X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Я просто иду жалеть людей…» (часть 1)

Господь дарует людям таланты по мере их сил, веры и сердечной чистоты. Никакой дар Божий бесследно не исчезает, но порой его глубина и красота раскрываются в необычных условиях. Сестра милосердия Татьяна Анисенко несет послушание в 26-м мужском психиатрическом отделении Республиканского научно-практического центра психического здоровья в Новинках. 13 лет Татьяна помогает людям с непростой судьбой искренним участием, добрым словом и сердечной молитвой…

«Бабушка, Бога нет! Зачем ты молишься?»

— У меня хорошие родители и я их очень люблю. В прошлом они были коммунистами: мама — деканом Университета марксизма-ленинизма, папа — военнослужащим. Дедушка занимал высокую должность в обкоме партии. Никто у нас в семье, кроме бабушки Лиды, не молился. Помню, когда мне было 7 лет, мы гостили в деревне.

— В Минске, в доме, где мы жили с родителями, у нас была очень хорошая соседка — бабушка Мария. Я уверена, она за всех молилась. Бабушка Мария была очень красивая и всегда улыбалась, ее доброе лицо как будто светилось. Все 80-е и 90-е годы она ходила в храм святого Александра Невского. Мне всегда хотелось зайти туда и посмотреть, что же там внутри.

Сама я долгое время была некрещеная, но, глядя на нашу удивительную соседку, на ее красоту, говорила маме: «Мама, когда я вырасту, то обязательно покрещусь!» Крестилась я в 25 лет, вместе со своей старшей дочерью. Тогда мне повесили на шею крестик, и на этом всё закончилось. В храм я пришла позже, лет в 35…

123

«Есть хороший мальчик, познакомьтесь»

— С мужем нас познакомили родители, сказали: «Есть хороший мальчик, познакомьтесь». У каждого из нас была своя жизнь. Будущий муж позвонил мне и говорит: «Давай встретимся». И мы встретились, не думая, что что-то может получиться. Первым делом он у меня спросил: «Ты паспорт с собой взяла?» — пошутил по поводу того, что родители знакомят. Я говорю: «Конечно, взяла!» Мы пошли гулять в парк Горького, понравились друг другу, по-доброму шутили и вот дошутились до семьи.

Родственники мужа — католики. Бабушка ходила в костел, всегда молилась, была очень хорошим, добрым человеком. Мама раньше посещала костел, теперь ходит с нами в монастырь. Мои родители тоже приходили в нашу обитель, исповедовались, причащались, но всё это произошло гораздо позже. После свадьбы мы с мужем были далеки от мыслей о храме, прошло много лет, прежде чем мы и наши близкие оказались в Церкви.

«Господь закладывал в наши сердца зерно»

— Господь посылал нам людей, которые постоянно говорили о Церкви. Моя сестра Юля — прихожанка нашего монастыря, давно в сестричестве, всё время рассказывала о Боге, убеждала, что надо ходить в храм, но я ее не особо слушала.

Как-то с семьей мы уезжали отдыхать в Турцию, и Юля дала нам книгу преподобного Паисия Святогорца «Духовное пробуждение». Сестра попала в точку! Мы с мужем читали и упивались — эта жизненная книга тронула наши сердца. В Турции мы поехали на экскурсию в Миры Ликийские, побыли у гробницы Николая Чудотворца. Потихонечку, какими-то капельками, Господь закладывал в наши сердца зерно, которое потом дало всходы…

Юля продолжала звать в храм, приглашала послушать батюшку Андрея Лемешонка (он тогда еще проводил беседы в соборе Петра и Павла). Помню, она настолько меня измучила, что я, наконец, согласилась пойти — просто чтобы ее не расстраивать.

— После беседы все подходили к батюшке брать благословение и целовали руку. Я думаю: «Ай, руку еще целовать!» Но пошла со всеми, поцеловала. И Господь дал такую благодать, что домой я летела как на крыльях, была такая счастливая! Но и это меня никуда не привело…

«Господи, приведи меня к Себе…»

— А потом я серьезно заболела. Появилась проблема с сердцем, постоянные боли. Мне становилось плохо, муж вызывал скорую помощь, и так раз за разом. Как-то муж сказал: «Ты, наверное, просто устала, давай поедем в Черногорию». И мы семьей поехали на отдых.

В то время в Черногории почему-то было очень холодно, шел дождь — не пойдешь ни на пляж, ни на прогулку. Нам предложили экскурсию в Острожский монастырь, где упокоился святитель Василий Острожский и где находятся его святые мощи. Я сказала мужу: «Как мы поедем? Мне так плохо!» Он ответил: «Поедем, в горах ты подышишь воздухом».

Приехали в монастырь. Я смотрю, а дети из храма выходят спиной и целуют косяки дверей — настолько они к этому благоговейно относятся… Мы подошли к большой комнате, где стоит рака с мощами святителя Василия Острожского. Перед входом сидит женщина с тяжелобольным ребенком на руках. Я говорю мужу: «Вот сидит женщина, что она ожидает? Что святой ребенка исцелит? Как такое может быть?» А муж отвечает: «Почему исцелит? Может, пошлет богатого человека, который даст денег на лечение».

