X По авторам
По рубрике
По тегу
По дате
Везде

В воскресной школе — престольный праздник!

Воскресная школа Свято-Елисаветинского монастыря начала свою работу еще до строительства самой обители, в 1998 году. Тогда здесь был пустырь, а дети занимались в строительной избушке, подсобках и даже молились в лесу. Сейчас школа  это отдельное пятиэтажное здание, 200 учеников, 60 педагогов.

На третьем этаже школы, рядом с учебными классами — часовня. Ее двери всегда открыты. Под большой иконой Христа в центре на столике горит лампада, рядом Евангелие и крест. Мы заходим внутрь.

— Она, конечно, маленькая, наша часовенка. Вот икона наших покровителей — мучениц Веры, Надежды, Любви и матери их Софии, вот — Евфросинии Полоцкой. И Царские мученики здесь. Это такое место, куда могут зайти дети, учителя, чтобы побыть наедине с Богом, поговорить с Ним. Но для служения Божественной литургии она не подходит — очень маленькая. 20 лет назад местные жители были против строительства монастыря. Говорили, что будет много людей, машин. Поэтому возникла мысль организовать воскресную школу, чтобы вместе с детьми к Богу пришли родители. И у нас были такие примеры, когда дети говорили родителям, что идут гулять, а сами бежали в школу.

Первое время мы занимались в подсобных помещениях, в подвалах, в свободных кельях. Конечно, нам хотелось иметь свое место. Это сейчас здесь всё застроено, а раньше лес был. И мы по воскресеньям с детьми ходили в этот лесочек, вешали иконочку на дерево и молились, просили Бога, чтобы нам построили школу. Детские молитвы чистые. Господь их услышал, и нам быстро построили такую большую школу. Сразу появилось желание назвать ее в честь мучениц Веры, Надежды, Любви, в честь этих девочек. Это актуально, правда? Каждый учебный год мы начинаем с совместного урока с родителями и детьми: рассказываем о наших покровителях, о том, что они пострадали за Христа. В силу возраста детям эта история понятнее, ближе.

Мы выходим из часовни, в классах заканчиваются уроки. В коридор шумной гурьбой выбегают дети. Восемь лет назад здесь открылась средняя школа. Теперь в рабочие дни здесь общеобразовательная школа, в воскресенье — воскресная. На стенах в коридорах висят иконы и детские рисунки. Под смех и голоса детей мы продолжаем разговор.

— Как вы думаете, как у детей появляется желание посещать воскресную школу?

— Я по себе знаю — мне была очень интересна эта тема в детстве. Ребенок видит храм, крест, и у него включается любопытство. Вот я дружу с двумя местными девочками. Они такие сорванцы! Летом гуляли здесь, у них были распущенные волосы. Я у них спрашиваю: «Где ваши косички?» И стала заплетать им косички, принесла резиночки. У них даже крестиков не было. Мы им дали крестики, показали, как креститься. Они с радостью надели. Теперь утром и вечером они говорят: «Господи, помилуй». Надо сказать, в семьях сейчас есть проблемы, не хватает теплоты. И дети тянутся к нам. Думаю, что скоро эти девочки придут к нам в школу.

— Как организованы занятия в школе?

— С самого начала мы строили программу наших занятий, чтобы дети посещали Божественную литургию. Сейчас, конечно, идеальные условия. Но к ним нужно было прийти через тернии.

Мы находимся на периферии города, добираться сложно. Поэтому к нам приезжают уже на полдня. Первый урок — это детская литургия в храме Иоанна Шанхайского, в 9 часов. Дети сами читают записки, следят за подсвечниками, прислуживают в алтаре. Рядом с детьми очень благодатно, поэтому приходят и взрослые прихожане. Батюшка говорит небольшую проповедь для детей, и после Причастия они уходят.

Второй урок — трапеза. В это время мы читаем детям жития святых. Дальше — Закон Божий.

