X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Каждый несет ответственность за свой выбор

Каждый несет ответственность за свой выбор

На очередном сестрическом собрании духовник обители отец Андрей Лемешонок и сестры рассуждают о том, как не потерять Божию благодать в бурном жизненном потоке, когда мир требует свое, когда стремительно меняются ценности и появляется так много соблазнов. Вашему вниманию фрагмент сестрического собрания от 20.12.2020 г.

Протоиерей Андрей Лемешонок: На наших глазах разворачивается драма этого мира, решившего жить без Бога. Мир греха набирает обороты, разрушаются понятия святости, Родины, ответственности, семьи — основополагающих понятий, без которых еще недавно жизнь казалась невозможной.

И чтобы выстоять в этом мире, нужно иметь опору. Чем сложнее обстоятельства вокруг, тем сильнее мы должны прилепляться ко Христу, учиться жить по правилам Святой Православной Церкви. Когда человек расслабляется, попадает в поток, в толпу, он перестает себя контролировать, становится частью этой толпы. А куда идет народ — на покаяние, богомолье, сделать что-то хорошее? Или сам не знает куда, но мир ведет его?

Как быстро всё меняется… Сегодня церковные люди уже говорят: «Мои дети не соблюдают пост, хоть от сладкого отказались, и то слава Богу». Но когда я пришел к вере, таких разговоров у православных просто не могло быть.

Этот мир приучает к другому мышлению, другим ценностям, и мы ставим впереди свое «Я», свои желания. И потому образ жизни святых отцов — Иоанна Лествичника, Аввы Дорофея — вызывает у нас недоумение: их вера, подвижнический образ жизни не вмещается в наши умы. Сегодня невозможно сказать человеку: «Оставь свои доводы, мнение и слушай меня»; «тебя никто не спрашивает — делай так, как говорят». Это сразу же воспринимается как террор и издевательство над личностью. Поэтому приходится говорить: «Делай как хочешь, помоги тебе Господи, сестра».

Сегодня все связи, выстроенные на уважении к старшим, послушании, смирении, я уже не говорю о любви, — разрываются. Мир делает всё возможное, чтобы обезличить человека, сделать его частью толпы, которой руководят не светлые духи и ведут далеко не в Царствие Небесное. Я говорю не в масштабе нашей страны или даже Святой Руси, но в масштабе всего мира, который сейчас опутан паутиной. Даже у ребенка в первом классе есть телефончик, и там ему рассказывают, как строить отношения с родителями и учителями. И это не может не войти в Церковь. Ведь в Церковь приходят люди из мира, со своим опытом, ценностями, понятиями. И многие считают, что их опыт прогрессивнее, ведь пришел новый век — век разума и прогресса, когда ставятся под сомнение многие важные вещи. Даже Божественная литургия — Тайная вечеря, Христос, Который причащает Своих учеников, вводит их в новую вечную жизнь, — ставится под сомнение. Вот что страшно!

Создать в таком мире монастырь — это высшее безумие. Но Бог дает благодать, и мы принимаем ее. И Божия благодать меняет нас, зараженных грехом. Такое единство в Боге — это чудо Божией любви. И вот мы с вами говорим о святости, верности, чистоте, красоте — о Боге, Который, несмотря на все человеческие потуги, держит этот мир в Своих руках. Господь победил князя этого мира и хочет, чтобы мы этой победой жили. На каждом из нас лежит ответственность за свой выбор, куда и за кем идти. И христианам нужно еще более внимательно думать и искать, где Христос, а где Его просто не может быть.

Очень важно сохранить веру. Христос посреди нас есть и будет, хотя мир всячески пытается лишить нас богообщения, разорвать связь души с Богом и навсегда закопать душу. Навсегда. И ему это удается. Идет борьба за каждого человека, каждую душу. И она обостряется. Поэтому так непросто достучаться и открыть глаза молодежи, потому что ей внушили, что она знает больше, понимает лучше.

