X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«И счастья хватит всем…»

«И счастья хватит всем…»

Листочки дрожат на березе —
тихие, клейкие, нежные…
Любуются светом в Бозе
люди от века блаженные;
чистые, теплые души
в сердце моем живут,
плачут, скорбят, болеют,
с трепетом встречи ждут.

Господь мой, позволь быть с ними
и жить с ними жизнь до конца —
дышать и любить всем сердцем,
обняв эту даль Отца.

Это стихотворение написал один из наших братьев, Игорь Полевиков. На протяжении многих лет сестры и братья нашего монастыря и сестричества посещают проживающих в психоневрологическом интернате № 3 г. Минска, стараясь помочь им молитвой, добрым словом, душевным участием. Домовой храм в интернате освящен в честь святой Ксении Петербургской, и 6 февраля здесь — престольный праздник.

Протоиерей Андрей: Был в отделении Сережа с большой головой, которого перевели позже в Дражню, и была слепая Оля. Запомнился один эпизод умилительный: сидит Сережа с большой головой и слепая Оля его за ручку держит. Кажется, внешне это — безобразие: человек с огромной головой и слепая девочка, страшненькая. А на самом деле в этом такая красота…

Людмила, сестра милосердия: У нас в отделении была такая Галя С., она часто сбегала из отделения. И вот как-то идем мы с ней из храма, а она и говорит: «Я так уже устала от закрытого отделения, наверное, никогда отсюда не выйду». Мне в голову пришло: «Знаешь, нужно матушке Ксении помолиться». Она: «Я молюсь, но ничего не получается». Тогда я предложила ей написать письмо. Она вначале не поняла, что за письмо. Я объяснила, что есть брат, который в скором времени поедет в Санкт-Петербург, он и отвезет письмо в часовню матушки Ксении. Галина написала, и я эту записочку передала.

Я этот случай забыла в суете. Прошло, наверное, недели две. Я прихожу в интернат и в фойе вижу мою Галю. Я испугалась, подумала, что она в очередной раз сбежала. А она подходит ко мне: «Людочка, я в открытом отделении!»

Монахиня Марфа: Часто бывает: проживающий что-то скажет, а это именно то, что тебе нужно услышать сейчас. Как-то шла я с грустными мыслями, а навстречу один проживающий: «У тебя есть скотч?» «А для чего Вам?» — «Мне нужно склеить акафист "Слава Богу за всё!"» Или встречаю Леночку горбатенькую, и она вдруг говорит: «А я в детстве песенку всё время пела "То ли еще будет"». Я Леночку раньше более поверхностно воспринимала, а сейчас мы вместе немножко живописью занимаемся.

Галина, 53 года.

У Галины философский склад ума. Она много размышляет о жизни, пишет «доклад» о судьбах человечества. В ее речи сверхкосмические задачи переплетаются с искренним состраданием к людям.

— Как Вы думаете, в чем смысл жизни?

— В счастье.

— Что такое счастье?

— Счастье — это когда люди очень хорошо относятся друг к другу. Русское слово «счастье» — это, по «Уральским сказам» Бажова, только общественное понятие.

— То есть сам по себе человек не может быть счастлив?

— Вместе, дружно.

— А кто счастливее: тот, кто берет, или тот, кто отдает?

— Раньше было — берет, а новое — только отдает. И счастья хватит всем.

— А Вы счастливы?

— Конечно, счастлива, что меня родили, что Господь Бог меня создал.

— Разве здесь, в интернате, может быть счастлив человек?

— Да. Тут красиво, работы хватает. Бурачки садила — тоже счастье.

У меня мамка тяжелобольная была, парализованная одно время, я ходила, навещала, переживала, плакала. Потом она поправилась, и радость такая пришла! Мама моя поздоровела.

— Какие еще у Вас были радостные моменты в жизни?

— Когда человек добрый — хорошо. Когда однажды кто обидит сильно, потом время пройдет, он тебе поможет — радость.

— А что такое любовь?

— Любовь — это первый догмат православной веры. Любовь и свобода. Не могу даже представить себя без любви. «Дружба — это неполовая любовь», — Макаренко сказал.

Христос любил людей. И, что самое важное, не рабами считал.

Лия, сестра милосердия: Что в них удивляет? Искренность. Они что чувствуют, то и говорят. Обнимают, целуют, желают много чего хорошего. Спрашивают, как дела, если долго не была. У меня и друзей таких нет, чтобы так меня ждали, переживали…

Какое бы ни было состояние души, я знаю, что они меня успокоят. Сестричка у меня есть родная, и между нами нет такого взаимопонимания. А к ним придешь и знаешь, что они — родные. Это единственное место, где я чуточку отдыхаю. У меня сейчас много поездок, а они меня так ждут! Мне уже тяжело, когда я их не вижу. Я иду сюда и знаю, что здесь моя искренняя радость. И про Мариночку они столько говорят, про мою покойную доченьку, она в интернате медсестричкой работала. Никто, оказывается, здесь ее не забывает. Все ее помнят. Когда я сюда пришла, сказала, что хочу продолжить то, что она не успела. Мариночка, моя наивная девочка, пыталась их вернуть к нормальной жизни. А потом как-то приходит с работы и говорит: «Нет, мама, они все-таки не зря здесь находятся. Ничего не могу сделать. Это их место». Она их любила. Это от нее мне передалось чувство любви к ним.

Григорий, прихожанин: Помню, мне надо было идти в интернат на литургию, а накануне я подвернул ногу и от боли почти всю ночь не спал. Утром сил подняться практически не было, и душевное состояние такое тяжелое — всё внутри протестовало: да зачем тебе это надо, у тебя есть повод передохнуть.

Я все-таки заставил себя пойти, подумал: нет, хоть поползу, но на службу попаду... Самое интересное, что половину пути до интерната было очень больно идти. А потом полегчало.

На службе на меня нахлынули все мои проблемы. Многое не получалось на работе, переживал за маму, у нее было совсем плохо с сердцем. Я исповедовался, состояние не улучшилось, стало еще больнее. Я стоял, еле сдерживая слезы. Началось Причастие. Больные шли к Чаше. В одном парне, только причастившемся, у которого поведение обычно неадекватное, меня поразила чистота глаз. Взгляд такой удивительный. Я почему-то вспомнил Христа. Настолько чистые глаза, в них какая-то тихая печаль и чистота. Вдруг он подходит, берет меня за руку и говорит: «Ты не переживай. Всё у тебя будет хорошо, ты только не переживай, не надо». И я почему-то поверил, что всё у меня будет хорошо.

Причастившись, от Чаши отходит еще один человек. Приближается, обнимает меня и говорит: «Ты успокойся, ты же сам ничего не сделаешь. Всё будет хорошо и у тебя, и у твоей мамы. Всё будет хорошо».

С этого момента я не могу называть никого из интерната болящими людьми.

Потом причастился мой старый знакомый, который обычно при встрече просит или конфетку, или монетку. Он идет ко мне и говорит: «Слушай, ты идешь причащаться? Долго ты будешь здесь стоять?»

Когда я причастился, тихая радость наполнила мое сердце. Каждый человек, который живет в Церкви, наверное, переживает это чувство Отчей любви. В сердце тепло, радостно… И покой, удивительный покой.

05.02.2021

Просмотров: 476
Рейтинг: 5
Голосов: 14
Оценка:
Комментировать