X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Чистая детская любовь лечит души» (часть 1)

«Чистая детская любовь лечит души» (часть 1)

Десять лет назад Георгия и Ольгу Мясцовых объединило служение в детском интернате, куда они пришли волонтерами, стараясь внести в жизнь насельников немножко радости. Прошли годы, и Господь соединил людей, в чьих сердцах отозвалась детская боль, в крепкую христианскую семью. Сегодня в монастыре, интернате и сестричестве Георгий и Ольга чувствуют полноту жизни и говорят: «Мы живем, чтобы сюда приходить…»

Детство и юность

Георгий:

— Крестили меня в три года в храме святого Александра Невского. Мама рассказывала, что когда батюшка снимал с меня ботинки, я сопротивлялся и кричал: «Поп, отдай мои ботинки!» Они были новые.

Детство было как у всех. Родители и родственники в храм не ходили, но вместе собирались на Пасху. Помню, как бабушка, которая жила в России, давала мне целовать крестик. Ребенком я рос спокойным, похоже, терпение досталось даром.

Никакого внутреннего поиска не было. После школы трудился на «Горизонте», потом электромонтером и электрослесарем на военном заводе. Сегодня ремонтирую холодильники и промышленную кухонную технику.

Молодежи в наши дни не хватает умения делать что-то руками. Земной труд прообразует духовный. Умеешь трудиться физически — будешь трудиться и духовно. Это нужный опыт.

Ольга:

— До семи лет я жила у бабушки в деревне и была счастливым ребенком. В детстве меня крестили и причащали. Помню, как мы с бабушкой читали молитву «Отче наш», и я никак не могла понять, что такое «во имя Отца». Осталось в памяти, как стояли на коленках со свечками в храме, где читали канон преподобного Андрея Критского. Когда бабушка умерла, меня забрали в Минск, и начались будни.

— Еще в детстве меня поставили перед фактом, что я буду врачом. Благодаря золотой медали при поступлении надо было сдавать только физику. Накануне открываю тетрадь на случайной странице, вижу задачу и думаю: «Не буду повторять, и так всё понятно». На экзамене беру билет, а там эта задача. Делаю ошибку и не поступаю.

Студенткой медицинского института стала через год. Много раз во время учебы просыпалась ночью, понимала, что мне нужно что-то прочитать, и эти вопросы попадали на экзамене. По жизни всегда были подсказки от Ангела Хранителя, но я не всегда их слушала...

Дорога в храм

Георгий:

— О смысле жизни заставила задуматься смерть отца. Когда он ушел, мне было 38 лет. Буквально через месяц преставился дядя. Во время отпевания я услышал слова «Владыка Вселенной» и стал над ними думать. А потом Господь всё быстренько устроил. Во дворе на гитаре играла компания, я присел послушать и познакомился с ребятами. Они были наши, монастырские, с ними я пришел в храм.

Моя первая всенощная — Крестовоздвижение. Внутри сразу что-то отозвалось. Один из друзей учился тогда в школе катехизаторов и посоветовал прийти мне. Так открылось, что в Церкви есть место не только скорби и печали, но и радости.

Ольга:

— Я приходила в храм в 20 лет. Помню, выбора одежды в те годы не было, и я сшила себе леопардовую юбку. Под нее была только черная кофта без рукавов. Мне казалось, я хорошо одета. Захожу в храм, а там бабушки: «Как ты посмела прийти с короткими рукавами?!» Один раз я исповедовалась, причастилась и больше не пошла. Лишь спустя долгие годы Господь привел меня снова.

Георгий:

— Мою первую исповедь принимал отец Сергий Храпицкий. Я два слова сказал, батюшка накрывает епитрахилью, читает разрешительную молитву, а у меня непонятное ощущение. Наверное, это было единственное в жизни покаяние…

Пока исповедовался, причащать людей закончили. Никто мне не объяснил, что батюшка еще выйдет, и я ушел. Стою у входа в храм, идет отец Сергий. «Батюшка, как это мне причаститься?» — «Как? Ты не причастился?!» — за меня и в храм. Тогда отец Артемий был еще дьяконом. Батюшка спрашивает: «Брат Артемий, ты уже Дары потребил?» — «Да, но в другом храме богослужение идет, сходи туда причастись». В тот день я отстоял две Божественные литургии. В общем, заработал.

Ольга:

— Впервые я оказалась в нашем монастыре 10 лет назад, в день святителя Николая Угодника. Богородица взяла меня за одну ручку, святитель Николай за другую, и мы пришли в храм. А было так…

Зашла я как-то на выставку «Покровский кирмаш», и сотрудники паломнической службы монастыря дали мне листочек с информацией об экскурсиях. Я давно мечтала посмотреть Беларусь, и 4 декабря, в праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы, поехала в Лавришевский монастырь. Хотела просто посмотреть обитель, но состоялась исповедь. Батюшка тогда к Причастию не допустил, сказал: «Дома обдумайте свою жизнь, еще раз исповедуйтесь и идите к Чаше».

