X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Я везде с Богом и царем» (часть 2)

«Я везде с Богом и царем» (часть 2)

Любовь к Богу, царю и женщине — основа жизни Сергея Яскевича. Брат называет себя царским солдатом и считает важным в сложные времена, когда духовное под напором навязанных миром стереотипов уходит на второй план, не предать то светлое, что родилось в душе и дорого сердцу. Резкие повороты судьбы, тяжелые потери, монархизм, служение в интернате — путь Сергея к Богу был непростым, и борьба за спасение продолжается…

Монастырь

— Мы ходили в собор Петра и Павла. Как-то Галина дежурила в храме, и очень ей понравился батюшка. Этим замечательным человеком был отец Андрей Малаховский, который со временем стал нашим духовником. Батюшка перешел в монастырь, и мы с Галкой вслед за ним начали ездить в обитель.

Я тогда еще на служебном автобусе работал, с начальником договорился, и мы с братьями и сестрами по благословению отправились с ночевкой в Полоцк. Столько искушений в дороге — с машиной всё в порядке было, а тут раз и заглох автобус. Решили — будем молиться. Что-то я там поковырялся немного, завелись, поехали дальше. 200 километров проехал и как выжатый лимон. В Полоцке причастились, исповедовались — это было сказочно…

123

Еще до знакомства с Галиной я был в монастыре. После смерти первой жены пошел в отпуск, а куда деться? Двоюродный брат — Саша Яскевич, муж Людмилы, которая уже была в сестричестве, предложил: «Поехали в монастырь поработаешь». Недели две я помогал на стройке, с хорошими людьми тогда познакомился.

Поначалу мы с Галиной просто приезжали в монастырь, как прихожане. Иногда нас просили помочь или съездить куда-то. Тамара Ивановна Гвоздович тогда руководила ансамблем «Веселые ребята», в котором были проживающие интерната. Мы с ней дружили.

 

— Наверное, батюшка предложил Галине пойти в сестричество, а я вслед за Галочкой, как ниточка с иголочкой. Попали мы в 13-е отделение, там Людмила Горячко, Татьяна Якубович и мы с Галиной. У нас в интернате хороший коллектив и духовника нам Господь замечательного послал — батюшку Андрея Малаховского.

Моя Галка была человеком творческим. Вместе с Игорем и Еленой Батуро, другими нашими братьями и сестрами они интересные концерты к праздникам готовили, на одном из них Галина рассказывала о Пушкине. Потом по инициативе Дмитрия Лемешонка в монастырском кафе «Мельница» организовали прекрасный творческий вечер, посвященный поэту.

 

Уже когда с Галиной случилась беда, Игорь написал в память о ней стихотворение и сделал фильм, за что я ему очень благодарен…

«Без Бога ты никто»

— Люди, проживающие в интернате, никого не оставляют равнодушными. Они учат нас любить и понимать, во мне стало меньше гордости. Часто у нас как? Кто-то не так посмотрел, что-то не то сказал, а мы же такие хорошие! В интернате ты вдруг понимаешь: «Да кто ты вообще такой?! Ты хуже всех!» Если я раньше мог говорить, что я хуже всех, это были просто слова, а сейчас я это ощущаю. Ничего ты не знаешь, ничего не умеешь, без Бога ты никто в этой жизни…

 

— Я всегда говорю братьям и сестрам: «Нам надо знать, кем был человек, как жил, прежде чем попал в больницу. Когда ты понимаешь, что он был академиком, священником, врачом, хорошим токарем или водителем и что-то случилось в жизни, по-другому смотришь на человека. Господь его почему-то привел в интернат…

«Близких по духу людей посылает Господь»

 

— Близких по духу людей, с которым нас объединяет любовь к монархизму, Господь посылает. С Сергием Сергеевым — человеком, который построил храм в честь Святых Царственных Страстотерпцев в деревне Юзуфово под Борисовом, мы знакомы много лет. Он из России, бывший спортсмен, в 80-м году на Олимпиаде бежал с факелом, потом работал на Урале директором школы. Много сил этот человек вложил, чтобы по благословению своего духовного отца построить в Беларуси храм в честь царственных страстотерпцев.

