X По авторам
По рубрике
По тегу
Везде

Встречи (часть 4)

Старец Николай

— Ну, а потом уже пошла череда встреч с людьми Церкви.

Давайте начнем со встречи с отцом Николаем Гурьяновым.

— Однажды — это было в феврале 1995 года — прихожу я к батюшке (отцу Андрею Лемешонку. — Прим. ред.) на исповедь, а он и говорит: «Слушай (как будто ему прямо сейчас пришла мысль), хочешь к старцу?» Я говорю: «Хочу, а кто это?» Понятия не имела, что это за старцы такие — ну, старый человек какой-то, наверное… «Не знаешь? Старец Николай. Как раз завтра едет машина, Лена Дихтиевская с мужем, Андрей Малаховский и Сережа Ковалев. И есть одно место в машине».

Ну, и поехали мы перечисленным составом. Это был конец февраля, была оттепель. Андрей и Сергей вели машину по очереди, мы ехали целый день, туда уже подъезжали ближе к ночи. И это был первый раз, когда я попала в ДТП. Был сильный гололед, и уже на подъезде к Толбе нашу машину закрутило вокруг своей оси. Мы с горки такой небольшой спускались. А до этого мы с Леной и Олегом пели разные акафисты, как раз в этот момент мы закончили акафист святителю Николаю — и тут все и произошло… Сергей поступил правильно — бросил руль и ничего не делал. Очень хорошо помню себя в машине. Я кричу: «Господи, помилуй, Господи, помилуй, Господи, помилуй!» Ленка кричит: «Святитель Николай, помогай!» Все вокруг крутится, ты в машине стационарно, а вокруг тебя через окна крутится мир…

Наверное, это очень страшно…

— Но у меня ни малейшего страха не было, понимаете? У меня никакого, даже малейшего, подозрения не было на смерть — что она может вот так произойти. Ну как, у меня же еще ничего не свершилось, я только жить начала! Нет, это невозможно... У меня ребенок больной, мы к старцу едем... Это невозможно! У меня вообще так жизнь складывалась, что сейчас смерть просто невозможна. Смерть, где твое жало, ад, где твоя победа?..

Мы потихоньку замедлили свое вращение и остановились ровненько у обочины. Сидим такие, безмолвно. И вдруг в окно стучат. Даже не обратили внимания, что там снаружи происходит. Оказывается, подошел водитель-дальнобойщик: «Ну вы как, нормально?» Мы говорим: «Ага...» Он говорит: «Это вас Бог спас. Я ехал за вами. Если бы кто-то навстречу ехал, я бы не успел затормозить...» А у него рефрижератор огромный. «Мне бы некуда было свернуть, и я бы вас просто смел, раздавил». И протягивает нам иконку Божией Матери… Ну, что тут еще скажешь? Ничего не скажешь…

Подъехали к озеру — темень. Не знаем, можно ли — уже пошла оттепель конкретная, а нам же по озеру на колесах переезжать, не на лодочке плыть. Месиво сплошное под ногами, все растаяло уже, но, тем не менее, смотрим — проехал грузовик оттуда, нам навстречу. Значит, ездят. Подъезжаем к самому озеру, а в свете фар — сплошные полыньи, видна колея от проехавшего грузовика, но она идет как бы сквозь лужи. Это так страшно, без веры это вообще было невозможно! Все равно, что «пойти по водам». Логикой понимаешь, что это подтаявшие места сверху, на льду, а выглядит это как проруби с водой. Вода наверху, вода… и нам нужно через нее ехать. Мы перекрестились, помолились святителю Николаю и поехали. Опять пели акафист.

Уж и не знаю, как, но с такой верой мы проехали это озеро по лужам! Сейчас у меня бы веры, наверное, не хватило… Бог дает все в свое время. Мне было удивительно, но и как-то уже привычно в той реальности, в которую я попала, придя в Церковь.

Ощущение, что все возможно, любое чудо?

