X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Гора Афон, Гора Святая

Устав братства старца Иосифа Исихаста был очень строгим. Чин ежедневного бдения старец Иосиф определил так: сначала молитва совершалась наедине на протяжении пяти-шести часов. За это время каждый монах совершал свое монашеское правило, состоящее из ста пятидесяти-трехсот земных поклонов и четырех четок по триста узелков, совершаемых с крестным знамением. Бдение заканчивалось общим богослужением на два-два с половиной часа, завершавшимся ежедневной Божественной литургией.

По свидетельству учеников старца, Великим постом с понедельника по пятницу на келлии устанавливалось правило молчания. Никто не имел права разговаривать, а нужное объяснялось знаками. Даже когда старец посылал братий за послушание сходить по какой-либо нужде в монастырь, то и там им не разрешалось промолвить даже слова. Епитимия за преслушание составляла двести-триста земных поклонов. Однако вся внешняя строгость покрывалась удивительной любовью старца, который по ночам, после исполнения братиями келейного правила, принимал у них откровение помыслов и давал необходимые советы. Среди братии было двое иеромонахов, и литургию они совершали каждый день: старец Иосиф не мыслил себя без литургии и причащался за каждой службой.

Сам старец Иосиф рассказывал:

«Чин мой был таков, чтобы вкушать один раз в день немного — умеренно хлеб и пищу. И будь то Пасха или масленица — еда у нас была одна. Один раз. И в течение всего года — всенощное бдение. Чин этот мы восприняли с отцом Арсением от одного трезвенного и святого старца — отца Даниила».

***

Старец Арсений Пещерник рассказывает духовным чадам:

— Первые годы в скиту Святого Василия мы подвизались вдвоем, но каждый по отдельности — в своей келлии.

По инициативе старца мы испробовали все виды бдений, о которых пишут святые отцы. Долгое время мы никогда не ложились в кровать. Бдение наше начиналось вечером и заканчивалось утром, на восходе солнца. Когда уже светало, мы, уставшие и истощенные, садились в стасидии и на скамеечку, чтобы, прежде чем заняться рукоделием, отдать плоти положенную дань. Что же до пищи, то всегда, на протяжении всего года, мы вкушали один раз в день, главным образом сухари, или хлеб, или еще что-нибудь, что попадалось под руку, без масла, кроме суббот и воскресных дней. Днем мы занимались рукоделием, а я более всего следил за внешними нуждами келлии. Одновременно мы непрестанно произносили: Господи Иисусе Христе, помилуй мя. Празднословие для старца было смертным грехом.

— Ох, геронда, от такой жизни, что вы рассказываете, мы помрем.

— Нет, не так. Не смотрите на нас. Вы выполняйте две вещи — послушание и свои духовные обязанности. Что же до поклонов, то делайте их по рассуждению старца — каждый по своим силам.

Продолжение следует…

Источник:

  • Ефрем Святогорец, архимандрит. Жемчужины подвижнической мудрости. Главы о молитве и послушании. — М.: Изд. Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 2001 г.
  • Иосиф Афонский, старец. Изложение монашеского опыта. — Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1998 г.
  • Иосиф Дионисиатис, монах. Старец Арсений Пещерник, сподвижник Иосифа Исихаста. — М.: Изд. Московского подворья Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 2002 г. 

15.06.2021

Просмотров: 232
Рейтинг: 5
Голосов: 4
Оценка:
Комментировать