X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Я пытаюсь остаться человеком…» (часть 2)

Белорусскую столицу посетил режиссер-мультипликатор, автор легендарных мультфильмов «Ежик в тумане», «Сказка сказок» и многих других Юрий Норштейн. Творчество знаменитого режиссера наполнено христианским смыслом, его светлые образы рождают в душах зрителей чувства милосердия и сострадания. А сам Юрий Борисович — натура творческая, неравнодушная, он не стесняется остро высказываться на злободневные темы. Мы побеседовали с Юрием Норштейном о честности в искусстве, христианских ценностях, проблемах современного общества, воспитании детей и вере в Бога.

«Хотите воспитывать детей — показывайте им советскую мультипликацию»

— Юрий Борисович, советские фильмы были со смыслом: учили сочувствию, милосердию, поднимали проблемы, развивали образное мышление. Сегодня на место простоты, которая присуща подлинному искусству, пришел примитивизм. Кого воспитает такой продукт? Что с этим делать?

— Я не знаю. Мой итальянский друг-критик рассказывал, что Папа Римский Иоанн Павел II говорил: «Хотите воспитывать детей — показывайте им советскую мультипликацию». Откуда в стране, которую Иоанн Павел II называл «исчадьем ада», гуманистическое искусство? Антисоветский человек, но вот вам итог…

— На Западе показывают наши мультфильмы, а мы транслируем то, что производится там, и это, на мой взгляд, калечит наших детей…

— Это такая для меня боль!.. У власти в искусстве стоят невежественные люди. Старая мультипликация до сих пор дает большой доход, и чем эти люди занялись? Отъемом авторских прав! Им не нужна гуманистическая мультипликация, им нужна студия, чтобы пользоваться тем, что до них сделали другие. Придумывают каких-то монсиков, соединяют их с персонажами «Союзмультфильма» — этими дивными героями, нарисованными прекрасными художниками. Они, мол, товарищами будут. И куда дальше?..

У нас само понятие смысла жизни уже до такой степени искажено, что мы даже не можем зайти в хвост тому зыбкому началу, которое обозначило смысловые законы жизни. И вдруг выясняется, что жизнь — нелегкая штука и достаточно драматичное явление, но видеть это не хотят. И дальше следующая фаза — они не хотят, чтобы искусство об этом говорило. Им нужно, чтобы их услаждали. Сегодня самое часто употребляемое слово — «комфорт»: «Тебе комфортно, старик?» Мне не комфортно, если мне показывают фальшивки! Я понимаю, куда меня вгоняют, куда вгоняют моих детей и внуков.

У нас с Франческой восемь внуков, я смотрю на них и думаю: «Как они будут жить?» Либо надо брататься с этой мафией, и тогда они перестанут быть людьми, либо жить отдельно, а это будет невероятно трудно. Я думаю, Федор Михайлович многое переписал бы в своем романе. «Тварь ли я дрожащая или право имею?» — сегодня вопрос «право имеешь?» уже звучит с такой силой!..

 «Произошел сдвиг в понимании и ощущении самой жизни, и в этом смысле теряется суть. Зачем тогда искусство? Для прикрытия подлости? Карманы оттопыриваются, а они продолжают говорить о гуманизме. Такие фарисейские времена…»

«Сегодня пошлость стала привычкой»

— Любой здравомыслящий человек понимает, что продукт, в котором вместо христианских ценностей проповедуется агрессия, жажда наживы и цинизм, рубит под корень основу. Почему творческие люди молчат, глядя на то, во что превращают молодое поколение?

— Боюсь, что сегодня пошлость стала привычкой. По-моему, человек уже не различает, где заканчивается пошлость и начинается подлинное, он просто не знает подлинное. Как-то Сергей Довлатов пожаловался Виктору Шкловскому, что книги пишутся, но не читаются, на что Шкловский сказал: «Понимаете, трудно объяснить человеку вкус дыни, если он всю жизнь жевал сапожный шнурок». Вот и ответ…

«От "быстрой еды" становится тучная голова. Внешне вроде бы есть подобие человеческого существа, а внутреннее духовное состояние больное, и излечивается это тяжелое заболевание очень медленно…»

— Юрий Борисович, как Вы относитесь к компьютерной мультипликации?

— Я ее не отрицаю. Она существует и существует, но из нее пытаются сделать центральный нерв в творчестве, а это, конечно, не так. Компьютер сам по себе — хорошая машина, но за ней должен сидеть творческий человек. Я всегда говорю: «Если вы, как творческий человек, не возвыситесь над компьютером, он вас съест». Это и происходит. Мыслей почти нет, а компьютерное обеспечение неизвестно какое.

На самом деле это и есть формализм в искусстве. Не то, что ты абстрактную вещь сделал, а вот это формализм, потому что мысль не соответствует наполнению — наполнение огромное, а не о чем говорить. Как орех — разгрыз, а там вместо ядра плесень. Вот что такое компьютер в неумелых руках. А чаще всего он в неумелых руках. Хотя есть отдельные личности, которые прекрасно обращаются с компьютером и делают замечательные изображения, но это единицы.

«Искусство для детей должно быть справедливым»

— Посоветуйте мультфильмы, которые сегодня можно показывать детям.

— Я не законодатель, я не имею право сказать: «Вот это смотрите, а это не смотрите!» Мне кажется, что смотреть надо все, только уметь отбирать. Можно и в безобразном увидеть какой-то момент, который вдруг тебя заденет — где человек был искренним, не осознавая того.

