X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

«Я была уверена, что Православие — это мое!»

Нино Циклаури родилась в Узбекистане. Красивые имя и фамилия у нее от отца-грузина, а в маме течет и узбекская, и русская кровь. Нино рассказывает, что ее прадедушка по маминой линии был священником.

— Моя мама — человек советского воспитания, но когда я родилась, она была уже верующей. Это благодаря папе, он привел к Богу всю семью. Мы с детства с Богом, даже не представляю свою жизнь без веры...

Родилась я в 1991 году. Мое детство пришлось на тяжелый для страны период — думаю, как и для многих государств в то время. Помню, в городе часто отключали электричество, и тогда под светом керосиновой лампы наша мама сажала вокруг себя нас, как цыплят, и читала истории из Ветхого или Нового Завета.

— В семье не обсуждались планы уехать из страны?

— Такого вопроса даже, наверное, не стояло! Наша семья интернациональная. Моя мама знает грузинский язык, папа — узбекский, а дома мы общались на русском. Не уехали мы и потому, что во всех странах тогда было неспокойно, родители побоялись, что нас там будут обижать. А в Узбекистане первый президент страны Ислам Каримов жестко пресекал национализм. Он очень хорошо относился к Православию. Родители ценили то, что нас не притесняют.

Кафедру в Ташкенте в то время возглавлял митрополит Владимир (Иким). Можно сказать, что наш митрополит и наш президент независимость Узбекистана строили вместе, шли рядом. У нас очень хорошие братские отношения между мусульманами и православными христианами. Распрей нет. Многие считают, что православным тяжело жить в Узбекистане. Я согласна с тем, что сложно проповедовать нашу веру, потому что мусульмане — очень верующие люди, их вера прививается с молоком матери, но православным верить во Христа не запрещается.

Нино, расскажите подробнее о Вашем пути к Богу.

— Мы жили в маленьком городе Ахангаран, посещали небольшую домовую церковь в честь святого апостола Фомы. С 9 лет я пела на клиросе, была постоянно при храме. Но Крещение приняла в 16 лет. Я с детства была со Христом, просто некрещеная. Свою религию выбрала благодаря тому зерну, которое вложили в меня родители. Я была уверена, что Православие — это мое!

После окончания школы, где, кстати, в старших классах преподавали историю религии, я поступила в духовную семинарию в Ташкенте. Как раз открылось новое отделение — катехизаторское, и обучение там получали девушки. Нам дали столько прекрасных знаний для того, чтобы человека можно было воцерковить, рассказать о религии, о церкви!

А затем я стала помогать в Свято-Троицком Георгиевском монастыре. Он находится в 40 километрах от Ташкента в городе Чирчик. Это единственный мужской монастырь во всей Средней Азии. В нем 14 насельников. Сначала я регентовала на клиросе, была руководителем воскресной школы и молодежного отдела, а потом, когда мы узнали о православных выставках, стала принимать участие в них как представитель монастыря.

Мне интересно мое дело, я горжусь тем, что представляю монастырь. Особенно приятно, когда люди, узнав о монастыре на выставке, после приезжают к нам паломниками. Хотя первые полгода было очень тяжело, выдержала я только с Божией помощью. Многие говорили: «Какое Православие в Узбекистане? Что вы нас обманываете!» Я общалась, давала литературу. Рассказывала, что Ташкентской и Узбекской епархии уже 148 лет. Многие знают святого Луку (Войно-Ясенецкого), а он с 1923 по 1927 годы был епископом Ташкентским и работал в госпитале. Его кабинет сохранился, даже иконы в нем остались — владыка-врач всегда молился перед операциями. У нас в Ташкенте похоронена супруга святого Анна Ланская.

Кстати, реставрационные работы, которые шли в нашем монастыре, были завершены как раз в день памяти святого Луки! Храму святого Георгия Победоносца, вокруг которого была образована обитель, уже 120 лет. Его восстановили в первозданном виде. Восстановили и разрушенную в советские годы колокольню. А еще построили большой трехэтажный братский корпус. Сделали это за девять месяцев благодаря поддержке Президента и государства! Осталось провести только работы по росписи внутри самого храма.

