение — это когда человек борется, постоянно себя понуждает, чтобы смириться, и приходит благодать, дается в какой-то степени это смирение на время. А ей Бог дал это как дар.

Эта молодая женщина пережила очень страшную травму: на нее наехал грузовик. У нее были переломаны все кости, хирурги вытащили ее с того света. Она лежала в больнице много месяцев, и ее просто собирали по косточкам. А Господь ей, видимо, уже готовил эти дары, потому что Он отключил ее от всех житейских забот, ведь когда человек болеет, его не беспокоят никакие проблемы, он живет только тем, как пережить эту боль.

Она начала мне про себя рассказывать. Я была уставшая и что-то пропускала, потому что думала о том, как бы отдохнуть. А она мне: «Нет, ты меня послушай… ты меня послушай…» И рассказывает о себе. Потом я поняла, что Бог так стучался ко мне, чтобы я не пропустила это чудо. Это был дар Божий для меня — встреча с таким уникальным человеком. Она стала рассказывать, как пережила это всё и как потом у нее открылся дар любви к людям. Она говорит: «Я так всех люблю! Я так люблю людей!..» О ней многие знали, даже в газете написали, к ней в больницу несли игрушки, продукты, деньги, которые она сразу раздавала другим. И она говорила: «Я так люблю людей!» Не знаю, как это передать. Единственное, что хочу сказать — что она меня наполнила этим. Но я этого не понимала, пока не уехала. Я словно побывала в Раю, а теперь надо было возвращаться на землю. Мы обменялись телефонами и первое время созванивались, но потом как-то потерялись. Я поняла, что это было чудо Божие — встретить человека, у которого дар Божий любить людей и дар смирения. Я очень Богу благодарна за то, что Он мне это открыл — именно как дар.

монашеский постриг

— Пятое чудо в моей жизни — это мой монашеский постриг, который, если смотреть на меня как на насельницу монастыря, не должен был совершиться ни в коей мере. Потому что я еще очень мирской человек по своему внутреннему состоянию, и батюшка это прекрасно понимал. Но у него не было выбора, потому что Бог этого хотел.

Началось с того, что во сне ко мне пришел батюшка Серафим Саровский. Я держала его за руку, он отвечал на молитвы просящих и одновременно разговаривал со мной. К сожалению, ни одного слова я не запомнила: как только я проснулась, всё закрылось, но я знала, что он говорил мне о монашестве, о монашеском постриге. И в этом же сне я увидела о. Серафима (Тяпочкина). Он назван в честь прп. Серафима Саровского, а если по духовной линии следить, то он мой духовный прадедушка. Потому что он духовный отец о. Власия, который в Пафнутьево-Боровском монастыре духовник, а о. Власий — духовный отец моего духовного отца. Во сне он мне сказал короткую фразу: «На крест восходят, а с креста снимают».

Я рассказала батюшке про это, и на ближайшем монашеском собрании он благословил постриг. Это было Рождественским постом 2009 года. И я звоню своему отцу духовному и говорю: «Меня благословили на монашеский постриг». Единственное, что он сказал: «Ну да, да… еще не готова». Я приняла это слово, у меня не было протеста. Но внутри поселился страх ответственности, я думала одно: как можно позже. И Бог меня ждал. В Рождественском посту владыка не приехал. Прошло время, подходит середина Великого поста, и я уезжаю в Москву на закупки. Я не боялась уезжать, не боялась того, что в это время приедет владыка и состоится постриг. Я не торопилась. И вот мы едем в Подмосковье, я думаю о Боге, но какие мысли были — не помню. Опомнилась вдруг, потому что в моем сердце прозвучало: «Да, Господи, я этого хочу!» Это душа ответила Богу на Его вопрос. Через 15 минут раздался звонок телефона. Звонили из монастыря, чтобы я срочно возвращалась, потому что завтра постриг. Я ехала поездом всю ночь, в душе была тишина. После вечерней службы нас постригли. И я считаю это великим чудом Божиим, потому что действительно монашеский постриг — это большая ответственность. Это кардинальное изменение в твоей жизни, это совсем другая жизнь, это взрослая жизнь, когда начинаются серьезные искушения, начинается совсем другой путь, потому что ты даешь обеты, ты уже обещаешь и должен исполнять эти обещания…

Подготовила инокиня Ольга (Великая)

02.07.2021

Просмотров: 225
Рейтинг: 5
Голосов: 20
Оценка:
Комментировать