X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

«Вся полнота любви — в Боге»

В надежде на лучшую жизнь

— Мой папа, Петр, родом из Перми. В детстве из-за холодного климата он много болел, поэтому его родители решили переехать в Винницу — это Западная Украина. Моя мама, Ирина, родилась в Бердичеве (Житомирской области), но позже тоже переехала в Винницу. В детстве они с папой жили буквально в нескольких кварталах друг от друга, но друг друга не знали. А познакомились уже в молодости в клубе кино. В следующем году будет 30 лет, как мама с папой встретились…

Мама провела большую часть детства у своей бабушки Ядвиги в Калиновке — это небольшой городок в Винницкой области. Моя прабабушка была католичкой польского происхождения. Она была простой и скромной, пережила войну. Хорошо помню, как, когда мы один раз были у нее в гостях, она стояла у окошка и молилась. Думаю, она всегда молилась за мою маму и за всех нас.

В 1998 году в надежде на лучшую жизнь мама с папой переехали в Германию. Было очень тяжело. Мама с папой строили свою жизнь практически с нуля. Они знали только пару слов на немецком языке и первое, что купили — телевизор, чтобы слушать немецкую речь.

Иммигрантам очень трудно занять достойное место в германском обществе, к ним часто относятся с предубеждением. Родителям неоткуда было ждать помощи и приходилось добиваться всего своими силами, пробиваться «с кулаками». Но это сплачивало маму с папой, и они преодолевали все трудности вместе. Через год после переезда, в 1999 году, родилась я. Мы тогда жили под Бременом. Позже папа, инженер-технолог по специальности, нашел работу в Гамбурге, и мы переехали туда. После долгих поисков ему удалось устроиться на очень ответственную работу в Гамбургском порту (там, кстати, он работает до сих пор). В 2003 году родились мои братья-двойняшки — Илья и Ной.

Дома мы всегда разговаривали на русском языке, смотрели советские мультфильмы и кино. Мне это дало хорошую нравственную основу. По субботам мама с папой водили нас в русскую школу «Азбука». Там я училась петь, рисовать, танцевать, ходила на уроки русского языка и математики. Еще родители уделяли много внимания развитию моих музыкальных способностей, потому что сами очень любили музыку. Они нашли учительницу по скрипке, и мы переехали жить поближе к ней. Вообще, мы очень часто переезжали, такое чувство, как будто мы там жили как странники.

Я никогда не забуду свою учительницу по скрипке. Татьяна Кузьминична с мужем Валерием Леонидовичем 40 лет назад эмигрировали из Москвы в Германию. В детстве я провела в их доме очень много времени, и они для меня как родные. Татьяна Кузьминична рассказывала мне, что в каждом человеке есть хорошее и плохое, «ангелочек и чертик». Думаю, что это впечатлило мою душу и укоренилось где-то в подсознании. Я помнила, что у них в гостиной висели какие-то картины. А год назад навестила их и поняла, что эти «картины» — древние иконы.

В том городке, где мы жили, была евангелическо-лютеранская церковь примерно XVII века. Туда приводили детей перед началом учебного года, на Рождество. Очень хорошо помню, как мы с папой сидели в церкви, я подняла голову и увидела в куполе Всевидящее Око. Тогда я подумала, что Там что-то есть.

Мама с папой не были крещеными. Не помню, чтобы в семье мы разговаривали о вере. Но в детстве иногда по вечерам я опускалась на колени, складывала ручки и молилась. Может, я видела это в фильмах… Но что значит «молилась»? Я просила у Бога, чтобы у меня всё было хорошо, чтобы всё получалось…

Потом на долгое время я забыла о Боге.

«Я искала высшую любовь»

Примерно с третьего класса я начала искать любовь. Между мальчиком и девочкой. У меня было достаточно серьезное представление о семье: если люди сошлись, то должны прожить вместе всю жизнь. Каждый раз, когда я влюблялась, в своем детском воображении рисовала картины будущей семейной жизни. Я очень много мечтала. Я искала высшую любовь, но всё никак не могла ее найти.

Наступил подростковый возраст. В классе меня особо никто не любил. Мне всегда казалось, что я была странной, нелепой, и у меня не получалось вписаться в компанию. В итоге я оставалась сама по себе. Думаю, что так Господь уберег меня от ложных идеалов современного мира, которые отвлекают от поиска истины.

