X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Дорога, полная света (часть 1)

Монахиня Елисавета (Вюртенбергер) родилась в Германии, как и Великая княгиня Елизавета Федоровна Романова (урожденная Елизавета Александра Луиза Алиса, дочь великого герцога Гессен-Дармштадтского Людвига IV). Как и преподобномученица Елисавета, приняла православную веру против воли родителей и несла служение в больнице. О Промысле Божием, помощи небесной покровительницы и переезде в Беларусь, в Свято-Елисаветинскую обитель, матушка рассказала нам в большом интервью.

Детство

— Я родилась в 1964 году на юге ГДР, в городе Карл-Маркс-Штадт (сейчас это Хемниц), в федеральной земле Саксония. Моя мама работала учительницей младших классов, а отец инженером на заводе. Они исповедовали лютеранство, но после Великой Отечественной войны, как и все мои родственники, вступили в Социалистическую единую партию Германии и отступили от веры. Мы с братом не были крещены, нас воспитывали в ненависти к Церкви. Говорили, что туда ходят только глупые, несчастные люди. Это очень похоже на то, что происходило в Советском Союзе.

В школе я, как и все, была пионером, затем вступила в Союз свободной немецкой молодежи аналог советского комсомола.

Церкви тогда не закрывали, но посещали их только действительно верующие люди, их было, может, 5–10%. Большинство людей не имело никакого отношения к вере.

Мой духовный путь начался со встречи с Божией Матерью. Когда мне было десять лет, мы классом поехали на экскурсию в Векселбург древнее паломническое место, где, по преданию, в XV–XVI веке явилась Божия Матерь. Там есть старинный католический монастырь XII века. Мы играли рядом с ним и увидели неподалеку на горе пещеру, в ней стояла скульптура какой-то женщины, а рядом была маленькая часовня, где можно было поставить свечи. В пещере висело много-много табличек, где было написано, например: «Божия Матерь помогла мне исцелиться от болезни».

Я была просто в восторге от этой Женщины. Она меня очень тронула. Я не знала, кто это, спрашивала у других. Они говорили: «Это Мария». Я тогда не знала, что Она мать Христа, но подумала: раз Она так помогает людям, может, и мне поможет? Тогда у меня были трудные отношения с матерью. И Дева Мария стала для меня мамой, Которая меня любит моей небесной мамой. И как другие дети говорят с родной матерью, я говорила с Ней.

Бог есть

Когда мне было 12 лет, умерло несколько моих близких людей. Для меня каждый человек был красивым, особенным. И я думала: «Не может быть, что его жизнь заканчивается и после смерти ничего не остается. Какой в этом смысл?»

Тогда я не знала, что у человека есть душа, но чувствовала, что должно быть то, что не умирает.

Я стала спрашивать у родителей, но они не хотели об этом говорить, ответов я не получила. Тогда я пошла в детскую библиотеку, затем во взрослую районную. Там остались старые довоенные книги. И среди них я нашла католическую книгу 20-х годов, похожую на «Закон Божий». Стала ее читать. Было интересно, но не всё понятно.

В Саксонии очень распространена органная музыка. В лютеранских церквях играли Баха. Мой старший брат полюбил эту музыку и стал брать меня в церковь, чтобы ее послушать. Иногда, помимо концертов, в церкви читали отрывок из Библии, молились. Я видела крест, на котором висел человек. Я не знала, кто это и почему он висит. Поначалу меня это пугало, но было интересно узнать о Христе.

У нас был лютеранский книжный магазин, я искала ответы там. Я знала, что родители этого не одобрят, поэтому всё делала в тайне от них, читала в своей комнате.

В нашей семье были проблемы: мои родители ругались, отец пил. С родителями было очень трудно говорить, они всегда были заняты. Это был трудный для меня период, почти всё время я проводила в своей комнате. В церкви я видела, как люди молятся, и тоже начала молиться. Молилась просто: «Бог, если Ты есть, пожалуйста, помоги, чтобы в семье всё наладилось». С Богом я общалась прямо и искренне, что думала, то и говорила. Постепенно у меня в сердце укреплялось чувство любви к Нему.

Однажды вечером у меня произошла явная встреча с Богом. Это очень трудно объяснить. Моя душа как будто вышла из тела и увидела внутренним зрением яркий свет. У меня вдруг появилась уверенность, что Бог есть. Христос воскрес. Он жив. Бог это Святая Троица, три персоны… Это было очень сильное чувство, и никакие аргументы уже не могли меня убедить в обратном. Это было Божие откровение. Как будто мне приоткрыли другой мир, красивый, непонятный и высокий. Теперь я знала, что не нужно бояться смерти, потому что человек уходит в вечную жизнь.

