X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Я увидела в людях свет» (часть 1)

«Я увидела в людях свет» (часть 1)

10 лет назад сестра милосердия Инна Боровская впервые ступила на порог Дома-интерната для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития. В хрупких беззащитных созданиях, чья жизнь проходит в четырех стенах, Инна увидела источник света, который наполняет каждого, кто решается послужить другим.

«Я не могла согласиться с тем, что все должны мыслить одинаково»

— Детство у меня было идеологическое — мы строили светлое коммунистическое будущее. Но мне всегда было сложно согласиться с тем, что все должны мыслить одинаково. Я не встраивалась в общий ряд и боролась за справедливость. Таких бунтарей не любили, из-за «неудовлетворительного поведения» в комсомол меня не приняли.

Тем не менее патриотические ценности, которые в нас воспитывали школа и семья, были пропитаны евангельским духом. О Боге я не слышала, но по-человечески понимала, что всё, что ты в жизни делаешь, возвращается бумерангом.

Мои мечты в детстве и юности были романтическими: манили путешествия, походы, исследования. Началась перестройка и нам, молодым, незрелым, противоречивым, казалось, что всё должно быть как-то не так.

Несмотря на бунтарский характер, я получила юридическое образование. Но быть юристом в социальной службе одного из микрорайонов города категорически отказалась. У Бога были на меня другие планы...

«Есть Кто-то, от Кого ты зависишь»

— Впервые сестер милосердия со скарбонками я увидела в переходе метро. Они были такие светлые, что рождалась уверенность: сестры делают что-то очень хорошее. У меня появилась мысль: «Может, и мне попробовать делать что-то хорошее?» Но тогда на уровне мысли всё и осталось.

Я была уже замужем, в храм не ходила, у нас подрастала дочь. Крестили ее потому, что кто-то сказал: «Надо». Сама я приняла таинство Крещения, когда подруга пригласила стать крестной ее дочери. После Крещения появились первые странные «звоночки».

— В какой-то момент, совсем отчаявшись, я сказала: «Господи, ничего не могу! Только Ты можешь это изменить!» — и вдруг пришла помощь. Но понимание присутствия Кого-то в твоей жизни непродолжительное, ты быстро об этом забываешь, и жизнь течет в прежнем русле.

«Грех не позволял увидеть сердце ближнего»

— Спустя много лет в моей жизни происходит что-то, что делит ее на «до» и «после». Ты вроде жил, как все, и замечательно, и вдруг тебя оглушает звенящая пустота. Сказать, что я пребывала в отчаянии, — ничего не сказать: сердце, мозг, тело были опустошены…

В тот момент знакомая предложила мне исповедоваться, и следующим утром я уже была в монастыре. Казалось, та исповедь была неосознанная, но на самом деле она была самая вдумчивая в моей жизни. Неожиданно пришло понимание, что рядом с собой я никого не видела: думала, что всех люблю, а оказалось, это не так. Грех не позволял увидеть сердце ближнего. Ты как будто стоял на ногах, а на самом деле твой мир столько лет был перевернут…

Исповедь и Причастие стали глотком свежего воздуха, произошло перерождение. Господь опустошил меня и дал понимание, что эту пустоту надо потихоньку заполнять, но только не тем, что было до этого.

— В Евангелии написано: Да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5: 45). С чего я вдруг решила, что для меня солнце должно светить, а для кого-то нет?

Господь через монастырь дал осознание, что нет плохих и хороших людей, мы все хорошие, но иногда делаем плохо. Все имеют право на ошибку и у каждого есть шанс исправиться. Каждый день как чистый лист — пиши новую книгу…

«Не надо много ума, чтобы чувствовать то, чего не видно глазами»

— Обстоятельства не позволяли мне часто ездить в монастырь, но я регулярно исповедовалась и причащалась. Спустя год ситуация изменилась. Как-то я приехала в обитель и попала на исповедь к отцу Сергию Храпицкому. Батюшка спросил: «Будешь ходить в детский интернат?» У меня был небольшой опыт помощи в детском хосписе, и я согласилась. Это произошло 10 лет назад, накануне Нового года.

Детский хоспис в Боровлянах располагался в коттедже. На каждого ребенка медсестра и много волонтеров. В интернате я увидела другую картину: на отделение 1–2 няни и сестры милосердия. Я оставила хоспис и стала ходить в интернат, понимая, что здесь помощь нужнее.

В то время во мне проснулось желание помогать больным детям, но сердечной любви к ним не было. Просто ходила и что-то делала, дети сами открыли во мне милосердие. Окунувшись в новый мир, я поняла — не надо много ума, чтобы любить и чувствовать то, чего не видно глазами.

— Мы ходили в отделение «лежачков»: дети там прикованы к постели и практически не растут. Но они очень чувствительные: ты еще только поднимаешься по лестнице, а они шаги уже слышат и искренне радуются.

Для детей посещение сестер милосердия — глоток живой воды. В закрытом учреждении каждый день одинаковый, помимо внешних проявлений диагнозов дети страдают от одиночества. Персонал хороший, но каждому невозможно уделить достаточно внимания. Приход братьев и сестер становится большим утешением.

Дети из интерната тянутся к Богу и преображаются в храме, забывают даже о физической боли. Перед Божественной литургией надо рано проснуться, умыться, одеться, а они всё равно просятся в храм. Дети не разговаривают, но всё понимают. Им тяжело достучаться до нас словами, а сердцем получается. Господь таким детям многое открывает.

«Я могла умереть, так и не "родившись"»

— Сколько человеку ни говори о Боге, он не поймет, если нет личного богообщения. Так и с детьми из интерната. Мне кажется, сколько бы я о них ни говорила, это невозможно описать. Они всё понимают, всё могут, это происходит не на уровне мыслей и знаний, а на уровне сердца и света, который от них исходит. Этого света нет в тебе, но ты его знаешь и черпаешь рядом с детьми. Живешь этим и радуешься.

— Придя в интернат, я пыталась зацементировать свою боль. Дети разрушили этот защитный слой. Мне тогда многие говорили: «Ты идешь к Богу, но что Он может изменить?» А я благодарю Господа за всё в моей жизни, даже за скорби, потому что по-другому меня невозможно было разбудить. Надо было сильно тряхнуть, чтобы я проснулась от греховной спячки. Господь возродил меня через тяжелые обстоятельства, а ведь я могла умереть, так и не «родившись»…

Продолжение следует…

Беседовала Дарья Гончарова

08.12.2020

Просмотров: 592
Рейтинг: 5
Голосов: 11
Оценка:
Комментировать