X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Конюшня — это мое место»

Наталия и Бурбон

— Однажды в детстве я покаталась на лошади и с тех пор влюбилась в это животное, — рассказывает Наталия Бакланова — старшая на конюшне «Монастырский конный двор» — и с нежностью гладит темно-гнедую лошадь. — Я рисовала лошадей, писала про них стихи. Мне так это нравилось! Всегда хотелось свою лошадь. Но казалось, что это невозможно. А потом я встретила его… 

Темно-гнедую лошадь зовут Бурбон. «Да-да, как династию французских королей, хотя многие думают, что его назвали в честь виски», — смеется Наталия. 

Именно Бурбон два года назад и привел Наталию в это место. Она искала для него идеальную конюшню. Почти во всех частных конюшнях лошади всё время проводят в денниках, гуляют 1–2 часа в день. Наталия же хотела для Бурбона свободы и естественных условий. Тогда она нарисовала на альбомном листе конюшню мечты — большая территория, просторные левады, рядом лес, церковь, счастливые лошади пасутся табуном. А через некоторое время узнала о конюшне Свято-Елисаветинского монастыря, расположенной на территории мужского подворья в деревне Лысая Гора. Приехала посмотреть и обомлела: ее рисунок совпадал с тем, что она увидела, как будто она рисовала его с натуры. Так они с Бурбоном обрели дом. 

— Человек выбирает себе лошадь по характеру. Часто говорят, что питомцы похожи на своих хозяев. Это относится не только к лошадям, но и к собакам, и к кошкам. Бурбон, как и я, живой, активный, открытый, общительный. Бурбон! (Он в этот момент тычет мордой в карман хозяйки.) Ну вот видите? Это он вкусняшки ищет! Где-то у меня завалялось, сейчас поищу. Нету, зайка…

Бурбон, недовольный этим фактом, фыркает и уходит.

«Хочешь? Ну, на! Только потом занимайся этим»

— Я родилась и жила в Киеве, — рассказывает Наталия. — Моя мама белоруска, а папа украинец. Мама работала учителем начальных классов в Беларуси, потом переехала в Киев и долгое время работала в школе. Она была регентом хора. С детства я была с ней в церкви на клиросе, позже стала петь в хоре и сама. 

Я окончила Полтавскую миссионерскую духовную семинарию, иконописный факультет. В 2014 году моя семья переехала в Гомель, там живут мамины родственники. После окончания учебы я переехала к ним. В Гомеле мне предложили работу — помогать в росписи храма в Свято-Никольском мужском монастыре. Частные заказы я тоже писала.

Когда стала получать свои деньги и снимать жилье отдельно от родителей, подумала, что могу осуществить свою мечту и научиться верховой езде. Как раз в моем районе был конный клуб, и я туда пошла. Мне сразу дали Бурбона. Купила абонемент и начала ходить в клуб регулярно — два раза в неделю. Обучалась основам верховой езды, правильной посадке, управлению своим телом. В процессе обучения и конных прогулок мы с Бурбоном сошлись, подружились. Нас жизнь как-то связала. Я решила его выкупить, но понимала, что это большая ответственность. Лошадь требует много сил, внимания, это как ребенок, ты уже никуда не денешься, тебе нужно постоянно за ней ухаживать. Моя работа не совсем позволяла это, потому что я постоянно была на росписях. К тому же у меня не было необходимой суммы. 

В это время регент в моем храме ушел, и мне предложили занять его место. Я так этого не хотела! Петь в хоре мне нравилось, а вот регентовать, управлять людьми — не мое. И вот я как-то сидела и подумала: «Господи, если у меня будет лошадь, то, ладно, буду регентовать».

После этого у меня появились заказы икон, какие-то деньги мне подарили на день рождения, необходимая сумма собралась, и я выкупила Бурбона. Честно говоря, это вообще чудо, что мне его продали. В конном клубе это была самая ходовая лошадь. Он очень способный, и прыгал, и катал, на нем занимались иппотерапией. 

Вот так бывает, что какие-то мысли проскакивают, а потом неожиданно реализуются. Как будто Господь спрашивает: «Хочешь? Ну, на! Только потом занимайся этим». Я подумала, что это действительно Промысл Божий и мне нужно выполнять свое обещание и идти в хор регентом. Мне было страшно, но я смирилась и пошла. Потом втянулась и даже нравилось — года три я была регентом.

Промысл Божий

— С моим попаданием сюда у меня тоже очень интересная история, —продолжает Наталия. — Мы с Бурбоном переехали в другой клуб и начали еще серьезнее заниматься: прыгали, выполняли различные гимнастические элементы. Получилось так, что я сломала ногу, и с Бурбоном стало некому заниматься и гулять. В этом клубе лошади постоянно стояли в конюшне, гулял Бурбон там один час. Я начала искать место, где лошадь гуляла бы весь световой день, и в интернете наткнулась на информацию о конюшне Свято-Елисаветинского монастыря.