— Именно! Отвлекусь, но на ту же тему. За год до этого, на Валааме, у меня был такой случай. Мы побыли на ночной службе до утра и шли на Никольский скит с одной девушкой из нашего тогдашнего хора Петро-Павловского собора: мы с хором ездили на Приозерское подворье петь патриаршую службу! Но сейчас не об этом.

Так вот, тогда она была Маша, студентка консерватории, а сейчас — монахиня Елена, главный регент Дивеевского монастыря. Представляете, какие люди вышли из нашего тогдашнего хора!.. Эта фотография хоть и плохого качества, но имеет археологическую ценность: 25 лет назад двое молодых людей, два будущих известных регента (Сергей Смольский — ныне регент минского храма св. Александра Невского) поют Трисвятое на катере «Святитель Николай», посреди Ладожского озера.

И вдруг нам навстречу бежит — помню, как в замедленной съемке — огромная собака, волосатая такая, шерсть развевается, слюни капают… Страх! Только мы и эта собака, и она несется на всех парах к нам. Я такая: «Маша, боюсь!» Она: «Ничего, мы сейчас ее перекрестим…» Перекрестила, и собака будто на стенку стеклянную наткнулась — встала как вкопанная, посмотрела так кротко на нее, развернулась и пошла. Представляете? Я такие моменты навсегда запоминала, они такие чудесные и правдивые…

Но вернемся на остров Залит…

— И вот мы пришли к отцу Николаю. Его уже тогда хорошенько «охраняли», но все-таки к нему еще допускали паломников. Это же зима, все в снегу. Хоть он и подтаявший, но все равно я помню очень большие сугробы. Мы пришли ночью, поскреблись в окошко. Батюшка сказал: «А, из Минска... Ну, утречком приходите».

Пришли утром. И я помню, с каждым из нас пятерых батюшка совершенно по-своему, по-особому разговаривал. Для меня это был сгусток света… я даже плохо помню само лицо. Просто в памяти ощущение осталось — очень светлое пятно. Он же седенький был, и лицо светлое…

С Леной он тогда поговорил очень подробно, она что-то спрашивала про своего сына. Потом Олег тоже поговорил про свое будущее.

А какой вопрос был у вас, если не секрет?

— У меня был вопрос про любовь и брак — как же теперь быть, мне всего 37 лет, что ж теперь — так и жить одной… ну, что-то в этом духе. Он слушал-слушал и вдруг говорит: «А хорошо бы он вернулся…» Ну, про мужа. Я говорю: «Батюшка, да ну, какое "вернулся", его же в церковь на аркане не затащишь».

Кажется, этот диалог есть в вашей книге?

— Да. Я говорю: «Батюшка, я же вам вообще не про то, вы мне скажите вот про это!» И рассказываю ему про какие-то свои переживания, надежды. А батюшка опять: «Да-да, да-да… хорошо бы вам повенчаться». Я опять за свое: «Батюшка, ну какое "венчаться", он никогда не согласится, у него же новая жизнь». — «Да… но детки должны быть от венчанного брака». И долго мы так с ним разговаривали, но вот эти три его фразы я дословно запомнила. Я тогда после этого не хотела отступиться от своего и уговаривала себя, что это батюшка просто так сказал. Как-то, наверное, чего-то недопонял… Я тогда еще не совсем понимала, что со святыми людьми такого не бывает, что они чего-то недопоняли. Но когда это все начало сбываться, до меня только тогда дошел смысл Промысла Божиего о моей жизни. В самом деле, предсказания святых выглядят нелепо поначалу — по человеческим меркам. И в них слабо верится, потому что между этим предсказанием и его осуществлением должен пройти ряд невероятных событий, которые все меняют. А тут получается пробел такой — батюшка уже об этом сказал, а эти невероятные события еще не произошли. Еще он не вернулся, еще он не сказал — «давай повенчаемся», а потом это все случилось через год, как ни странно. И мы повенчались и даже полгода прожили, но... Потом все равно он ушел, уже окончательно. Но зато «детки стали от венчанного брака». Я думаю, все для этого и нужно было. Потом я еще говорю: «Батюшка, я еще про деток хотела спросить...» Поскольку он так выражался — «детки», и я так же сказала. Тоже помню это дословно. Он говорит: «Не надо, все у тебя хорошо с детками». И перекрестил меня.