Как-то к Сергию привезли мироточивую икону царственных мучеников. Собрались мы с Галкой поехать в Юзуфово, я думал, что это где-то в районе Радошковичей. Если бы мы туда направились, время бы потеряли, но тогда поездка не состоялась, теща приболела. Позже Господь прислал человека, который показал дорогу к Сергию. Каждый год в День царственных мучеников и в День иконы Божией Матери «Державная» мы в Юзуфово. Сергий вручил мне медаль «За верность дому Романовых».

 

В День Победы мы ездим в Забродье (район Вилейки). На месте, где когда-то шли ожесточенные бои, нтереснейшие люди Борис и Валентина Титовичи основали музей Первой мировой войны. В праздник мы идем на кладбище, служим заупокойный молебен, потом с флагами и хоругвями около километра возвращаемся к храму. Выходим из леса на поляну — старинная деревня, постройки, такая красота. Там я впервые увидел взвод ребят в царской форме…

«Я — не казак, я — царский солдат»

— Из детства я помню, что у бабушки по папиной линии была фотография, где мой дед с товарищем в форме царской армии. Он служил царю и это вызывает во мне гордость. У меня форма солдата 1914-го года появилась в прошлом году. Взял благословение у батюшки, нашел людей, которые ее могли пошить, купил в Ждановичах у ребят ремень с царской пряжкой, сшил на заказ сапоги.

 

— Поехал я заказывать флаг. Мне его показывают перевернутым вверх ногами. Большевики перевернули — сделали вместо «вера, царь, народ» «народ, царь, вера». У меня флаг правильный: белый цвет — вера, желтый — царь, черный — народ. Получилось идеально — мастера сами удивлялись такой красоте.

 

Я везде с Богом и царем, сейчас по-другому нельзя. Надо правильно расставлять приоритеты. Главное — духовное. Важно не сломаться, прошу защиты у Господа и царственных страстотерпцев.

«Душа вечная…»

— В 2013-м моя Галочка заболела, обнаружили опухоль мозга. Мы боролись больше пяти лет, сделали пять операций. Когда Галина была в операционной или реанимации, я приходил под дверь и молился. Сколько было времени читал акафист, а потом летел на работу. Позже созванивались, а она уже в палате.

Батюшка наш молился, сестры и братья поддерживали. Матушка отца Андрея Малаховского — замечательный человек. Я прихожу ночью с работы, в 2:30 звонок, в трубе голос матушки: «Сережа, я подала записочки, попросила там и там помолиться». Такая забота была — все переживали, помогали. Семья у нас в интернате…

 

— Моя жена ушла два года назад. 17 июля мы были на вечернем богослужении в монастыре, потом уехали на дачу. Съездили еще в Прощу и Барань, окунались в святом источнике, но Галка никак не могла окунуться с головой. Два месяца она еще ходила с моей поддержкой, потом упала на колени и больше не встала, перестала разговаривать.

Во время болезни мы часто причащались. Постоянно приезжал батюшка, всё было спокойно. Слава Богу, Галина уходила без боли, или просто не говорила о ней. Она никогда не жаловалась. Когда заболела, сказала одной из наших сестер: «Я только за Сережу и за маму боюсь, за себя не боюсь…»

 

Галка у меня была филологом — человеком творческим, работала учителем в 105-й школе. Каждый год к нам в гости приезжали ее выпускники. Им уже было по 40 лет, а Галина всегда говорила: «Детки мои приехали!» Когда она почила, детки приезжали на кладбище, и сейчас на могилку к ней ездят.

Мне всегда хотелось достичь таких отношений, чтобы к старости не расходиться, как у людей часто бывает, а наоборот, слиться с одно целое. У нас с Галиной так было. Знаешь, что душа вечная и это дает надежду…

«Семья полная — все в сборе!»

— Сейчас тяжелые времена, неизвестно, что будет дальше. Сегодня мы сидим, разговариваем, травка, солнышко, птички поют — красота, и я такой боец. А завтра всё может измениться.

 

— А монастырь для меня всё. Я прихожу на богослужение, смотрю — батюшки нет, сестер, братьев, никого из своих. Ладно, будем молиться. Потом один брат пришел, сестры, батюшка и уже думаешь: «Семья полная — все в сборе…» И так радостно становится, когда видишь своих, сразу улыбка на лице и светлая мысль: «Всё, я дома!»

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Елены Страшновой и из личного архива Сергея Яскевича

«Я везде с Богом и царем» (часть 1)>>

14.08.2020

Просмотров: 1
Рейтинг: 0
Голосов: 0
Оценка:

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text