X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

Асгат Галимзянов: «Сердце отдаю детям»

Наша рубрика «Небесная летопись» рассказывает о героях из разных стран мира, о тех, кто живет совсем рядом. Это не выдуманные персонажи из кинофильмов и книг, а наши современники — простые люди с горячим сердцем, чья жизнь наполнена любовью и состраданием к ближнему.

 «Я живу, чтобы делать добро».

Асгат Галимзянович Галимзянов

Существует мнение, что благотворительность —  дело людей богатых, таких как бизнесмены или известные медийные личности. Однако это не так. Самыми щедрыми, всегда готовыми прийти на помощь тем, кто в ней нуждается, оказываются простые люди с большой душой, способные сочувствовать и сопереживать чужому горю.

Одним из таких людей был Асгат Галимзянович Галимзянов, обычный житель Казани. За свою долгую жизнь он совершил сотни прекрасных дел ради блага сирот, престарелых людей и просто нуждающихся в помощи. Своего земляка — обыкновенного возчика — жители Казани помнят и уважают, называя «героем нашего времени».

Асгат Галимзянович Галимзянов родился 2 марта 1936 года в селе Булым-Булыхчи Апастовского района ТАССР.

 Асгат с детства привык к тяжелому труду: ухаживал за скотиной, ловил рыбу, косил сено, работал в колхозе. По ночам вся семья Галимзяновых лепила и выжигала кирпичи на продажу.

«С войны отец приехал без обеих ног. Были времена, когда мы по пять дней не видели ни кусочка хлеба. Мать отправляла меня за крапивой, варила из нее суп и хлеб пекла из лебеды. А сейчас люди живут, как в раю», — показывал Асгат Галимзянович на уложенные штабелями несколько батонов.

После окончания восьми классов Асгат отслужил в армии во Владивостоке. Вернувшись в деревню, решил отправиться в Казань на заработки: в большом городе найти работу не было проблемой. Он работал в милиции, на химкомбинате, а в конце 1970-х годов устроился возчиком на Колхозный рынок. Целыми днями на конской упряжке развозил продукты по магазинам, а ночью подрабатывал на рынке сторожем. Тогда-то его, выросшего в деревне, и осенила коммерческая идея: «На рынке отбросы центнерами гниют. Сколько свиней можно на этих харчах прокормить!» Так в центре Казани у возчика пищеторга Асгата Галимзянова появилось свое, как бы сейчас сказали, подсобное хозяйство. На калорийных базарных отходах свиньи росли как на дрожжах.

Будни фермера Галимзянова

«Деньги от продажи мяса я складывал дома в таз — банкам не доверял, — по-простецки признавался Асгат Галимзянович. — Когда же из дому уходил, оставлял караулить сбережения собаку. Пес никого к тазу на несколько метров не подпускал, даже родных. Однажды теще всё это надоело. Она попросила: "Асгат, унеси ты эти деньги хоть куда-нибудь! В своей квартире жизни нет: того и гляди задерет меня собака твоя"».

Но куда их потратить? Не люстру же чехословацкую покупать! Здесь Асгат и вспомнил про данное отцу обещание.

«Если есть у тебя возможность помочь людям, даже не думай. Появился лишний рубль — отдай старухе или ребенку. Сам ты, покуда здоров, еще заработаешь».

Он всегда был очень скромно одет, можно даже сказать, бедно: протертая на локтях куртка или телогрейка. Его по нескольку лет видели в одной одежде. Конечно, его считали чудаком. Но все вопросы он пресекал мгновенно, говорил: «На развитие хозяйства я себе оставляю, семью кормлю. А если остается лишнее — почему бы и не отдать нуждающимся!»

Именно тогда, в первый раз, он появился у ворот Казанского детского дома, а тележка, запряженная Орликом, была полна фруктов. «Яблоки, груши, апельсины для детей возьмете? — спросил гость, с трудом подбирая русские слова. И, упредив вопрос, добавил: — Не надо денег!» Сотрудники удивились. В те далекие годы эти фрукты были не всем доступны. Купить их можно было на рынке, но стоили они немало. Удивление было закономерным, так как гости сюда заходили редко, приезжали обычно лишь доктора да проверяющие. О переполненном доме для сирот, которым не всегда зимой и варежек-то хватало, старались не говорить. 