Я приехала сюда после снятия гипса (в ноге еще стояла спица), и мне всё так понравилось! Мое желание по условиям содержания Бурбона полностью материализовалось. Это потрясающе. 

Когда мы с Бурбоном приехали сюда, у него были такие глаза «такие просторы, столько друзей!» Первые несколько дней я его не могла словить, чтобы увести, он от меня убегал: «Я не могу, не хочу, мне здесь нравится. Ну, мам, не забирай…» Бурбону здесь хорошо. Он влился в коллектив. 

Какое-то время я постоянно ездила в Гомель, там я прописана. Летом в детском лагере «Орлята», детском поселении «Незабудка» работала инструктором по верховой езде.

Потом так получилось, что меня попросили здесь присмотреть за лошадьми несколько месяцев. Я сначала не соглашалась — всё-таки это большая ответственность. Но со временем всё же согласилась. И осталась здесь…

Это на самом деле удивительно. Я очень хотела жить с лошадью при монастыре, но считала, что это невозможно. Но вот так случилось. Это Промысл Божий, я по-другому никак не могу это объяснить: всё то, о чем я думала, на что не могла решиться, Господь просто вот так взял — ра-а-аз и сделал.

Другая планета

Брат Олег граблями разравнивает в левадах землю от следов копыт. Брат Владимир везет в тачке сено, брат Игорь меняет воду.

— На конюшне трудятся братья подворья, всего их четверо, — продолжает Наталия. — Послушания братьям распределят старший конюх Александр. Мы вместе делаем одно дело, делим обязанности. Все мы разные — к каждому нужен свой подход, но с братьями никаких смущений или некомфортных ситуаций не возникает. Мне с ними просто. 

Всего в конюшне 13 лошадей. Монастырских семь. Остальные здесь на постое: за ними осуществляется уход, кормление, уборка, а хозяева в любой момент могут приехать, чтобы позаниматься со своими лошадями.

Еще на конюшне живут козлик Черчилль, овечка Бяша и два ослика Люся и Яша. «Это такие “тискательные” ослы, — говорит Наталия, — когда дети приезжают к нам, то ходят с ними в обнимку. А на Люсе даже катаются». 

В денниках, где лошади ночуют, чисто и аккуратно, нет неприятного запаха. «Соломка убирается каждый день, вот сеточка у них на ночь висит с сеном, там водичка ставится. Рацион — сено и зерновые подкормки тем, кому надо. Когда есть трава, лошади едят траву. Как подкормку даем сезонные овощи и фрукты: сейчас это кукуруза, яблоки».  

На конюшне есть женская и мужская левада. «Отдельно девочки гуляют, отдельно мальчики», — поясняет Наталия. В левадах висят рептухи — сетки с сеном, специальные кормушки для медленного кормления лошадей (лошади в течение дня небольшими порциями берут из них еду). В бочках вода, ее меняют каждый день. Кое-где подвешены синие шары-мячи — лошади толкают их носом, играют. 

Практически всё время лошади проводят на открытом воздухе. Даже зимой — обрастают густой шерстью и комфортно переносят холод. «Когда их утром выводят, они носятся от радости, друг с другом играют. Это очень интересно».

25 километров от Минска, но здесь как будто другая планета, говорит Наталия. Кругом лес, дороги не слышно, только крупные машины  лесовозы. Иногда приходят косули. 

Здесь, вдали от города, мне очень комфортно. Может, потому что мне больше нравится спокойная обстановка, не люблю «движа». Когда хочется сменить обстановку, я могу съездить на Цнянское водохранилище или на Минское море, просто посидеть, посмотреть на воду и перезагрузиться.

Мои родители какое-то время пожили в Гомеле и вернулись в Киев. Они постоянно зовут меня обратно: «Что ты там сидишь? Здесь столько возможностей!» А мне тяжело возвращаться в город. Примерно раз в год я приезжаю в Киев, но могу выдержать там максимум неделю.

Лошади

Лошади идут нам навстречу с интересом в глазах. «Они всегда интересуются новыми людьми. Когда у лошади удовлетворены все потребности, она больше готова к общению с человеком». Наталия знакомит меня с лошадьми, и я убеждаюсь, что у каждого животного свой характер:

Пропаганда большая вороная лошадь, на ней никто не ездит, она не несет никаких нагрузок, это наша мамка. Очень редко бывает, что она вот так подходит к незнакомым людям. Она сама по себе очень спокойная, немножко в облаках еще летает. Кармен дочка Пропаганды, любознательная отзывчивая малышка. Пурга соловая лошадь, очень своеобразная дама, но ласковая и любит общение с человеком. Бегония самая спокойная, мягкая лошадь. 

Нужно подойти к лошади спереди или сбоку, Наталия учит, как знакомиться с лошадьми, — остановиться в двух-трех шагах от нее, чтобы неожиданно не вторгаться в ее личное пространство. Тогда обычно лошадь сама подходит к человеку знакомиться.