Один урок длится 45 минут. В классе 15 человек и два педагога. Мы детей жалеем, не мучаем долго. Начинаем с молитвы, дальше раскрытие новой темы — 15–20 минут, не больше. Потом уже у детей рассеивается внимание — физкультминутка — и закрепление материала. Тетрадей нет, дети у нас не пишут. У нас удивительные учителя, они разрабатывают специальные листы, очень интересные. Сверху рабочего листа напечатан крестик и подпись ниже: «Господи, благослови». Например, по теме «Храм» на листе будут детское стихотворение о храме, рисуночек, который можно закрасить, кроссворд, картинки, чем можно заниматься в храме: например, на одной ребята дерутся, на другой ставят свечу, крестятся, играют в футбол — и дети выбирают. Им интересно и при этом они закрепляют тему.

Четвертый урок — это занятия в творческой студии: рисование, иконопись, пение, настольный теннис, рукопашный бой, батлейка, занимательная математика. Сначала дети могут походить на разные занятия, попробовать и сделать выбор. У нас нет цели сделать из них мастеров, хотя мы не исключаем этого. Мы хотим, чтобы они еще хотя бы час побыли не с компьютером, а здесь, с нами.

В творческой студии нам не хватает специалистов. Нужен учитель по теннису. А так особых проблем сейчас уже нет, слава Богу.

— С какого возраста вы принимаете детей?

— Раньше мы принимали детей с семи лет. Но многие мамы хотят отдать своих детей к нам пораньше. Думают, что мы сделаем их святыми. Это ошибка. Важно, чтобы родители тоже жили с Богом. Поэтому пока дети занимаются, проходят занятия для родителей. Это беседа, встреча за чаепитием с приглашенными интересными людьми. Чтобы был какой-то единый дух у детей и родителей. Бывает, что детей приводят невоцерковленные родители. Это очень чувствуется, и такие дети отличаются. Но мы никак их не выделяем. Для всех всё общее. У нас очень хорошие педагоги, они очень стараются, с любовью ко всем относятся.

— Сколько лет дети учатся в воскресной школе?

— Изначально у нас они учились три года. Но уходить не хотели. Тогда мы сделали школу четырехлетней. В этом году будет уже пятилетнее образование.

Сейчас есть подготовительная группа для детей 5–6 лет. С ними занимается воспитатель детского сада, она может держать дисциплину в классе, дети ее слушаются.

Есть группа «Малыш», где дети с 2 до 5 лет занимаются вместе с родителями в спортзале. Там огромное помещение и очень интересные занятия. Все задействованы, всё активно.

Еще есть две молодежные группы: младшая подростковая и старшая подростковая. У нас много матушек, священников, которые прошли через эти группы. Но сейчас молодежная группа собирается трудно…

— Почему молодежь уходит из Церкви?

— Это неизбежный этап. Примерно до 11 лет детей в храм водят родители, они их слушают. А дальше начинается подростковый возраст, когда их психика еще не устоялась, гормональные перемены. Они уже хотят самоутвердиться, хотят самостоятельности — ходить в храм без родителей или вообще не ходить. И вот тут наступает момент проявления родительского воспитания. У тех родителей, которые держат руку на пульсе, которые немного поднажали на детей, дети остаются в храме. И потом те уже приводят своих детей. Но бывает, когда родители не хотят перегнуть с давлением, и ребенок совсем уходит. Понимаете, мы не конкуренты миру. Он яркий, блестящий, громкий, в нем всё красиво преподносится. Это детей увлекает.

— Как родителям найти золотую середину, чтобы не ломать ребенка и в то же время не отпускать совсем?

— Я думаю, тут поможет только любовь и молитва. Терпение. Деликатность. Можно попросить пойти в храм «ради мамы» — пойти на такую хитрость. Какая-то чуткость должна быть. Не нужно заставлять детей вместе с собой стоять на молитве. Но надо предлагать им молиться утром, вечером, перед уроками, пусть своими словами, — чтобы у них была постоянная связь с Богом.

— А все ваши учителя педагоги?

— Нет, для нас это не обязательно. Понимаете, бывает, что педагог зациклен на том, чтобы преподнести материал по программе, во что бы то ни стало ее выполнить. А если он не педагог по основной профессии, то тогда рассказывает урок по-домашнему, с примерами из жизни. Но в основном у нас все педагоги.

— Могут ли преподаватели повысить голос на детей?

— Я думаю, они не кричат на детей, они все такие добрые… Я была на уроке в первом классе. Там была такая благодать, что мне просто не хотелось уходить, — настолько интересно, тихо, спокойно. Если кто-то себя плохо вел, преподаватель подходила, клала ребенку руку на плечо и всё. Просто красота. У нас почти все такие учителя. А дети чувствуют их искренность, что они не лукавят, как говорят, так и живут.