С тех пор возчик с Колхозного рынка стал постоянным посетителем этого детдома. Его повозка всегда была заполнена гостинцами, каждый визит заканчивался катанием ребятишек, многие из которых видели живую лошадь впервые в жизни и были просто счастливы. Однажды он привез гармошку «Казань» и по причине плохой погоды играл для детей в доме. Тогда-то и увидел скромную казенную обстановку, обшарпанную мебель, заштопанное постельное белье. Узнал, что часто дети не могут выйти на прогулку из-за нехватки теплой одежды. Покачал головой Асгат и уехал. А через месяц привез на своей лошадке десятки шубок из натурального меха. Сказал: «Без теплой одежки настоящего человека не вырастишь».

Благотворитель Асгат Галимзянов с ребятишками из подопечного детдома № 1

Деньги в тазике продолжали копиться. Все свои доходы Асгат всегда делил на три части: одна — на развитие хозяйства, другая — на помощь нуждающимся, третья — на собственные нужды. Естественно, что третья часть всегда была самой маленькой. Он считал, например, что гораздо важнее купить цветные телевизоры в дом ребенка, чем в собственную квартиру. А жена, Роза, его всегда поддерживала. Она работала лаборанткой на меховой фабрике. Для этого доброго и скромного человека, как и для Асгата, материальные блага были не самым важным делом. Как и муж, она знала, что в мире есть люди и гораздо более обделенные. 

«В то время я держал свиней в гараже, располагавшемся под нашим домом. Нам с женой разрешили держать лишь четырех, а на подпольной ферме их по два десятка набиралось. Тогда я понял: беды не избежать. Навоз я вывозил по ночам, запрягая в телегу собак. Но народ всё равно пронюхал — написали анонимку куда следует.  Наверное, меня бы посадили. Но вступились директора нескольких детдомов, которым я на тот момент помогал. Просили, писали письма, пороги оббивали, — рассказывал о своем чудесном спасении Асгат Галимзянович. — А чуть позже мне официально разрешили свое хозяйство держать. Даже выделили пустырь неподалеку от того дома, где я сейчас живу. Тогда я завел быков — в лучшие годы у меня их было до 300 голов».

В то время и начал Галимзянов раздавать автобусы чуть ли не оптом. То в одной газете, то в другой появлялись репортажи о нем. И обязательно фотография с ключами на фоне новенькой машины.

А в 1986 году Асгат Галимзянович осуществил свою давнюю мечту — возвел на территории дома ребенка памятник, который назвал «Сказка».

Открытие скульптурной композиции «Сказка» на территории дома ребенка № 1 г. Казани. 1986 г.

В начале 2000-х Асгат Галимзянович вернулся в родное село Булым-Булыхчи. На своем участке затеял строительство дома. Сельчане было подумали: «Наконец-то и для себя что-то сделает. Решил о благополучной старости позаботиться…»

Но 1 сентября 2006 года благодетель приехал на школьную линейку на новеньком микроавтобусе, ключи от которого вручил директору. А дом, который на собственные деньги возводил несколько лет, передал детскому саду.

На той самой «газели» школьники ездят до сих пор. А в школьном музее Асгату Галимзяновичу посвящен целый стенд. Ребят туда на экскурсии водят.

В то время в детском доме была одна-единственная машина — доживающий свой век старенький «москвич». Естественно, он чаще был в ремонте, чем ездил.

«Теперь малыши на экскурсии смогут ездить да на новогодние елки», — сказал Галимзянов, передавая ключи. 

Детский дом находился в новом районе города, вокруг был унылый пустырь, на котором тут и там виднелись кучки строительного мусора. Асгат помог облагородить территорию, оплатил посадку голубых елей.

Каждый раз возвращаясь из детдома, он думал только об одном: чем еще можно помочь обездоленным детям. Детские глаза, короткие рукава, заплатки на штанишках, крики: «Папа, папа приехал!» — заставляли вспоминать крапиву на столе, кирпичи в сарае и пустой стол в родительском доме. Асгат стал помогать другим детдомам. Где бы он ни появлялся — всегда были подарки и ключи от новых машин. Но чтобы всё успеть, нужны были еще деньги, много денег. 