Я пребывала в таком мирном состоянии, теплом, красивом, но при этом очень испугалась. Не поняла, что это было. И до сих пор до конца не понимаю, что тогда произошло. Я только потом из книжек узнала о Троице и Воскресении. А тогда думала: «Может, я сошла с ума?» Я хотела забыть это чувство, отступить от него, но мне не удавалось. Каждый раз, когда я где-то видела крест или слышала в городе колокольный звон (лютеранские церкви звонят три раза в день), это напоминало мне, что Бог есть. Эта внутренняя борьба длилась несколько лет.

Крещение

Когда мне было 16 лет, я перешла в другую школу. В новом классе была одна девочка-католичка, она посещала молодежную католическую группу. Мы стали дружить. Я попросила ее привести меня в молодежную группу. Родителям по-прежнему ничего не говорила. В группе можно было задавать любые вопросы о Боге. Мне было интересно общаться с другими верующими. Там я получила Библию, духовные книги.

Я захотела креститься, спросила об этом у нашего священника. Но Крещение было возможно только с согласия родителей. Я знала, что мои родители этого не одобрят. Наш священник сказал подождать еще два года, до моего совершеннолетия.

После школы я поступила в Дрезденский педагогический институт. С пятого класса в нашей школе русский язык был обязательным предметом. Я его полюбила. Поэтому в университете поступила на «русский язык и географию».

Во время учебы я стала посещать католическую мессу и раз в неделю — студенческую католическую общину. Там мы обсуждали отрывки из Библии, разные духовные вопросы.

На Пасху в 1983 году меня крестили в католическую веру.

К нам в общину приезжали разные священники, профессора, знаменитые в Германии ученые богословия и философии. Однажды приехал профессор из Галле, преподаватель византийского искусства. Он читал нам доклады о Православии, об истории Русской Православной Церкви, об иконах и о Божественной литургии, о старцах. Мне стало интересно.

Профессор показал Владимирскую икону Божией Матери. Она меня так тронула! Я вспомнила свою первую детскую встречу с Божией Матерью и подумала: «Да, это действительно изображение моей небесной мамы». Также меня поразила икона Святой Троицы Андрея Рублева. Я купила себе две эти иконы и особо их почитала.

Это было мое первое знакомство с Православием. Я стала читать о Православии всё, что могла найти. И, конечно, читала Достоевского «Братья Карамазовы», «Идиот». На молодежных беседах в общине мы обсуждали его «Легенду о Великом инквизиторе».

Калуга

Первые два года я училась в Дрездене, а на третий год мы маленькой делегацией поехали в Калужский государственный педагогический институт. Жили в общежитии, а рядом была православная церковь. Единственная, которая еще работала.

В России никто не признавался, что он верующий. Хотя почти все были крещены их тайно крестили бабушки. Для нас это было непонятно. В Германии если семья ходит в церковь, значит, все в ней крещеные. А если не ходишь в церковь, то ты не крещен.

В Германии Рождество единственный день в году, когда почти все идут в церковь. В Саксонии остались особые традиции, связанные с Рождеством Христовым. И лютеране любят этот праздник. Это особое время, когда они украшают свои дома, делают из дерева игрушки, подсвечники, фигуры и ставят в окно или в свой сад. Все выросли в этой традиции, даже неверующие люди. В нашей семье тоже отмечали Рождество: готовили особые блюда, подарки, ставили елку. Конечно, нам не читали историю Иисуса Христа. Говорили, что придет Санта-Клаус рождественский дед. И всегда по телевизору в этот день можно было услышать «Рождественскую ораторию» Баха, которая рассказывала о Христе.

Когда мы были в России, все из нашей делегации сказали, что хотят встретить Рождество. Несколько студентов попробовали пойти в православную церковь. Но ее прихожане в основном бабушки — знали, что мы иностранцы. Они боялись, что у них будут проблемы из-за нас, и не пустили нас в церковь. 

Сергиев Посад

В течение нашей жизни Бог касается нас разными способами. Наша поверхностность и занятость часто мешают нам осознать эти моменты и закрепить их в наших воспоминаниях. Если это удастся, они могут стать источником силы для нашего духовного развития, потому что в них мы обнаруживаем непосредственное присутствие Бога и Его работу в этом мире.

Одна из таких встреч с Богом произошла во время моего обучения в Калуге. Мы ездили на экскурсию в Загорск, нынешний Сергиев Посад. Наша студенческая группа ехала в Музей матрешки. Я знала, что Андрей Рублев был монахом в Свято-Троицком монастыре и здесь писал свои знаменитые иконы, поэтому очень хотела увидеть оригинал. Я сказала преподавательнице, что музей мне неинтересен, я хочу пойти в монастырь. Она разрешила.