И вот мы подходим к мощам святого Василия Острожского. Все люди идут прикладываться, и я иду. Смотрю, там крест лежит, все его целуют, я тоже поцеловала.

— Муж купил воду и маслице, освященное у мощей святого Василия Острожского, и мы поехали в отель. Едем в автобусе, я держу руку на сердце, и мне так плохо, что я говорю: «Сейчас приеду в гостиницу и умру». В номере я выпила всю воду, помазалась маслом — естественно, никакого понимания, как это делается, не было. Но самое интересное, что с того момента, как утром следующего дня мы проснулись, у меня проблем с сердцем не было…

«Мы пришли к Богу втроем — я, муж и дочь»

— Мы вернулись в Минск и решили с мужем венчаться. Сестра говорила: «Только в монастыре!» И мы пришли в монастырь…

Помню, идет служба, все стоят на коленях, а я не становлюсь, стою с гордо поднятой головой. Началась исповедь у батюшки Сергия Храпицкого, подходит моя очередь, я перепугалась. Исповедь была первая, батюшка помогал, вопросы задавал, было много слез, и в душе что-то менялось. Батюшка Сергий нас и исповедовал, и повенчал, с его помощью мы начали воцерковляться.

В конце августа начался пост. Мы с мужем приходим в храм, а батюшка Сергий спрашивает: «Ну что, поститесь?» А мы тогда еще и не постились, и не понимали, зачем это нужно. Стало стыдно, в смущении говорим: «Пока нет…» Батюшка объяснил, для чего нужен пост, и мы потихоньку начали поститься.

Мы пришли к Богу втроем — я, муж и дочь. Сначала Господь носил нашу семью на ручках, было легко и поститься, и в храм ходить. Он так нежно, так тихонечко приводил нас к вере, и наша жизнь изменилась. Надюше тогда было 13 лет. Кажется, сложный переходный возраст, но ей нравилось в храме. Сейчас она уже замужем, муж хороший, верующий, венчались в нашем монастыре. Спасибо Господу Богу!

«Пусть уже покрестится!»

— Родители отреагировали на наш приход к Богу негативно: «Постятся, ничего не едят, мясом не накормишь!» Но мама старалась: хоть ей всё это и не нравилось, в пост она для нас готовила что-то постное.

Я начала регулярно ходить к отцу Андрею на беседы. Батюшке подавали записочки, и он всегда молился за людей. Маме тогда исполнилось 62 года, она по-прежнему была некрещеная. В записочке с именами близких я всегда писала: «За Нонну (некрещеная, чтобы покрестилась)», — не знала, как правильно. Батюшка Андрей всё время читал и вот, помню, как-то опять дошел до имени мамы и сказал: «Пусть уже покрестится!»

Прошел месяц или два. Мы приходим домой, а старшая дочь, счастливая, плачет: «Мама, бабушка покрестилась!» Я говорю: «Как такое может быть?» «Они с дедушкой пошли в храм святого Александра Невского и покрестились!» Мама раньше не хотела слышать о Крещении, говорила: «Зачем мне это надо?» — а потом просто пошла и покрестилась. Не знаю, что произошло, наверное, батюшкину молитву услышал Господь. У нас такая радость в семье была — просто бесконечная…

«Благословляет вас Господь на чадородие»

— Венчая нас, батюшка Сергий сказал: «Благословляет вас Господь на чадородие». Я улыбнулась, думала, батюшка пошутил. И вот в 37 лет я родила вторую дочку. Не уверена, что она была бы, если бы мы не пришли в храм. Как-то мы жили для себя, было другое понимание жизни.

— Наверное, если бы там было другое имя, я все равно назвала бы дочь Лизой. Когда я узнала, что у нас будет ребенок, то почему-то сразу решила, что это будет девочка и обязательно Елизавета, но никому об этом не говорила.

Островок спасения

— Елизавете уже 11 лет. Она ходила в садик при монастыре, сейчас учится в нашей замечательной монастырской школе. Лиза поет в хоре у матушки Марии Бахваловой. Матушка не просто обучает детей пению, она учит их понимать и чувствовать музыку. Дети поют на Божественной литургии, участвуют в концертах, в прошлом году выступали на православном фестивале в Сербии. 

В нашей монастырской школе прекрасные учителя — добрые, хорошие люди. Я счастлива, что ребенок растет в таких условиях. Моя старшая дочь училась в Серебрянке, в первой гимназии, там мне тоже все нравилось, но школа при обители — это другое.

Конечно, дети увидят какую-то грязь, услышат нехорошие слова, но при монастыре они могут окрепнуть. Очень хочется, чтобы школа была до 11 класса, чтобы у наших детей было время повзрослеть в атмосфере любви и милосердия…

Беседовала Дарья Гончарова

Фотографии Ивана Гомзы и из личного архива семьи Анисенко

Продолжение следует…

25.02.2020

Мария

Благодарю Вас, доргая Сестра Татьяна, за Встречу, Знакомство с Вами! Ещё - за Ваш удивительный, полный Божественной Любви и Света Рассказ! Жду продожения... с Любовью!

Анастасия

Такая удивительно теплая и вдохновляющая жизненная история Татьяны! Сердце радуется что есть такие люди на земле! Дай Бог здоровья, мира и всего самого благостного вам и Вашим семьям, Татьяна, а так же Дарья и Иван!

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text