X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Есть надежда, что Пасха тебя воскресит» (ч. 1)

На одном из сестрических собраний монашествующие и белые сестры поделились тем, что их поддерживает и питает во время поста. Возможно, этот опыт поможет кому-то из нас в Великий пост.

Отец Андрей Лемешонок: Хотелось бы, чтобы в наших беседах мы переходили от внешнего к внутреннему. Чтобы не углублялись в суетную жизнь, в которой нет постоянства и глубины. Чтобы всё происходящее с нами и нашими близкими, вокруг нас, рядом, далеко — переводилось на духовный язык вечности. Иначе мы проживаем время впустую. Ничего новенького уже нет. Всё нужное для спасения человека произошло. «Совершилось!» — сказал Господь на Кресте.

А дальше что? Дальше нам нужно идти в Царство Небесное. И вот тут мы начинаем буксовать: «У меня столько дел, имей мя отреченна»; «я женился, нет времени, имей мя отреченна»; «я вот только приведу всё в порядок и после приду — имей мя отреченна…» Сейчас не готов, потом, завтра, как-нибудь. Имей мя отреченна. «На Великий пост уже соберусь, а сейчас хоть так…» И проходят месяцы, годы — время, которое уже никак не вернешь. Никак.

Есть такая присказка: «Чем хуже — тем лучше». Великий святитель и врач Лука Войно-Ясенецкий говорил: «Я полюбил страдание». Потому что лежа на печи, трудно стяжать Дух Святой. Только когда прижмет, загремит, жареным запахнет — человек начинает шевелиться: «Господи, помилуй! Господи, прости!» Только тогда мы начинаем смотреть в себя и постепенно осознаем, какое наследство нам досталось от ветхого Адама. Такое состояние отчетливо открывается человеку, который приходит в монастырь или создает семью. Когда живешь сам по себе — ты такой хороший, честный, скромный, благородный. А вот когда начинаешь отвечать за что-то или за кого-то, когда нет возможности спрятаться — «ужас, это я?» И здесь можно заунывать, видя свое полное безобразие. А надо понести себя, с надеждой и верой, что твоя болезнь излечима. И открылась она, потому что свет Христов просветил тебя. «Вот это да! А я-то думал, что хороший…» «А я-то думала, что умная, благородная, духовная…»

Помните, как в сказке: «Не хочу быть столбовой дворянкой, а хочу стать царицей морской!» Так и наши сестры: была тетя-мотя, ходила на работку, скромненько жила. А тут уже — матушка. Слово-то какое волшебное — матушка! В нем столько смыслов: и любовь, и материнство, и духовность, и скромность, и кротость, и воздержание…

Представляете, как трудно жить монашествующим сестрам? Они ведь понимают, что не соответствуют. Но надо жить. И это, я считаю, смирение. И это подвиг: видя свое полное и безнадежное состояние, жить и верить в победу над грехом внутри себя. Подвиг — это когда ты живешь просто, скромно, тихо и делаешь свое дело, а не орешь на каждом шагу о своей греховности. Кто много говорит, что он грешный, я тому не верю. Это не по-настоящему. Очень трудные характеры сейчас у всех. Но кто-то ведет с собой войну и трудится, чтобы изменить свой характер, свою природу, а кому-то нормально…

Если бы мне открылось, как я сегодня живу и чем занимаюсь — я бы сразу умер. Честно. Бог мудр. Он улавливает в Свои сети и постепенно готовит, взращивает человека. И только потом выпускает в открытое море — плыви. А куда плыть? Кругом акулы зубами щелкают. Но ты плывешь и замечаешь, что на самом-то деле акулы не страшны. Страшно, когда ты зажиреешь. Страшно, когда ты перестанешь плавать. Страшно, когда ты к кормушке привыкнешь и не захочешь добывать еду своими силами, потом и кровью.

Бог нас воспитывает и готовит в Царство Небесное. Как бы мы ни сопротивлялись, как бы ни брыкались — Он всё равно готовит. И рано или поздно нам придется решить, пойдем мы за Христом до конца или свернем куда-то в сторону и спрячемся. Привязанность к этому миру, ко всему временному — это неправильно. Надо держать дистанцию и понимать, как всё тонко в отношениях, в наших диалогах друг с другом. Везде крайности: то я кем-то восхищен, то ненавижу. Такие перепады изнуряют душу. А хочется какой-то стабильности, устойчивости. И это всё мы можем находить только в Боге. Здесь, на собраниях у нас есть возможность подумать о главном, услышать друг друга и поделиться своими личными открытиями.

Монахиня Тавифа (Бирюкова): Воздержание раскрывает духовные возможности. Постовое время меня вдохновляет, потому что внешнее помогает внутреннему. Даже самое минимальное ограничение ведет к тому, что не только телу, но и душе становится легче. Наверное, каждый с этим сталкивался.