В моей гимназии изучался русский язык для иностранцев, и в десятом классе мы по школьному обмену поехали на неделю в Санкт-Петербург. Мне было очень приятно слышать повсюду родную речь. От этого я впервые испытала чувство дома, в Германии такого никогда не было. Питер очаровательный город, в нем много скорбной красоты от пережитков прошлого. Темой нашей поездки была Великая Отечественная Война. Мы ездили на Пискаревское кладбище, слушали рассказы ветерана. На меня всё это произвело очень сильное впечатление. Я каждый вечер плакала в подушку — я так не хотела уезжать из России!

Мое представление о Православной Церкви было на тот момент таким, какой она преподносится на Западе: храм в золоте, священники в богатых одеяниях, церковь обкрадывает народ. Абсолютно искаженная картина. Для меня Православие было чужим.

После возвращения в Германию я стала активно общаться с русскими ребятами в социальных сетях. Так усовершенствовалась моя русская речь. Я стала мыслить по-русски. В социальной сети я случайно нашла сына настоятеля храма в честь Святого Иоанна Кронштадтского города Гамбурга, которого знала раньше по русской школе «Азбука». Он меня познакомил через соцсеть со своим православным другом из Подмосковья. Мы написали друг другу пару писем, молодой человек мне очень понравился. Он немного рассказывал мне о православной вере. Из-за влюбленности я тоже решила принять Православие. Тогда я совсем не осознавала значимости этого поступка, но в то же время чувствовала сильную потребность в Боге, в Божией помощи. Понимала, что это шаг навстречу новой жизни.

В 16 лет я приняла Крещение. С тем молодым человеком мы перестали общаться и даже ни разу не увиделись, но я думаю, что всё в этом было очень промыслительно.

Каждое воскресенье я стала ездить в храм. Поначалу было трудно. Мне не хотелось принимать то, что батюшка говорил на исповеди. Я постоянно осуждала всех вокруг, не могла сохранить спокойствие в душе. 

Одни добрые люди увидели, что я пришла в храм без родителей, и решили мне подарить Закон Божий, молитвослов и икону. Постепенно я стала воцерковляться, узнавать новых православных людей. Они мне рассказывали про молитву, про Бога, про помощь святых.

До Крещения всё в моей жизни было хаотично. А после — стало выстраиваться в паутинку, где всё между собой связано. Я поняла, что в моей жизни всё происходит по Промыслу Божиему и всё, что Господь промышляет обо мне — во благо.

«Святая Елисавета тронула мое сердце»

Весной я впервые испытала пасхальную радость. Я стояла на ночной службе и чувствовала, что, наконец, моя душа нашла умиротворение, меня коснулась Божия благодать. Я искала радости от земной любви, а оказалось, что вся полнота радости и любви — в Боге. Я поняла, что ни на чем, кроме веры, жизнь строиться не может. Это самое главное основание жизни.

Как-то раз я смотрела документальные фильмы о святых и увидела фильм о Великой княгине Елисавете. Она меня впечатлила духом, подвигом, и я одолжила в церковной библиотеке ее биографию (Любовь Миллер). Когда читала ее, мыслями была привязана к святой Елисавете, обращалась к ней. Святая Елисавета тронула мое сердце.

После Крещения я стала интересоваться иконами, церковным искусством. Как-то чудным образом в социальной сети я вышла на одного человека. У него были фотографии мозаичных икон. Я таких потрясающих работ никогда не видела и написала ему, что они очень красивые. На тот момент я совсем не предполагала, что мы будем общаться. Но через два дня он мне ответил, что на моей странице очень русские стихи Гумилева. Так мы и стали общаться с Лешей — моим будущим мужем. Леша рассказал, что работает в мозаичной мастерской Свято-Елисаветинского монастыря. А я ведь как раз читала книгу о святой Елисавете…

До этого я просила у Бога встречи с родственной душой, я в этом очень нуждалась. Я просила и верила, желала, но не думала, что это случится так скоро.

Леша старше меня на 22 года. Такая разница в возрасте для меня была немыслима. Но я чувствовала между нами очень сильную душевную близость. У нас с Лёшей очень много общего: чувства, мысли, взгляды. В детстве, несмотря на то, что мы из совершенно разных поколений, родители нам дали одинаковые нравственные основы. Мы правда очень похожи друг на друга, люди, когда нас видят, говорят, что мы как брат с сестрой.

Мы постоянно переписывались, делились мыслями, рассуждали. Это нас духовно сблизило, и мы решили, что хотим обязательно встретиться. Но обстоятельства складывались так, что у Леши никак не получалось приехать ко мне в Германию. Когда у Леши был сложный период и ему нужна была моя поддержка, мне стало совсем невмоготу ждать, и я решила сама поехать к нему в Беларусь. Моя мама знала о Леше и поехала вместе со мной.