Божественная литургия в обители совершается шесть дней в неделю, а по воскресеньям и большим праздникам их две — ранняя и поздняя. На двунадесятые праздники в храме можно увидеть до 200 молящихся! Люди приезжают из ближайших городов и из Ташкента. Раньше было очень мало прихожан, человек 30 на воскресных службах, а на будничных совсем мало.

Игумен Григорий (Палехов), первый наместник монастыря, был тихим молитвенником. Более известным монастырь стал за последние годы при игумене Нектарии (Блинове). О нашей обители вышел фильм, выпускаются брошюры, книги. Отец Нектарий — настоящий миссионер и хозяйственник. У нас в обители делают чаи и масла, для этого монахи сами ходят в горы и собирают травы. Также в монастыре есть иконная и свечная мастерские.

А еще мне нравится, что у нас большое внимание уделяют работе с детьми и молодежью. Я могу сказать, что дети очень тянутся к Церкви! Во многом это заслуга настоятеля, потому что он всегда ставит детишек выше остальных прихожан. С бабушками в храме бывает сложно. Дети могут переговариваться во время богослужения, потому что им сложно выстоять несколько часов, а бабушкам это, конечно же, не нравится. Но надо понимать, что дети — это наше будущее!

Поэтому детишек у нас очень любят, всегда ждут. В воскресной школе я с детьми ставила рождественские и пасхальные представления, с этих праздников никто не уходит без подарков.

Но заботятся в монастыре о каждом. После службы для всех прихожан организовывают трапезу. В стране большую часть года тепло, поэтому столы стоят прямо на улице во дворе. Кормят ежедневно и бездомных людей. Продуктами, вещами помогают малоимущим семьям. Знаете, когда отца Нектария благодарят, он отвечает: «Это не я даю, это Господь дает!», и это ценно для меня!

Настоятелем обители является сам митрополит Ташкентский и Узбекистанский Викентий. Владыка — молитвенник! Сейчас Великим постом покаянный канон преподобного Андрея Критского он читал в разных приходах Ташкентского благочиния. А когда Пасха, то митрополит может отслужить за день три пасхальные службы в разных городах.

— В представлении многих Узбекистан — небогатая страна со строгими устоями, где не соблюдаются права женщин, верующих. Это правда?

— У нас светское государство, светское общество, но традиции, устои, конечно, сильны. Могу сказать из своих наблюдений, что молодежь воспитанная и ценит моральные качества. Воспитывают нас в определенных традициях и ценностях.

Например, не заметишь на улице откровенно одетых молодых людей, хотя Узбекистан — южная страна, жара достигает 45 градусов.

У нас трудолюбивый народ. Весной в Узбекистане вы не увидите ни клочка земли, который будет неухоженным.

От голода мы не умираем. Я даже не знаю, откуда пошло такое представление о нашей стране. Бывают, конечно, трудности, если семья многодетная, но, думаю, такое возможно в любой стране. Наше государство помогает таким семьям, да и родственники не бросают в трудную минуту. У нас очень развита семейственность. Во время Великой Отечественной войны наши люди принимали детей со всего СССР, и не просто принимали, а забирали в семьи.

Узбекское общество не радикально. Так говорить даже грубо, я считаю. У нас, вопреки стереотипам, прекрасное отношение к женщинам. Государство, повторюсь, у нас светское, где и женщина, и мужчина равноправные граждане.

В церковь православным ходить не запрещают, в ислам насильно не обращают. Есть узбеки крещеные, бывает, что и они крестят своих детей. Не стоит ассоциировать национальность с верой. Разве узбек не может быть православным, а русский — мусульманином?

В стране с населением в почти 34 миллиона человек всего несколько десятков храмов, а нас, православных, только 4%. Мы стараемся держаться друг за друга, более активно работать, просвещать людей. Ценим свою веру больше. Так всегда — к тому, что получаешь даром, относишься пренебрежительно, а что достигается с трудом, ценится больше.

Беседовал Вадим Янчук

24.03.2020

modxtalks.write_comment

modxtalks.quote
modxtalks.quote_text