Подруга посоветовала: «Поезжай в Елисаветинский монастырь, там отец Андрей Лемешонок». Я написала фолиант грехов и 19 декабря в шесть утра поехала в монастырь.

— На тот день в паломническом отделе я записалась в поездку в Логойск. Никто не сказал мне, что это праздник святителя Николая. Люди в салоне микроавтобуса довольные, они-то знали, зачем и в какой день ехали в Логойск. Женщины у меня спрашивают: «А ты взяла полотенце?» — «Зачем?» — «Как зачем? Мы же едем окунаться в источник святого Николая!» — «А я просто на экскурсию! У меня ни рубашки, ни полотенца нет». — «Мы тогда тоже будем окунаться без рубашек!» Минус 10 ºС, и я впервые окунаюсь в святой источник…

Начала ходить в монастырь. Впервые увидела, какие светлые и радостные лица у монахинь. На белых сестер смотрела как на ангелов. Конечно, мне хотелось быть таким ангелом…

Детский интернат

Георгий:

— В интернат я пришел неожиданно. Монахиня Марфа (Матвеева), старшая по послушанию, искала человека, который съездит в Москву и купит мебель для интерната. Я согласился, а когда привез, остался собирать. В помощники мне дали двух насельников — Андрея и Сашу. Совместный труд сплачивает, и, когда мы закончили, от ребят прозвучал вопрос: «Вы же к нам еще придете?»

Ольга:

— Придя в Церковь, я поступила в школу катехизаторов. Там мы познакомились с Юрой. Он встал на перемене и говорит: «Я хожу в детский интернат. Нам не хватает волонтеров. Приходите!»

Каждое воскресенье мы с Юрой были в интернате. Ходили волонтеры, но потом куда-то исчезали, и мы оставались вдвоем. Юра шел в отделение мальчиков, я — в отделение девочек. Дети нас ждали. Подхожу к двери и слышу по голосам, что стоит человек десять, а на волонтера всего два ребенка. Как я могу оставить детей? Забирала всех, они хорошо себя вели. Благодать Божия всё покрывала.

Мы рисовали, разговаривали. Помню, Катя всё время что-то неразборчиво мне говорила и напевала. Только через несколько лет я поняла, это значило: «Давай петь Богородицу». Эдик постоянно просил принести фильм про инопланетян и рисовал какую-то Алису. Оказалось, его любимый фильм — «Гостья из будущего».

Георгий:

— Несколько лет мы ходили в интернат как волонтеры, а потом одна сестра, Маша Иванова, спросила: «Почему вы в храм не ходите с детьми?» Богослужения были в субботу, мы приходили по воскресеньям. Храм святителя Нектария Эгинского на территории интерната тогда только построили, купола не было, и мы думали, что это просто здание.

Ольга:

— Пришли на богослужение, детей приводят, они нас окружают, а сестры не понимают, почему дети себя так ведут. Познакомились с батюшкой Валерием Захаровым, стали у него исповедоваться и причащаться.

Воскресная школа

Ольга:

— В школе катехизаторов три курса. Первый — подготовительный, на втором нужно выбрать специализацию — «чтец-псаломщик» или «учитель воскресной школы». Думаю: «Какой из меня учитель?» Тем не менее пошла к отцу Валерию. Батюшка благословил выбрать преподавание, но я не послушалась и оставила школу катехизаторов. Юра по-прежнему посещал занятия и не понимал, как я могла уйти. В итоге я экстерном сдала программу второго курса и продолжила обучение.

Георгий:

— На третьем курсе надо было пройти практику. Мы пришли в Дом милосердия. Директор воскресной школы Елена Владимировна Соколова обрадовалась, очень нужны были учителя. Супруга тогда сказала: «Мы к вам только на пять занятий!» Остались на три года…

Ольга:

— Юра был неординарным учителем. Рассказывая, как Христос умывал ученикам ноги, он разул малышей и мыл им ноги в тазике. Я тогда сопротивлялась: «Дети одеты как медведи!» А потом поняла: когда-нибудь ребенок вспомнит этот момент и, возможно, он изменит его жизнь.

Мы разыгрывали с детьми сценки. Юра влезал в окно в образе святого Николая Чудотворца, примерял на себя роли святых Спиридона Тримифунтского и Пантелеимона, рассказывал о грехе с помощью мышеловки.

— Тогда я увидела, какая благородная профессия учителя. Чистые детские души всё впитывают, поэтому так важно отдавать малышей хорошему педагогу.

Георгий:

— Все три года преподавания в воскресной школе мы ходили в детский интернат. Разрываться между двумя приходами было сложно, и мы сделали выбор в пользу монастыря и интерната.

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Максима Черноголова и из личного архива семьи Мясцовых

12.01.2021

Просмотров: 755
Рейтинг: 5
Голосов: 30
Оценка:
Комментировать