— За счет чего преподаватель может удерживать дисциплину в классе?

— Если ребенок мешает вести урок, у нас есть три способа это исправить. Первый — приглашаем присутствовать на уроке одного из его родителей. У нас был такой случай, когда мама 4 года сидела на уроке с ребенком. Если это не помогает, ребенка приводят ко мне на разговор. Мы с ним договариваемся, например, что за каждое замечание он дома отжимается. Если и это не помогает, мы приглашаем на урок батюшку — духовника школы отца Родиона Альховика. Для детей он — авторитетное лицо.

— Вы чувствуете, что пользование интернетом и телефоном влияет на детей?

— Да, дети 20 лет назад и сейчас — это разные дети. Они более возбужденные и рассеянные. Им сложно сосредоточиться. Компьютеры, телефоны — дети перенасыщены техникой. Поэтому все телефоны перед занятием мы складываем в специальную корзиночку, а в конце урока отдаем.

— Чем еще живет школа?

— Еще у нас есть класс для жителей взрослого интерната. Наши учителя каждое воскресенье их забирают. Насельникам интерната очень важно выйти за свои стены. Они так ждут этого! Идут в школу крестным ходом. Это так трогательно, когда инвалиды идут с молитвой, крестятся, славят Бога, просто до слез…

Тут мы их делим на группы по способностям. Одни могут слушать Закон Божий, а другие — только линию нарисовать. К Рождеству и Пасхе они готовят утренники. Родители детей из воскресной школы проводят для них день именинника, покупают подарки, готовят концерт. Насельники интерната хоть и взрослые, но как дети. И у них такая любовь! Искренняя. Неподражаемая. Это состояние блаженства в них. В свое время отец Николай Гурьянов сказал, что благодаря этим больным людям мы и спасемся, и благословил нас ходить в интернат.

Обычно у нас учебный процесс заканчивается пасхальным утренником. После него мы с детьми выходим на природу — в конце улицы расположено водохранилище Цнянское. Мы берем ссобойки, разжигаем костер, жарим сардельки, играем в мяч, молодежь общается, кто-то в тенечке сидит. Такой урок у нас.

Затем выпускной у старшего класса. Они готовят концерт. А родители — сладкий стол. Дальше у нас поездка. Мы посещаем святыни и какие-то красивые места, чтобы дети просто могли побегать на природе. Мы уже объездили всё, что можно. Например, побывали в Копыльском районе на могилке новомученика Михаила Новицкого, в Несвижском замке. Еще каждый год мы совершаем пешие крестные ходы. Один — к святой Софии Слуцкой. Доезжаем до улицы Янки Купалы и по набережной с крестом и молитвой идем в кафедральный собор к нетленным мощам святой Софии. А второй — к святой Валентине Минской. И жителей интерната тоже туда везем автобусом. Там батюшка служит молебен, и дальше едем в зоопарк вместе с детьми. Так дети общаются с жителями интерната. Очень важно, чтобы они видели, что есть такие люди, что они требуют внимания.

Сейчас еще мы пробуем такую практику вводить: есть приюты временного содержания детей из неблагополучных семей. Они там шесть месяцев содержатся, пока решается их участь: вернуться в семью или в детдом. И вот мы хотим, чтобы родители детей из воскресной школы посещали эти приюты. Дети там невоцерковленные, а наши родители что-то им рассказывают о Боге, рисуют с ними, лепят, приносят продукты и вместе готовят. Детям интересно сделать что-то своими руками, а потом пить чай. Всё это, конечно, и больно, и трогательно. Дети ждут тепла, ласки, и наши мамы могут им это дать, хоть временно.

Вот и вся наша жизнь.

Снова перемена. Дети весело выходят из класса. Девочка в синем платье с белым воротником отстала от одноклассников и зашла в часовню. Наверное, ей захотелось что-то сказать Богу. А может, святым Вере, Надежде, Любови и матери их Софии.

Беседовала Ольга Демидюк

30.09.2020

Просмотров: 39
Рейтинг: 5
Голосов: 2
Оценка:
Комментировать