Вспомните, как молниеносно разрушился Советский Союз. И мощная Российская империя, которую столетиями созидали наши предки. Сколько было крови пролито, чтобы собрать такую империю! И вот в одночасье она рухнула. А сейчас всё делается гораздо быстрее. Достаточно на кнопку нажать, и все будут знать, куда идти, как себя вести. И у людей, к сожалению, есть к этому доверие. А кто и зачем говорит — об этом уже не думают. Поэтому у нас должен быть свой «интернет» — молитва друг за друга, а значит, наша связь друг с другом через Бога. И если мы потеряем эту связь, то, конечно, пойдем не тем путем.

Сестра Вероника Чарковская: В семьях у нас многие люди страдают от алкоголизма, курения, наркомании. Меня сейчас очень волнует тема игромании. Где-то год назад я читала статью игумена Ефрема (Виноградова-Лакербая) из Валаамского монастыря (в Великий пост 2017 г. игумен Ефрем (Виноградов-Лакербай) принял постриг в великую схиму с наречением имени схиигумен Гавриил. Прим. ред.). Он очень глубоко освящает этот вопрос. Если кратко — это дорога в ад. И, к сожалению, многие родители сами направляют туда своих детей: «Мы посидим на кухне, а вы, детки, сходите поиграйте в какие-нибудь игры компьютерные». В приюте, где я работала в свободное время, тоже играли в компьютерные игры. На мой взгляд, это насущная проблема современного мира.

Мой бывший муж — программист. Он и его друзья всегда отвлекались от основной работы, разбавляя свой умственный труд спортом, творчеством, трудом. Мы любили ездить на дачу, где муж с утра до вечера трудился физически. А когда он пошел на курсы по деревообработке, к слову, довольно дорогостоящие, — все четверо обучающихся оказались программистами. Муж также занимался йогой, но это, к сожалению, не дало ему принять моего воцерковления. Из любви ко мне он предложил развод. А теперь у меня другой жених — Христос, и Он мне говорит тащить свой крест.

Протоиерей Андрей Лемешонок: У нас один брат днем возил сестер на машине, а ночью играл в «танчики». Взрослый человек, четверо детей — и в танчики! Свято место пусто не бывает. Если человек перестает трудиться физически, общаться с семьей — как его вытащить из этого маленького экранчика, где у него теперь вся жизнь? Тут только благодать может подействовать.

Но сеять нужно даже на камне. Нужно об этом говорить, показывать другие примеры. Вообще, я считаю, пока человек не пришел в Церковь и живет сам по себе, пока у него нет общения с Богом через исповедь и Причастие — ему нечего противопоставить этому миру. А значит, к нему очень легко подобрать ключи и предложить взамен подделку. Но всё это постепенно человека обезличивает, лишает живой связи с родителями, с друзьями. Всё «на удаленке»...

А Христос собирает нас в храме: где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них (Мф. 18: 20). А если прекратить богослужения и проводить исповедь и Причастие онлайн — разве это будет храм? Человек привыкает жить нереальной жизнью в своих фантазиях и мечтаниях.

И даже любовь сейчас на расстоянии: «Он живет в Лондоне, но я полюбила. У нас годами идет общение». Как можно полюбить человека, не видя его? Это же подмена. Ты попробуй полюби, когда человек маячит перед тобой сутками да еще чепуху говорит! А попробуй постирай белье своего любимого, приготовь кушать… Но такая любовь сейчас не нужна. Потому что человек — лентяй. Он привык порхать по этой жизни, а не пахать и потеть ради другого. Такой человек себя жалеет и поэтому ненадежен. А если он лентяй в жизни обычной — он лентяй и в жизни духовной. Потому что духовная жизнь гораздо труднее — кровь нужно проливать, чтобы был Дух.

И родители сейчас постоянно на работе. Стараются заработать, чтобы обеспечить детей: «Вот тебе денежка, иди поиграй». Единственное, что действительно можно сделать, как мне кажется, — это привести семью в храм и начинать жизнь заново. Но на это решается далеко не каждый.