Нужно показывать детям благородное изображение, читать благородные книги. Дети очень любят сказки, где зло побеждено!

«Искусство для детей должно быть справедливым, иначе в детях поселится неприятие жизни, поселится идея, что мир устроен так, что ребенку там делать нечего, что там есть зло, и это зло его поглотит!»

— Потом начинается движение мысли, и это движение связано с тем, чем ребенок себя наполняет, как он смотрит на природу, что воспитано в нем искусством, может ли он отличить фальшь от правды. Этот процесс дальше идет очень медленно. Если в 20 лет человек будет продолжать читать сказки (сказки сами по себе хороши, я их до сих пор читаю), то ему в жизни будет очень трудно. Он не сможет существовать в этом тяжелом предприятии под названием жизнь, потому что у него не будет способности отделить одно от другого.

Воспитание — очень трудное дело. Когда родители лезут в душу ребенка со своими законами и говорят «сделай так, а не этак», это мало помогает. Я человек рукастый, столярничаю, у нас в доме стоял верстак. Боря, мой сын, работал за этим верстаком, в результате сегодня он может делать всё.

«Ребенок должен почувствовать себя творцом, а для этого нужно уметь сделать вещь — будь это рисунок или что-то другое. Моим внукам сын сделал маленькую кузню, им было по 7‒8 лет, и они там работали, в рукавицах клещами брали металл, разогревали его, расплющивали».

— Они сделали моей Франческе подарок — подсвечник. Он был трехногий, очень неуклюжий, но для нас с женой это драгоценнейшая вещь. И для них это было событие — они сами сделали и подарили.

Мне кажется, воспитывая детей, надо давать им возможность что-то сделать, тогда они будут с уважением относиться и к себе, и к родителям. Только родители не должны говорить: «Рисуй так, а не так». Часто родители начинают поправлять детские рисунки — это заведомо угробить творческого человека. Воспитание — это такая сложная штука! Она не решается однолинейно. Надо читать хорошие книги, как у Высоцкого: «Значит, нужные книги ты в детстве читал!»

Соединение живых точек

— Юрий Борисович, Ваш сын — иконописец. Как Вы думаете, почему он пришел к Богу?

— Это произошло в 90-е годы. Думаю, что он стал оглядывать страну, мир и пытаться понять, что происходит в жизни. Когда сын пришел из армии, ему был 21 год. Я думаю, что он начал задавать себе вопросы. В это время он занимался живописью, причем делал хорошие вещи. В искусстве ответов, наверное, не нашел.

У сына была хорошая живопись. Мы ему с Франческой говорили: «Боря, будешь продолжать — мы тебя обеспечим материально, но только ты должен работать». Он действительно много работал. Потом неожиданно уехал в Звенигород, что-то помогал, они там жили какой-то артелью. Это произошло под воздействием друзей, которые были верующие. Для нас с женой это было совершенно нормально и естественно, никто ему по этому поводу ничего не говорил. Я в этом смысле никаким наставником не был, это было бы неприлично с моей стороны.

Потом, у нас в доме было огромное количество книг, в том числе и по иконописи. Одна из книг — «Дионисий», еще старое издание, сейчас вышло новое потрясающее издание. Дети могли смотреть эти книги, только бережно с ними обращаться. И мне кажется, что это постепенное соединение каких-то живых точек сошлось в такое обстоятельство, что сын стал верующим человеком.

Более того, он уехал в Курчатов, где нужно было расписывать церковь. Туда уехало несколько человек, а в результате сын остался один и расписал храм почти в одиночку, ему помогала только девочка из иконописного училища. Это для него было событием. Там же он женился и венчался, там один за другим пошли дети. Но, конечно, без нашей помощи они бы там не выжили, потому что искусство иконописи не прокормит.

 — У Вас восемь внуков. Кто-нибудь из них пошел по Вашим стопам, занимается мультипликацией?

— Не дай Бог! Мне уже достаточно того, что двое старших закончили художественное училище. Младший поступил в Строгановку, Семен занимается на тромбоне и играет в оркестре, Варька поступила в Абрамовское училище, Мишка — технарь, младшая внучка играет на скрипке, она в 11 лет уже что-то там сочиняет. У дочери двое детей — старшая микробиолог, младший занимается музыкой.

«Ты должен отвечать за себя»

— Над чем Вы сейчас работаете?

— Работаю над собой. Я пытаюсь остаться человеком в этом вареве. К сожалению, это очень дорого стоит…

— Как Вы считаете, вера в Бога может стать надежной опорой для современного человека?

— Безусловно. Только за эту веру ты должен отвечать. Если ты веруешь во Христа, ты должен отвечать за себя, за свою дорогу — отвечать все время, а иначе это декоративно. И надо понимать, что дорога эта очень опасна и сопряжена с такими деяниями, когда ты не будешь выглядеть крутым, ты будешь незащищенным. И вот в этот момент твоя вера должна тебя защищать. Это как в работе — ты должен быть убежден, хотя сомнений, которые приходят к тебе по ночам, не сосчитать. Когда ты делаешь кино, ты все время находишься в состоянии сомнений, но если встал на эту тропу, всё — ты должен идти…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Евгения Прокофьева

14.02.2020

«Я пытаюсь остаться человеком…» (часть 1)>>

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text