Слухи о странном благодетеле детдомов поползли по городу: «Сумасшедший!», «Чудак!», «Замаливает грехи!» А он просто любил детей. Часто его можно было видеть на улице катающим на своей повозке обычную городскую детвору или покупающим ребятишкам печенье, фрукты, шоколад. 

Сколько сделал добра Галимзянов, вряд ли кому-то удастся подсчитать. Сам он всегда старался помогать людям без лишней огласки. Ведь главное — помочь, а не сообщить об этом всему свету. Кому он только не помогал! Детские дома в Татарстане, Башкирии, Чувашии, Ивановской области, Украине, а также в других регионах и странах. Разрушенный чудовищным землетрясением армянский Спитак, Грузия — после схода снежных лавин, Чернобыль, подводная лодка «Курск», беженцы из Чили времен хунты Пиночета, дети пострадавшей не так давно Северной Осетии... Асгат Галимзянов помогал людям, пережившим эти трагедии. По приблизительной оценке, только в советское время Асгат Галимзянов потратил на благотворительность не менее 600 тысяч советских рублей! В детские дома было передано более 80 автобусов! Не поддается счету количество телевизоров, шубок и пальтишек, башмаков и игрушек, которые он передал в приюты, интернаты, дома малюток, инвалидов, престарелых. 

Никогда не забывал он и о родном селе. Высохла в местном озере вода, где когда-то отцы и рыбу ловили, и на лошадях плавали. Гордостью деревни оно было. Денег у района на восстановление озера не было. Конечно, Асгат помог. Пробурили две скважины, проложили трубу. Ликовала вся деревня. Пока озеро наполнялось, люди каждый день клали ветки, чтобы увидеть: на сколько вода прибывает... Главное, возрождалась надежда: нормальную жизнь, как при дедах, можно вернуть! Он помог со строительством и обустройством мечети, возле возрожденного озера посадил целую аллею деревьев. Асфальт, водопровод для односельчан — всё на свои честно заработанные деньги. 

Детской мечтой Асгата Галимзянова было стать музыкантом, поэтому гармошка сопровождала его всю жизнь

Затертая до дыр телогрейка, стоптанные сапоги — на себя он денег почти не тратил. В 2010-м Асгат-бабай (по-татарски значит «дедушка Асгат».Прим. ред.) подарил свою новую квартиру в центре Казани беженцам из Казахстана и вернулся в деревянный дом без водопровода. Последние годы жизни Асгат Галимзянов ютился в полусгнившем бараке.

«Только не нужно жалеть меня, — говорил Асгат Галимзянович, провожая гостя в крохотную комнатенку: стол, продавленная тахта и пузатый, купленный еще при советской власти холодильник. — Человеку ведь для жизни ничего лишнего не нужно. Есть крыша над головой да кусок хлеба — и хорошо. А у меня вон и колбаска на столе, и печенье. А то сейчас молодежь себе машины вон какие покупает, огромные квартиры. Но судить я их не могу: каждый сам для себя выбирает, что ему нужнее».

На стенах висят картины, написанные когда-то ребятами из детских домов, которым помогал Асгат

В 2008 году прямо у стены Казанского кремля благодаря меценатам появился необычный памятник — Благотворителю. Извозчик, держащий под уздцы лошадку, смотрит на большую телегу, на которой рассажены вдоль бортов дети. Фигура Благотворителя повторяет черты Асгата-бабая.

Скульптуру создала вдохновленная подвигом простого человека Асия Миннуллина, а разработку проекта и установку памятника оплатила из личных средств семья первого президента Республики Татарстан Минтимера Шаймиева.

Так человек, ставший легендой своего родного города, еще при жизни получил признание не только сограждан, но и властей, был запечатлен для того, чтобы память о его деле оставалась для потомков.

Памятник Благотворителю стал туристической достопримечательностью Казани.

Асгат считал себя счастливым человеком, потому что «выполнил свое единственное призвание — помогать людям».

«Я свой народ любил и тогда, и сейчас — одинаково. Всё равно, разрешено или нет, животных держал, людям помогал, хоть Советский Союз, хоть Россия».

Асгат Галимзянович Галимзянов умер 3 января 2016 года в возрасте 79 лет.

Материал подготовлен редакцией сайта obitel-minsk.ru

14.09.2021

Просмотров: 282
Рейтинг: 4.8
Голосов: 9
Оценка:
Комментировать