Сестра милосердия Зинаида Лобосова: Многие сестры, в том числе и я, посмотрели фильм «Где ты, Адам?» про монастырь Дохиар на Афоне. В этом фильме монашеская жизнь показывается в совершенной простоте, как есть. Ты видишь, как монахи живут и трудятся — спокойно, самоотверженно. А при постриге игумен плачет и говорит, что всё это ради Царствия Небесного, чтобы спасти душу.

И вот я, человек из мира, смотрю про жизнь монастыря, где одновременно и котики, и собачки, и постриги, и тяжелый труд, и засыпания, сидя на стульчике… А в конце — на весь экран название: «Где ты, Адам?». Мне вдруг стало понятно, что это вопрос Бога, обращенный к каждому человеку. И как от этого вопроса уйти? Никак. Нужно держать ответ перед Богом. И обнажается такая личная заземленность, грех и бессилие от того, что ты принадлежишь всему этому...

Протоиерей Андрей Лемешонок: Где твой ум, там и ты. Где твое сердце? На барахолке? В супермаркете? Где-то на даче?

Когда-то меня поразил ответ покойного отца Николая из интерната, когда у него спросили, о чем он думает. Он сказал: «Я думаю о сегодняшнем евангельском чтении». Представляете? В этой обстановке, когда он сам больной и вокруг болящие люди, ум его был не здесь. А как часто мы, стоя ногами в храме, уходим в совершенно других направлениях…

Как хотелось бы, чтобы фильм «Где ты, Адам?» посмотрело как можно больше зрителей. Снимали его в монастыре Дохиар. Пожалуй, такой трудотерапии, как в этой обители, больше не встретишь нигде на Афоне — монахи там трудятся по 10–12 часов. В фильме замечательно показан человек со своими немощами, когда старец Григорий говорит: «Я сделал две ошибки — стал священником и стал настоятелем. Легче сидеть на горе с флейтой, чем стоять у престола». Это очень важный момент: человеческая немощь проявляется даже в людях-подвижниках. И такое несоответствие, с одной стороны, разрывает человека на части, а с другой — смиряет его. Иначе он уподобился бы деннице: всё кругом неправильно, я знаю лучше, а меня не понимают, не ценят…

И еще одна значимая и красивая мысль: монахи должны сделать несколько шагов самостоятельно, а остальное — Господь. Но даже эти несколько шагов сделать сложно. Как говорит наша монахиня Марфа (Гуськова) после двадцати лет в монастыре: «Я только сейчас начинаю кое-что понимать…» А что может понимать человек, только придя в Церковь? У него ум набекрень, ему полезно слушать и впитывать слова старших. А он не хочет. Люди живут не по послушанию, а по своей самости — как хочу, так и делаю. И в семье так. А если бы дети слушались родителей — скольких ошибок можно было бы избежать…

Мы кажемся себе лучше, чем есть на самом деле. Вот ты стоишь на послушании, приходишь к больным, находишь нужные слова и чувствуешь, что через тебя говорит Бог. И желание служить другим появляется, и сострадание, и любовь… Но вот приходишь домой и вновь становишься таким, какой есть на самом деле. Очень большой контраст, который человеку нужно понести, не смутиться и не впасть в уныние. Гордому человеку сложно принять, что он не такой хороший, как казалось. Но надо сказать себе: «Я благодарю Бога за свое служение, за нужное слово, за каждую встречу. Это было нужно в первую очередь для меня самого». Это и есть смирение — понимать, что Бог дает мне больше, чем я могу вместить. Смирение — это благодарность Богу за то, что имеешь сейчас.

Подготовила Мария Котова

Полную видеоверсию собрания смотрите здесь «Как не стать частью толпы?»

20.01.2021

Просмотров: 752
Рейтинг: 4.9
Голосов: 11
Оценка:
Комментировать