Из года в год период поста для монастыря был непростым. Кто-то, может быть, ожидает каких-то испытаний, кто-то уже их проходит. Это касается и каждого в отдельности, и жизни монастыря и сестричества в целом.

Для меня самое большое испытание — разговор с человеком, который думает не так, как я. Я не могу на сестру наброситься и сказать: «Да ты не права! Это совершенно не так». Я должна человека выслушать, как-то поддержать и в то же время найти слово, чтобы он смог усомниться в своей правоте. Для меня это трудная задача. Получается общение «на грани» — ты начинаешь поддакивать человеку или переходить на его волну. Склонить его к своей точке зрения тоже трудно, потому что у меня самой нет уверенности, нет истины, которая понятна, ясна и проста. Такое испытание мне посылается с периодичностью в 2–3 дня. И такую проверку не всегда получается пройти достойно. Чувствуешь, что согрешил, не хватило внутренней крепости и не нашлось трезвого и твердого слова. И тогда теряешь мир и равновесие, теряешь благодать. Для меня эти встречи с людьми заканчиваются именно такой потерей. Скорее всего, от моей внутренней неустойчивости.

В посту такие вещи становятся наиболее ощутимыми. Ты проживаешь момент этой потери, этой пустоты. И в этом нет жизни, чего-то обнадеживающего. Но, тем не менее, нет и безнадежности. Вот в чем отличие постового времени от непостового — у тебя есть надежда, что Пасха тебя воскресит. Некий такой маяк вырывает из беспросветности и дает подпитку в посту, и ты больше думаешь о Христе. Это совершенно не зависит от тебя, а происходит потому, что ты живешь в рамках церковного календаря.

Так или иначе для всех сейчас — период какого-то переосмысления.

Монахиня Мария (Яковлева): Я, к сожалению, не являюсь постником. Мне воздержание сложно дается. Поэтому в посту единственное, что меня радует, поддерживает, утешает и питает — церковные песнопения, присущие именно этому периоду. Ты видишь очень много своих немощей, а богослужения помогают их забывать, потому что в песнопениях, в церковных молитвах есть Бог, и получается больше думать о духовном, хоть немножко отвлечься от себя.

Монахиня Марфа (Матвеева): Что питает? Конечно, питает Бог. Наша жизнь в монастыре организована так, что в течение дня так или иначе ты напитываешься духовным: на послушании, на трапезе, на службе. То что-то услышишь, то где-то прочитаешь. Всё время проявляется действие Божие. И Бог тебя не оставляет, даже если ты сам хочешь как-то расслабиться.

Я сегодня читала книжку «Как себя вести» 1979 года издания. Главная мысль книги — думать об окружающих, по сути, в этом всё правило. Эта книга меня очень вдохновила. А еще вспомнилось, что в монастыре как-то издавалась книжечка «Золотое правило». В ней рассказывалось про одного принца, которому нужно было быстро обучиться всему-всему. И один человек сказал ему, что нужно больше думать о других, а себя видеть меньшим — вот и всё. Вот к чему следует идти: просто меньше думать о себе и замечать людей.

Сестра Татьяна Городникова: Что меня питает в пост? Особой разницы в своей жизни в постный период я не чувствую. Стараюсь внутренне собраться: выкладываю книжечки духовные — пищу на каждый день, пытаюсь читать. Правда, к сожалению, как-то в суете всё сходит на нет…

Раньше мы ходили в больницу, но сейчас ее закрыли на карантин. Это было удивительное послушание. По сути, сам по себе ты ничего не делаешь, просто разговариваешь с болящими людьми, оказываешь им помощь — а в ответ получаешь многое для познания Бога, для своего внутреннего роста. Мне этого очень не хватало, поэтому сейчас я пришла на послушание в церковную лавку.

В будничной жизни много семейных, житейских забот, и не всегда получается спокойно помолиться. А на послушании благодать: есть возможность помолиться, почитать акафисты. Здесь мне открывается невероятная красота.

Недавно на ум пришла такая молитва: «Господи, верни мне мои добродетели, потерянные мною через мои грехопадения». И как-то через эти слова мне открылась любовь к людям. Я трудилась в ГУМе: скидки, суета, все проходят мимо за покупками… Часа два никто не подходил. Волей-неволей стало рождаться осуждение. Я начала молиться и почувствовала Божие прикосновение: люди так же проходили мимо, но я уже не осуждала, а с любовью молилась за них. Вот такие радостные открытия.

Продолжение следует…

Подготовила Мария Котова

16.03.2021

Просмотров: 768
Рейтинг: 5
Голосов: 17
Оценка:
Комментировать