Можно стать у плеча и погладить по шее, предложить угощение на раскрытой ладошке. Только сзади желательно не подходить, у лошади там слепая зона, она может испугаться чего-то, или просто ей что-то не понравится, и лягнуть задними ногами.

Вообще, недовольство лошади можно понять по ушам. Если уши прижаты к голове, значит, ей что-то не нравится, она злится. В этот момент надо быть внимательным и аккуратным, она может так реагировать на какое-то движение или на тех, кто стоит рядом. Нужно постараться определить, на что такая реакция. 

Наталия чешет Пургу в районе грудной клетки.

Пурга любит, чтобы ее чесали вот здесь у нее тут такая «шишечка», чешется ей, и она из благодарности поворачивается и в ответ чешет человека. Кто-то любит, когда чешут возле холки они так друг друга чешут. Можно обнять их за шею.

Контакт с лошадьми улучшает психоэмоциональное состояние человека. Это особенность этих животных. У них энергетика очень хорошая. Они большие, но никого не едят, питаются растениями, злаками. У нас был опыт занятий иппотерапией с детьми из психоневрологического интерната. Хотелось бы его возобновить, есть для этого подходящие лошади. Но сейчас в интернате карантин. Иппотерапия подразумевает под собой занятия, это не просто катания, это упражнения на лошади, чтобы улучшить не только эмоциональное, но и физическое состояние ребенка.

Предназначение

— Мне нравится здесь оставаться ночевать. Тут, может быть, нет таких условий, как в городе, но, честно говоря, меня это не смущает. Тут такое небо звездное! Красота, все созвездия видны… А в августе был звездопад — это что-то непередаваемое. 

Не боитесь совсем одна ночевать? 

Нет. Надо, наверное, Богу немножко доверять (улыбается).

А всегда получается Ему доверять? Не было у вас кризиса веры? 

— Мне кажется, этот кризис есть у всех людей. Когда ребенок сепарируется от родителей, он переосмысливает их мировоззрение — смотрит на тот опыт, что они ему передали, своими глазами. У меня были вопросы «как», «почему», но охлаждения веры не было. Православная вера всегда была для меня единственным путем, никакими другими религиями и течениями я не увлекалась. Тот фундамент, что заложили родители, никогда не ломался. Теперь я понимаю, как это важно. Когда ребенок пойдет в школу или в детский сад и начнет общение с окружающим миром, важно, чтобы этот фундамент веры уже был заложен. Если фундамент некрепкий, он начинает пошатываться. Поэтому я очень благодарна своим родителям, что они смогли заложить во мне страх Божий, и я всегда понимала, какой путь для меня правильный. Сейчас я оглядываюсь на свою жизнь и вижу промыслительную дорожку. Чувствую, что всё произошло не просто так. 

Как понять, что тебя сейчас ведет Господь? Как Его услышать?

У меня часто так бывает, что я о чем-то думаю, мне этого очень хочется, но сложно на это решиться. И в большинстве случаев так складываются обстоятельства, что они подталкивают меня решиться сделать шаг навстречу желаниям. Чаще всего решение приходит спонтанно, и потом я оглядываюсь назад и думаю о том, что это было правильное решение, потому что привело меня к тому, что я люблю. Я чувствую, что хочу этим жить, что это мое. Чем бы человек ни занимался, будут сложности. Не бывает такого, что всё легко, нужно решать задачи на своем месте. Если от трудностей убегать, они будут догонять в другом месте.

Насколько для вас важно находиться в жизни на своем месте? 

— Вот в этом месте сошлись все точки моих желаний, моих способностей, потребностей: я провожу время на природе, занимаюсь, лошадьми — мне всегда этого хотелось, это какая-то новая дорожка, которую я сейчас познаю, и мне это нравится. И при этом я реализую тот опыт, что обрела до этого: продолжаю заниматься иконописью, матушка Марфа (Гуськова) пригласила меня петь в хор — это мне тоже нужно, я не могу без этого, мне важно не просто присутствовать на службе, а именно участвовать в ней. Все мои любимые занятия сошлись в одном месте, и это такое вдохновение и энергия! Чувствуется, что я делаю то, что должна делать. Предназначение, что ли. Хочется просыпаться по утрам.

Наталия берет сушки и подзывает Бурбона, тот сразу же бежит к ней. Она кормит его и целует в нос. Потом садится верхом и делает несколько кругов. Как и в жизни. Первый круг — ее детская встреча с лошадью и жизнь в Киеве, второй — встреча с Бурбоном в Беларуси, третий — встреча с монастырем. 

Наталия делает четвертый круг...

Смотрите видеозарисовку с нашей конюшни

 

Конюшня «Монастырский конный двор» приглашает всех желающих в гости! Всю интересующую вас информацию о посещении вы можете узнать на сайте конюшни.

Беседовала Ольга Демидюк

Фотографии Максима Черноголова

23.09.2021

Просмотров: 82
Рейтинг: 5
Голосов: 14
Оценка:
Комментировать