Был морозный январский день. Я бродила по территории монастыря, где совсем не было людей. Вдруг увидела, как черная фигура исчезает в маленьком ярко раскрашенном домике. Я последовала за ней, как оказалось, в часовню. Хмурый монах с черной бородой строго посмотрел на меня — «злоумышленника» в толстом капюшоне, который явно собирался нарушить его преданность Богу и спокойствие. Собравшись с духом, я очень тихо спросила, где находится икона Пресвятой Троицы. К моему удивлению, мне ответил довольно мягкий голос, монах указал рукой в определенном направлении. Я поблагодарила его и поспешно направилась в Троицкую церковь.

Я вошла в придел и сразу обнаружила «свою» икону. Для меня эта комната стала самой светлой комнатой на земле. Да, я пришла домой. Здесь было так хорошо! В тот момент я потеряла счет времени, меня коснулась вечность. Я хотела зайти в церковь, но, когда стояла на пороге, меня охватило чувство недостойности и несовершенства. Какая-то сила удерживала меня, не давала мне войти в святой храм Божий. Глубокий трепет наполнил меня, и я почувствовала, что однажды вернусь сюда, войду в церковь и поклонюсь мощам преподобного Сергия Радонежского.

Это действительно случится спустя 14 лет. Я буду уже православной и по послушанию владыки проведу в Сергиевом Посаде три недели, каждый день буду участвовать в утреннем богослужении с братьями, приложусь к мощам святого Сергия и моей любимой иконе Святой Троицы.

А Православие я приму именно в день Троицы. 

Небо на земле

Во время учебы в Калуге мы изучали научный коммунизм. В конце учебного года наш преподаватель декан  спросил, кто из нас верующий. Я и еще несколько человек признались. Он поставил нам «четверки» на экзамене, а остальным «пятерки». И так стало понятно, что я верующая.

Мы вернулись в Германию. В университете мне стали говорить: «Вы верующий человек, как вы сможете потом работать, учить детей?» Так, на четвертом курсе, я бросила учебу, хоть моя дипломная работа была уже наполовину готова.

Я начала другую жизнь. Мне всё больше и больше открывался смысл моей первой встречи с Богом. Я хотела ответить на Его любовь — любить только Бога и полностью отдать Ему жизнь. Эти мысли стали возникать еще в 17–18 лет и очень быстро укреплялись. Мне хотелось уйти в монастырь.

Я уехала из дома, жила в другом городе и работала в больнице при католическом кармелитском монастыре с детьми с особенностями. Именно там случилась встреча с одним священником, который научил меня Иисусовой молитве. Он показал, как соединить ежедневное чтение Евангелия и Иисусову молитву. Я стала ее практиковать.

Через 1,5 года я уехала из монастыря — была еще не готова к постригу. Может, мало времени прошло после Крещения, может, таков был мой путь. Я перебралась в Берлин. Стала работать медсестрой в больнице. Заочно училась в медицинском училище и в богословском институте. Преподавала в воскресной школе в католическом приходе.

После окончания учебы снова поступила в небольшой кармелитский монастырь около Франкфурта. Этот монастырь имел хорошие связи с богословским институтом общины иезуитов во Франкфурте. И однажды из общины к нам приехал профессор литургики. Он открыл для меня понятие Божественной литургии. Он служил для нас Божественную литургию на немецком языке по восточному обряду. Это меня очень тронуло. Я чувствовала, насколько это богослужение отличается от католической мессы. Божественная литургия приподнимает тебя над землей, и ты касаешься Неба. А во время католической мессы ты остаешься на уровне земли. Для меня католическая месса холодная редко используется ладан, у священников простое облачение, стены не украшены душа не чувствует красоты и охлаждается. Если я понимаю, что Божественная литургия совершается для Неба, значит, всё в церкви должно выражать то Царствие, куда мы хотим попасть. Чтобы зайти в храм и сказать: «Я пошла на небо».

Я чувствовала, что Иисусова молитва и чтение Евангелия естественным образом соединяются с этим богослужением и образуют единую полную духовную жизнь.

Через год я снова оставила монастырь и уехала работать в Мюнхен. Там я нашла духовника, который тоже служил Божественную литургию по восточному обряду. Постепенно мне стало понятно, что я не могу оставаться в Католической Церкви и мой путь сейчас ведет меня в Православие.

Мой духовник посоветовал мне не спешить и познакомил с отцом Николаем Забеличем, священником Русской Православной Церкви Московского патриархата. Он был родом из Беларуси, но переехал в Германию и устроил в Мюнхене свой приход.

Я была одной из первых прихожанок отца Николая. Примерно полгода постоянно ходила на службы. И в 1997 году, в особый для меня праздник — Троицу, — я перешла в Православие…

Продолжение следует

Записала Ольга Демидюк

 

06.04.2021

Просмотров: 731
Рейтинг: 4.7
Голосов: 23
Оценка:
Комментировать