И все у меня действительно хорошо «с детками». Хотя тогда был еще разгар болезни Игната, еще ничего не ясно было.

Эта встреча многое дала мне в жизни, много лет держала меня. Даже не тем, что он сказал, а тем, какой он. И отец Андрей наш каждый раз, вспоминая о старце Николае, который фактически был его духовником, говорит, что ничего особенного он ему не говорил. «Я, — говорит, — очень скоро вообще перестал задавать вопросы, потому что понял, что если батюшка ответит так, как мне не нравится, я не понесу его ответ. Я просто приезжал побыть рядом со святым человеком».

Кстати, из тех нас пятерых никаких вопросов не задал Сережа Ковалев. Он был строителем храма из Крупцов. Это была тогда наша «крупецкая» команда. (Мы же тогда во главе с отцом Андреем пели на источнике молебны, потом вагончик там появился — пели там службы, потом уже маленький храм построили). И один Сережа ничего не сказал, просто благословился и все. Мы потом спрашиваем: «Сережа, а ты чего ездил?» — «А мне не о чем спрашивать, просто хотел побыть рядом со святым человеком».

А я все жду рассказа про нашего отца Андрея Малаховского…

— Это тоже отлично помню! Все из той поездки было таким духовным уроком для меня, что навсегда врезалось в память. А Андрюше Малаховскому… Простите, он тогда был Андрюшей для нас. Я не думаю, что это такая уж тайна. Поэтому рассказываю о нашем прекрасном и удивительном батюшке — отце Андрее Малаховском то, что было на моих глазах, что я слышала своими ушами. Старец говорит: «Ну, а ты что же с бородой?» А он был молодой, но с бородой. «Ты что, священник?» — спрашивает батюшка Николай. Он говорит: «Нет, что вы, куда мне, — я счетовод, казначей». А батюшка говорит: «Ой, смотри, казначей, как бы у тебя карман не прохудился!» И перекрестил его.

А Андрей… Ну какой он казначей! Он вообще пчеловодом был. Но кому-то же надо было быть казначеем… Ну, он и был, по послушанию. Естественно, какие-то моменты там были не учтены, какая-то каверза случилась у него. Короче, перестал он быть счетоводом, зато через три года он и стал священником — уже здесь, в новом монастыре. Но главное — старец Николай первое, что ему сказал: «Ты священник?» А он и не собирался быть никаким священником, он же очень смиренный, скромный человек.

Я помню, как он читал в нашем крупецком вагончике кафизмы на всенощной — зимой, при свечах, в валенках, холодно... Еле-еле что-то лепетал там по-церковнославянски, сбивался, про ударения уже молчу. И мне казалось: ну никогда ж не зачитает, вот мучение, ну что ж с ним делать?.. А потом стал батюшкой — и такая речь, такие собственные проповеди! А читает как бегло! Вообще без единой ошибки. Вот вам и сила Божия, которая в немощи совершается…

Вот такая была поездка. Обратно мы ехали — солнечный день, прямая снежная дорога. Без сучка, без задоринки доехали, благословленные батюшкой…

Беседовала Анастасия Марчук

Продолжение следует…

13.02.2020

Встречи (часть 1)>>

Встречи (часть 2)>>

Встречи (часть 3)>>

7 дней назад
Благодарю Вас, Матушка Иулиания, за Ваши дорогие сердцу воспоминания.
3 дня назад
На одном дыхании прочитала Ваши воспоминания и как-будто вместе с Вами побывала у старца. Спаси Господи !

Ирина Шпилевская

3 дня назад
Спаси Бог матушка Иулиания за Ваш рассказ о Божественном Промысле, который коснулся Вас и Ваших сподвижников! Слава Богу за все.

Написать комментарий...

Цитата
Выбрать текст по теме >> Выбрать видео по теме >>
Комментировать