Мы очень волновались перед встречей, боялись, что не понравимся друг другу, хотя до этого виделись по скайпу. Леша нас встретил на автовокзале, в руках у него были цветы. Потом мы крепко держали друг друга за руку, и я понимала, что в Леше та душа, которую я полюбила. Лучше, когда любовь начинается с душевной близости, а остальное приложится.

Мы приехали в Свято-Елисаветинский монастырь. Все, кто первый раз приезжает сюда, говорят, что как будто попали в сказку. Я тоже так чувствовала. Мы с мамой побыли неделю на послушании — я помогала убирать комнаты в доме паломника, а мама в храме ухаживала за иконами. Леша познакомил нас со своей мамой, Надеждой Николаевной. Она является сестрой милосердия и трудится при монастыре уже больше 20 лет. Так наши семьи стали еще ближе. Леша свозил нас с мамой на Голубые озера, показал красоты Белой Руси. Я очень полюбила белорусскую природу — всё вокруг какое-то родное. А нам с Лешей стало ясно, что мы хотим стать мужем и женой.

В это время случилась еще одна большая радость. Еще в Гамбурге мама попросила меня купить ей крестик. А здесь, в монастыре, мама приняла Крещение в храме Царственных Страстотерпцев.

На время моих выпускных школьных экзаменов нам с Лешей пришлось расстаться, я уехала в Гамбург. После окончания школы я начала учиться на историко-музыковедческом факультете при Гамбургском университете. Мне было тяжело без Леши, хотелось быть рядышком с родной душой, и я решила, что через год уеду к нему. Свою жизнь в Германии я уже не представляла.

И летом прошлого года, 14 июня, нас с Лешей обвенчали в монастырском храме святого Иоанна Шанхайского. Нас венчали без присутствия моих родителей и братьев, было сложно собраться всем вместе. Позже я узнала, что 14 июня — день прославления святого Иоанна Кронштадтского, покровителя моего родного прихода в Гамбурге. А недавно мне открылся святой Гавриил Ургебадзе, я его очень полюбила и много ему молюсь. Как оказалось, его икона находилась во время Венчания за моей спиной. Столько чудес случается, а мы их сразу и не замечаем! Во всем есть величайший Промысл Божий.

 «Свято-Елисаветинский монастырь для нас — большая опора»

В Беларуси мне очень хорошо, спокойно на душе. У меня сердце болит за Беларусь как за родину, тяжело с ней расставаться даже на время. Недавно, возвращаясь из-за границы, я особенно остро почувствовала, как дорога мне эта земля. Конечно, большинству людей живется здесь небогато. Мы тоже так живем. Но я думаю, что счастье не в деньгах. Ведь что человеку по большому счету надо? Мир и любовь. Христос. Там, в Германии, люди это почти потеряли. 

Летом мои младшие братья были в лагере при монастыре, нашли друзей. Они уже два года назад приняли Крещение в нашем монастыре, встретились здесь с духом любви, и у них крепнет чувство веры.

В Германии молодые ребята нуждаются в любви Божией, без нее они несчастны. Но там столько подмен истинных ценностей, очень трудно среди них найти правду. А правда только у Бога. Поэтому мне лучше жить здесь. Ведь христианину нужно стремиться не к комфорту и достатку, но к спасению души. Я надеюсь, что со временем в Беларусь переедет вся моя семья.

Свято-Елисаветинский монастырь для нас — большая опора. Здесь стараются сохранить полноту православной веры, научить людей жертвовать собой ради Христа. Я за это очень благодарна духовнику обители отцу Андрею Лемешонку. Батюшка для нас с Лешей как родной, мы его очень любим.

В свободное время я учусь выкладывать мозаику в мозаичной мастерской монастыря. Мне по душе любое творчество, что творится во славу Божию. Сейчас учусь в Минском духовном училище на отделении катехизаторов. Хочется нести людям свет, рассказывать о Боге так, чтобы и они стремились к Нему.

Три года назад я и мечтать не могла, что буду жить в Беларуси, у меня будет муж — родственная душа, а в моей жизни будет столько радости. Это величайшая милость Божия. Но теперь я стараюсь не мечтать и жить сегодняшним днем. Можно, конечно, просить о чем-то Бога, например, мы с Лешей думаем об участочке где-нибудь в глухой деревне, где можно будет посадить свою картошку… но лучше благодарить Бога за то, что есть.

Слава Богу за всё!

Записала Ольга Демидюк

 

17.11.2020

Просмотров: 95
Рейтинг: 4.8
Голосов: 27
Оценка:
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать